Жизнь

Скарына для Дробыша. Привет от нашего столика

1238 Максим Жбанков

Любовь к искусству – вещь иррациональная и слабо объяснимая. Мы резонируем в такт внешним сигналам и зовем это событием. Следуем своим пристрастиям и считаем то, что в них ложится, откровением. Иначе говоря, раздаем овации и респекты провокаторам наших переживаний – по существу, отмечая высшими баллами не масштаб таланта, а эффект от нашей встречи с ним. Любая премия – автопортрет награждающего.

Что зацепило в президентском награждении орденом Франциска Скорины российского поп-гуру Виктора Дробыша, вменяемой публике известного лишь по хулиганской припевке Ильи Лагутенко и трэш-шапито «Кач» «Витя Дробыш, соси у#быш!»? То же, что и в прочих «гостевых» награждениях: очевидная несоразмерность награды «за национально-государственное возрождение» и персоны награжденного. Выбор с виду абсурден – но при этом вполне логичен.

Давно замечено, что вкусы нашей власти просты, как шоколадный заяц. Диапазон приемлемости тут крайне узок, а преференции достойны армейского политработника середины прошлого века. Из массовых действ – физкультурные шествия, парады невест и марш тракторов. Из литературы – «Война и мир» плюс полковник Чергинец. В кино – деревенские идиллии и вечная война. В музыке – дискотека «Славянского базара» да церковные песнопения.

Культура на госдотации не имеет внутренних ресурсов роста и воспроизводит устаревшие схемы смыслов, самосознание туземца с окраины советской империи. Что нужно туземцу? Стеклянные бусы от белого господина. И за это можно все отдать.

Два движущих рычага перманентной раздачи орденов Франциска Скорины российским попсовикам (от Баскова и Бабкиной до Киркорова и Дробыша) – комплекс личной культурной неполноценности и любовь к управляемой культурности.

С первым всё ясно: «Москва в голове» (по выражению Лявона Артуровича Вольского) – культурная травма постсоветского сознания и пожизненная прописка слабых духом. Ушибленные в малолетстве колониальной поп-культурой выросли и заняли руководящие позиции. «Совок» для них – остров детства, сентиментальное убежище от диких «националистов» и  порочного Запада. Их простые вкусы по-прежнему делаются в России: Пугачева-«Любэ»-Лепс-Михайлов-Пьеха… Далее по списку.

В такой системе координат нет и не может быть отдельного культурного проекта «Беларусь». Зато есть вечные капитаны сердец. Далекий и прекрасный Юра Антонов. Неземная Аллочка Борисовна. Московских окон негасимый свет.

Идолы – там. А к нам их надо завлекать – задабривать и ублажать. Что там у нас нежалкое завалялось? Орденок?

Характерная деталь: в момент награждения лидер нации представил питерца Дробыша как «правильного беларуса» – в укор «неправильной» Алексиевич. Которой, ясное дело, до орденов еще расти и расти.

Изнанка чиновных пристрастий – игры с электоратом. Визит главнокомандующего на гала-концерт росскийских затейников – еще и рекламный жест, публичная демонстрация «свойкости». Ему ведь честно кажется, что российское – лучшее, а Дробыш – всеобщий любимец.

Второй рычаг менее очевиден и оттого более занятен. Выбор в герои власти характеризует саму власть. Английская королева награждала «Битлз» орденами и титулами как национальное достояние. Швеция чествовала АBBA в качестве одной из крупнейших статей своего дохода. Президент Гавел привечал Фрэнка Заппу и Velvet Underground как провозвестников чешской «бархатной революции».

Кому раздают награды у нас? Не мятежникам-нонконформистам, не героям патриотичного национал-рока. Инвалидам державной эстрады и воротилам соседского шоу-биза. Московским скоморохам. Чужому поп-истеблишменту.

Российские скариновские орденоносцы – беспроблемные и конформные муз-дельцы пропутинского толка, успешно отстроившие свои маленькие империи со своими маленькими системами единоличной власти. Президентская вертикаль аукается с попсовой. Их сплотили не только общая воля к власти (и страх ее потерять), но и общая способность регулярно озвучивать пространство с нулевой информативной насыщенностью: авторитарные политики и капитаны музыкальных «фабрик» одинаково ловко загружают публику вербальным шлаком.

Поэтому орден Скарины для поп-фабриканта Виктора Дробыша – не банальное рандеву в стиле «поэт и царь», а практически встреча двух ветвей (желаемой начальством) власти. Демонстрация взаимных симпатий и общих преференций. Саммит колониальной администрации и манипуляторов электоратом.

Такая вот культурная политика: лицедеи метят лицедеев. А потому нет никакого смысла возмущенно перечислять достойных ордена беларусов (включая нобелистку Алексиевич) и сомнительных награжденцев («а им-то за что?»). Система работает как может: в меру своих сил и разумения. И маркирует не лучших, а нужных. Не важных, а понятных. Не ярких, а удобных. Гарантов долгосрочного комфорта.

Виктор Дробыш просто не мог не получить орден. Как Александр Лукашенко просто не мог не выиграть выборы.

Комментировать