Жизнь

Девушка с шестом: стриптиз, пилон и женственность, которую нам навязали

1798 Ольга Бубич

Что такое «танцы на пилоне»: фитнесс, направленный на развитие силы и гибкости, без пяти минут олимпийский вид спорта – или завуалированный инструмент дискриминации женщин, направленный на укрепление стереотипа, что самое важное в женщине – быть привлекательным для мужского взгляда объектом?

«Танцы на пилоне» или «pole dance» за последние двадцать лет успели покорить не только просторы своей родины – Северной Америки, но и выйти далеко за ее пределы. Беларусь не отстает от модных тенденций. Только в Минске насчитывается более двадцати студий танца, предлагающих клиенткам от 16 лет занятия по «поул дэнс». А около месяца назад масштабные конкурсные шоу, демонстрирующие акробатику на вертикальном шесте, прошли на двух столичных площадках.

В сознании многих людей pole dance неизменно связан со стриптизом в стиле Деми Мур, хотя сами танцовщицы нередко отрицают его эротический подтекст, а в Европе, например, развернуто целое движение по признанию за «pole fitness» статуса олимпийского вида спорта.

Считается, что «поул дэнс» получил распространение в канадском Ванкувере в 1970-1980-е гг., развившись из экзотических танцев, где шест (пилон) выступал вертикальной опорой для выполнения различных поворотов и трюков. Последние лет десять, однако, из очевидного сексуально-ориентированного действа, выполняемого в стриптиз-клубах раздевающимися по мере исполнения танца девушками, акцент «поул» сместился на акробатику – и даже на его психотерапевтическую пользу. Например, при анализе рекламной информации на сайтах минских танцевальных студий, в описании «танцев на пилоне» можно часто встретить упоминание таких его преимуществ как развитие «женственности и грациозности», «выносливости, гибкости, координации, грации и ловкости».

«К тому же, это действительно очень увлекательно. Дайте себе возможность не бояться самой себя. Выразите себя через танец в компании таких же, как вы, девушек, стремящихся стать ярче, пластичнее, раскованнее. Разбудите в себе кошку!» – завлекает потенциальных участниц одна из минских школ, где «поул дэнс», тем не менее, еще не полностью «отделился» от более всеохватывающего курса по стриптизу. Заключительным аккордом эта же школа осторожно обещает «лучшим ученицам» «содействие в дальнейшем трудоустройстве в лучшие ночные клубы и стрип-клубы Минска».

Хм, мы точно говорим о перспективах олимпийского вида спорта?

«Журнал» постарался разобраться, как ситуация выглядит в глазах самих девушек, отважившихся записаться на занятия по «поул дэнс», увидев в нем не курсы будущих стриптизерш, а уроки женственности и красоты. Всем опрошенным девушкам – более 24 лет, почти все состоят в браке или в постоянных отношениях, и все без исключения, говоря о своем опыте работы на пилоне, отмечают положительные изменения в своем самоощущении.

О женственности, которую они обрели за время занятий на пилоне, говорят так: «Настоящие “спортсмены”, чистые “поулденсеры” женственны своей подтянутой фигурой, – отмечает Мария, танцовщица с пятилетним опытом общения с пилоном. – Пилон у нас почти всегда идет в связке с хореографией, артистизмом, и это, конечно, учит чувствовать свое тело, мимику, учит подавать себя. Для меня женственность больше проявляется в стрип-пластике, экзотике».

Евгения, другая участница школы танцев, выделяет свое понимание женственности: это походка («Смешно признаться, но как человек вечно куда-то спешащей мой способ передвижения сложно было назвать женственным: голова в пол, кеды, сутулая спина... А тут раз – и шпильки, осаночка, и мир видит мое лицо!»), новый стиль («Насмотришься на наших куколок и невольно станешь присматриваться к новому стилю в одежде. И когда выбираешь между толстовкой и кардиганом, рука сама тянется к кофточке, подчеркивающей талию»), раскованность и отличное настроение.

Как отдельный элемент женственности Евгения видит стремление расти, развиваться и открывать «новые таланты в себе». Выражается это в создании для танца на шесте собственного оригинального образа: «Чтобы подчеркнуть изюминку задумки, мы сами продумываем, в чем выступать, так что шкаф просто ломится от красивого белья и всяких “штучек», чулочек, подтяжечев, кружев, а также костюмов, которые я сама себе сшила».

Алиса, еще одна танцовщица на шесте, определяет женственность, которую развивают в ней занятия, как «уверенность в себе, как в женщине». По мнению девушки, именно эта особенность – цель «быть желанной как минимум для своего мужчины» – продолжает и сегодня оставаться тесной связкой между пилоном и стриптизом.

То есть девушки ищут и находят в занятиях этими танцевальными упражнениями ту женственность, которая проявляется в походке, раскованности, пластике, гибкости, уверенности в себе и понимается как способность казаться желанной мужчинами. Но почему женщина не может быть интересна себе и другим своими лидерскими качествами, своими мудрыми решениями, своим интеллектом? Зачем для того, чтобы стать уверенной в себе, ей нужен шест?

Гендерная исследовательница Татьяна Щурко комментирует это новое для Беларуси веяние так: «Появление танца на шесте было связано с активным развитием индустрии развлечений, которая эксплуатировала в первую очередь женскую сексуальность. Сам танец ориентирован на мужской взгляд, а наличие шеста отсылает к фаллической символике. Сейчас, с одной стороны, этот вид танца приобретает новые значения как вид спорта, акробатики, требующей немалых физических усилий, что якобы снимает проблематику сексуализации женского тела. С другой стороны, все еще остается открытым вопрос, насколько возможна такая перестановка акцентов в условиях, когда индустрия развлечений все еще выстраивается вокруг мужчины как субъекта, а женщины как объекта для его взгляда и удовольствия. Ведь танец на шесте остается преимущественно прерогативой женщин, будь то в индустрии развлечений или в профессиональном спорте. Да, он выходит за рамки клубного пространства, появляются множества его видов и соревнований, программ и шоу. И складывается впечатление, что это каким-то образом освобождает женскую сексуальность. Рынок, конечно, по максимуму использует это явление. При этом позиция женского тела и сексуальности остается той же – объективированной, отданной на откуп взгляду мужчины».

Поощрение образа уверенной в себе соблазнительницы в «кофточке, подчеркивающей талию» присущ далеко не только беларусским девушкам. Анализируя современную американскую культуру, колумнистка «The New Yorker» Ариэль Леви утверждает, что сексуальная одержимость в США не только объективирует женщину, но и поощряет в ней отношение к самой себе как к объекту, который нужно выгодно представить на рынке сексуальности. Сами женщины, по мнению исследовательницы, при этом пребывают в ложной уверенности, что следование такой культуре является способом расширения их прав и возможностей.

Леви видит истоки этой ситуации в противоречиях, выявившихся между движением за права женщин и сексуальной революцией. Сексуальная революция не только освободила женщин, дав им ряд прав, но и привела к новым формам скрытого угнетения – когда женщина, развивая в себе стереотипную модель сексуальности, уверена, что это наиболее действенный путь к успеху и самореализации, а не еще одна из навязанных ей ролей.

Пропаганда идеала женственности через образ девушки, борющейся за возможность попасть в реалити-шоу журнала Playboy, приоритет внешней броской сексуальности перед лидерскими или интеллектуальными качествами, вряд ли могут считаться примерами расширения прав женщин.

Тем более что последствия этого – совсем не «мелочи» вроде выбора «более женственного» гардероба, макияжа и маникюра, а серьезные общественные проблемы, вроде анорексии или моды на опасные пластические операции, в которые и выливается стремление к «идеалу женственности». Что уж говорить про стремление угождать мужчине во всем – ведь от «безобидного» желания стать для него идеальным сексуальным объектом один шаг до созависимых отношений и полного подчинения чужой воле.

Несомненно, прекрасно, что беларуски ищут себя – и получают новые возможности для самореализации. На уровне индивидуальных предпочтений у нас появилось больше выбора, а значит – и больше свободы. Выбор «разбудить в себе кошку» и «стать более желанной» с помощью танцев на пилоне – выбор самой женщины. Но пусть этот выбор будет осознанным и критичным. Может, стоит иногда задуматься – так ли вам нужен тот, кому вы не нужны без пилона или сексуальной кофточки?

 

Фото: Мария Беликова

 

Комментировать