Арт

Политика и музыка. Пять уроков «Евровидения-2016»

870 Вадим Можейко

Нельзя выдумать фейковую историю малоизвестному человеку и выиграть «Евровидение» – даже если у вас есть орден Франциска Скорины. Сегодня в Европе ценится совсем другое: искренние истории. Этот и другие уроки конкурса «Журнал» изучил после стокгольмского финала.

Урок первый. Неправильные акценты «Еврофеста»

Скандалы стали неотъемлемой частью беларусского отборочного тура на «Евровидение» после того, как президент открыл Ящик Пандоры, в ручном режиме объявив первую победу Алены Ланской сфальсифицированной. Схема оказалась банальной: продюсер Дмитрий Баранов просто поменял конверты с именами победителей. И никто ему не помешал, пока не вмешался лично президент. А когда через год Алена выиграла снова – уже никаких претензий к ней не было.

Естественно, всё это не добавило доверия к «Еврофесту». Впрочем, в этом году претензии музыкантов на накрученное голосование выглядели довольно смешно: продюсер Napoli Александр Слуцкий обвинял в этом IVAN’a на том основании, что группа Napoli и сама накручивала себе голоса, призывая друзей голосовать многократно.

Другие подозрения вызвало участие в «Еврофесте» Александра Иванова (IVAN), мало кому известного за пределами Гомеля и российских ТВ-шоу. Всё бы ничего, но его продюсером был Виктор Дробыш, недавно получивший из рук беларусского президента орден Франциска Скорины. Злые языки сразу заговорили, что вместе с орденом шло и место для подопечного Дробыша на «Евровидении».

Применялся на отборе административный ресурс или нет – неизвестно. Вполне возможно, что за IVAN’a честно проголосовали 23 тысячи беларусов, которые помнят своего кумира с телеканала «Россия». Или голоса были недорого куплены: по подсчетам Павла Белоуса, инициатора акции «Мы за беларускую мову на “Эўравізіі”», с учетом цены SMS и активности зрителей, победа на «Еврофесте» могла обойтись в 5000 долларов.

Как бы там ни было, национальный отбор получился смазанным. Чего здесь было меньше всего – так это собственно музыкального наполнения. В таких условиях неудивительно, что мы получили урок №2.

Урок второй. Искусственность, волки и орден Скорины не помогут

Искусственность – вот то слово, которое описывает всю историю участия IVAN’a в «Евровидении». Весь пиар артиста был крайне странным.

Например, якобы роман IVAN’a с Настасьей Самбурской, звездой российского сериала «Универ». Ее фанаты считали совместные фото в Инстаграме неискренними, постановочными, сделанными только ради раскрутки музыканта.

Еще хуже была история со сценографией номера: якобы IVAN выйдет на сцену голым и в сопровождении волков. Хотя любому, кто знаком с регламентов «Евровидения», ясно: ни обнаженных людей, ни животных там на сцене не будет. В итоге Виктор Дробыш признался, что всерьез такая идея даже не обсуждалась.

Гомельчане, активные в культурной жизни своего города, всё это воспринимали крайне скептически. По их словам, Александр Иванов – хороший парень и талантливый музыкант из столь же музыкальной семьи, но весь антураж IVAN’a не имеет к нему на самом деле никакого отношения.

В итоге в полуфинале мы увидели голограммы волков и голого исполнителя, а сам Александр Иванов рядышком исполнил свою песню и покинул конкурс. Это предсказывали и букмекеры, и даже его продюсер Виктор Дробыш: «если не проголосует за Сашу народ, значит так тому и быть».

Урок пост: нельзя выдумать фейковую историю малоизвестному человеку и выиграть таким образом «Евровидение» – даже если у вас есть орден Франциска Скорины. Сегодня в Европе ценится совсем другое: искренние истории.

Урок третий. Социалка против попсы

Одной из главных интриг конкурса в этом году был принципиальный вопрос о предпочтениях Европы. И речь даже не о политических воззрениях – что было неизбежно, когда фавориты Россия и Украина. Номера Джамалы и Сергея Лазарева была построены по принципиально разной схеме.

Российский участник представил композицию «You Are The Only One» – прекрасный образец лирической поп-музыки. Безукоризненный текст и исполнение сопровождались выполненной без ошибок профессиональной сценографией, что крайне важно на телевизионном конкурсе. Негативный контекст России тоже не должен был мешать Лазареву: напротив, он публично не поддерживал аннексию Крыма и высказывался в поддержку ЛГБТ.

В музыкальном и сценическом плане номер Джамалы был слабее. Но его идейное наполнение не просто было сильнее Лазарева или уж тем более IVAN’a – оно было выдающимся. При всех своих плюсах, песня Лазарева никак не связана ни с ним, ни с актуальной повесткой дня, и могла быть исполнена где угодно и кем угодно.

Джамала же написала песню по воспоминаниям своей прабабушки, про собственную боль и боль своего народа – депортацию крымских татар 1944 года: «Он приходят в твой дом, они убивают вас всех», «Я не могла провести свою молодость там, потому что вы забрали мой мир».

С одной стороны, всё это – чистая правда про события 70-летней давности, когда Сталин наводил порядок на возвращенных территориях и расправлялся с «народами-коллаборантами». Именно по этой причине Европейский вещательный союз допустил песню к участию в конкурсе (актуальный политической подтекст по правилам конкурса не допускается).

С другой стороны, очевидны аллюзии на нынешние аннексию Крыма и военные действия на востоке Украины. Надо быть комментатором российского ТВ, чтобы трактовать песню Джамалы как связанную с миграционным кризисом в Европе.

Таким образом, интригой конкурса были предпочтения европейских зрителей – что для них важнее: идеальный поп-номер без идейной составляющей или песня с мощнейшим социальным подтекстом. «Евровидение-2016» показало, что без ценностного акцента получить симпатии большинства европейцев не получится. Это не значит, что творческая составляющая выступления Джамалы или Сергея Лазарева была слабой, но дает важный урок артистам и продюсерам. И, конечно, соревнование Украины и России неизбежно подтолкнуло к некоторым общественно-политическим выводам.

Прибытие Джамалы в Киев после победы на Евровидении. Фото: Popenko, NTU

 

Урок четвертый. Раскол элит, а не обществ

Что Россия, что Украина в контексте «Евровидения» уже успели отличиться предсказуемыми нападками друг на друга.

Россия подчеркивает, что Джамала не стала лидером ни голосования жюри (там была сильнее Австралия), ни голосования зрителей (там победила Россия), а обошла их лишь по сумме баллов. Без ритуальных заклинаний про политизированную бездуховную Европу тоже не обошлось. Появилась и петиция с призывом пересмотреть итоги конкурса.

В то же время украинская сторона считает победу Джамалы однозначным международным осуждением аннексии Крыма и уже заранее заявляет, что только «правильные» российские участники смогут приехать на «Евровидение-2017» (по правилам конкурса, в следующем году он проводится в стране победителя).

Не было ничего удивительного и в оценках, которые объявляли на «Евровидении». Напомним, в этом году голосование разделили на две части: сперва объявили подробные оценки жюри каждой страны, а потом уже участникам добавляли обобщенные баллы голосования телезрителей. Эта схема стала самым серьезным изменением правил конкурса за 40 лет, и результат себя оправдал: подсчет голосов был очень зрелищным, до последней секунды было неизвестно, кто же победит.

Когда объявляли оцени жюри, то сюрпризов не было: Россия и Украина не поставили друг другу ни одного балла. Что полностью ожидаемо политически, но нелогично музыкально: в условиях, когда нельзя голосовать за себя, страны-фавориты должны бы выбрать друг друга. Но приятным удивлением было последующее раскрытие подробностей голосования телезрителей. В нем россияне отдали Джамале второе место, а украинцы Сергею Лазареву – первое.

Да, на уровне элит что в России, что в Украине можно фиксировать полный антагонизм, переходящий все границы логики. Россиянам бессмысленно махать кулаками после драки, собирая подписи под петицией – ау, голосование было 14 мая. Украинцам – учить россиян кого отправить на «Евровидение» через год: решение о недопуске того или иного артиста принимает организатор, Европейский вещательный союз, а не принимающая сторона.

Но при этом на уровне простых людей нет того антагонизма, который можно было бы ожидать. Оказалось, что россияне относительно Украины и украинцы относительно России могут руководствоваться здравым смыслом, а не накопившейся агрессией, приумноженной телепропагандой. Хорошо бы это вышло и за пределы «Евровидения».

Урок пятый. Победа – это еще не всё

Беларусь из года в год штурмует «Евровидение» со всей государственной страстью и пафосом. Откуда столько внимания? Есть основания полагать, что власти заинтересованы не победой как таковой, а правом проводить «Евровидение» в следующем году. Как этого хотел Азербайджан в 2011-м, который после обвиняли в подтасовках SMS-голосования, а The Economist прямо называл поведение «Евровидения» в Баку «дипломатической победой Ильхама Алиева».

Но одно дело – богатый Азербайджан во времена нефтяного бума, а другое – кризисная Беларусь. Нужна ли нам такая победа?

Украина уже выяснила, что рано радоваться и поучать россиян, надо еще подсчитать цену победы. С одной стороны, затраты на проведение «Евровидения» можно покрыть за счет спонсоров и продажи билетов, а инвестиции в будущем улучшат инфраструктуру города и привлекут туристов.

С другой стороны, это еще и огромные затраты на старте. Да, Швеция уже пообещала Украине всесторонне содействовать в организации конкурса. Но без бюджетных трат не обойдется, а они могут составить около 35 миллионов евро.

«Я призываю трезво оценить возможности и выгоды Евровидения и напоминаю, что проект должен быть финансово обоснованным, – заявил министр финансов Украины Александр Данилюк. – В конце концов, мир знает пять примеров передачи права на проведение конкурса».

Думаю, на «Евровидение-2017» Украина деньги все же найдет, но задуматься о цене победы не мешало бы и Беларуси. Может, оно и к лучшему, что ни IVAN, ни прошлые беларусские участники до сих пор там не победили?

Комментировать