Арт

Дмитрий Безкоровайный: «В нынешнем виде Experty.by обижают всех»

637 Максим Жбанков

Недавним прощальным концертом арт-рок-бригады Tonqixod закончился не только очередной сезон. Вдогонку пришла весть об остановке главного генератора музыкальных мнений и репутаций – сетевого ресурса Experty.by. Беларусская зона критического мышления нежданно понесла непоправимую утрату. Кто виноват, как с этим быть и есть ли жизнь после «экспертов» – «Журнал» выяснял с основателем сайта и премии Experty.by Дмитрием Безкоровайным.

Experty.by существовали десять лет. Сейчас официально объявлено о заморозке проекта. Есть, как минимум, три простых объяснения: нет денег, надоело, неэффективно. Что выбираем?

– Ни один из этих вариантов. За десять лет на личных ресурсах, на здоровом альтруизме мы сделали много. Сперва были просто дипломы, потом появились призы, концерты с рекламой, стали вывозить артистов на зарубежные шоукейсы. По итогу я абсолютно позитивен, у нас многое получилось. Просто я не вижу возможности в прежнем формате сделать что-то большее, что-то серьезное – ради чего стоило бы сражаться дальше. Есть смысл взять паузу. И либо вернуться в ином качестве, решив какие-то организационные, идеологические вопросы, либо закрыться окончательно, оставив всем в подарок десять прекрасных лет музыкального архива.

– Вспоминается анекдот о собачке, которую жалели – и поэтому обрубали ей хвост по частям. Я тут вижу абсолютный синхрон с судьбой «экспертов».

– Ну, пятьдесят на пятьдесят…

– Полхвоста уже отхватили, а с остальным еще можно работать?

– Нет, я насчет закрытия – временно или насовсем. Сам пока не знаю. Просто за это время количество всей этой работы, которую я делаю параллельно с основной, настолько выросло, что я теперь не могу как-то на ходу реорганизовать проект. Пытался, но получались просто косметические правки: «Вот этот сезон закончим, а там придумаем, как сделать лучше!» Но в марте награды, в апреле запуск нового цикла – куда тут переформатироваться?

– Говорят, если за десять лет проект качественно не вырос, его надо закрывать. И если это так и «эксперты» зависли – о каких их достижениях можно говорить? Что за десять лет можно положить на стол и сказать: «Вот, мы это сделали»?

– Немассовые, но записывающие интересные альбомы артисты – Пукст, Port Mone, Tonqixod – получали с подачи наших экспертов (включая народное жюри) дополнительное внимание публики и новые возможности, играли самые большие сольные концерты в карьере. Мы помогали показать, что они здесь важны и нужны. Есть еще тема шоукейсов, которую мы сюда фактически импортировали. Стали активно показывать беларусских артистов европейской аудитории, давать возможность Европе выбирать из достаточно широкого пула то, что интересно ей. А не нам тут.

– Ладно. Альтернатива получила шанс. Европа стала ближе. Что еще?

– Большая база альбомов беларусской музыки, аналогов которой, скорее всего, нет.

– Хорошо, плюс база альбомов. И что, их стали больше покупать? Есть данные?

– Ни у кого их нет. Но я вижу, что еще лет пять назад широко считалось, что вся беларусская музыка – шлак (кроме «Ляписов», Вольского или, к примеру, Shuma) то теперь рядовая публика может легко назвать с пяток артистов. Возможно, это и наш вклад в формирование национальной идентичности. И еще: на сегодня мы – самая долгоиграющая музыкальная премия страны.

Читайте также:

Дмитрий Безкоровайный: «Будущее беларусской музыки – везде. И на родине, и за ее пределами»

– Я бы сказал и о том, что вокруг ресурса собралась очень интересная банда музыкальных критиков. Тех самых экспертов. То, что вы столько лет держали высокий уровень заинтересованного обсуждения нашей музыки было очень важным. Вы отдаете себе отчет, что с исчезновением Experty.by все эти райтеры с привычкой к музыкальной аналитике остались бесхозными и просто брошенными? А вместе с тем – и та думающая публика, которой была важна аргументированная оценка музпроцесса?

– Ну, весь мир ушел практически от нее! Это сейчас такое общее место: рецензии никому не нужны. Потребитель сейчас сам себе главный критик и советчик.

– Речь сейчас не о глобальных трендах, а о нашей локальной ситуации. Мы традиционно опаздываем – с точки зрения стилистики, музыкальной моды. Мы опоздали, в каком-то смысле, с появлением вот этого пула музыкальных журналистов…

– Да, мы делали то, что везде закончилось где-то в конце 1990-х…

– Вот именно! На нашем культурном календаре – в лучшем случае, начало 2000-х. Время экспертов. А вы раз – и вырубили праздник. Я могу обвинить вас в культурной диверсии. В убийстве беларусской музыкальной журналистики.

– Я считаю, что никого не убивал! Рецензий в привычном формате больше нигде, кроме нас, уже не осталось. Я в апреле был в Украине на дискуссионной панели по музыкальной журналистике. Там сидели представители крупных сайтов – все четверо у нас побывали в зарубежных экспертах. Я спросил: «Ребята, я понимаю, что рецензии умирают, но вам не кажется смешным, что в Беларусь приезжает ваша раскрученная группа – и я не могу найти в сети ни одной нормальной рецензии, чтобы взять цитату для пресс-релиза?» И они мне минут десять валили в ответ: «Да это никому не нужно! Это никто не читает!» А потом мне один из них написал мне в Facebook: «Знаешь, рецензии все же нужны. Чтобы откровенное безобразие получало адекватную оценку». Но, на мой взгляд, запроса такого у общества на сегодня нет.

– Откуда вы знаете?

– Да я вижу по количеству просмотров!

– Читателей стало меньше?

– Примерно столько же. Это такая нишевая история. Правильнее было бы спросить, для кого мы все это делали. Как я сейчас понимаю, для профессионального музыкального сообщества. Нас читали музыканты, журналисты, рекламщики. Ну и какое-то количество хардкорных фанатов. Мы пытались быть такой плодородной средой, прослойкой, на которой может что-то вырасти.

–  И тут явно напрашивается «но…»

– Но десяти лет хватило, чтобы понять: такое расширение проблематично. Когда ты делаешь какую-то аналитику, люди даже из культурного поля начинают бросаться какашками.

– Больше нас не стало, территория сильно не изменилась

– А, значит, нужно менять какие-то параметры эффективности. Experty.by первоначально затевались, как ни наивно это прозвучит, в поисках какого-то консенсуса. А консенсус никому не нужен. Меня, как человека, к которому стекаются все отзывы на все рецензии и всех критиков, к которому в течение получаса после вручения наград подходят номинанты и объясняют, почему все говно и наградили не тех, это озадачивает и печалит.

– За десять лет ничего не изменилось?

– Изменилось, но не настолько, как хотелось бы. И я немножко устал от этого. В нынешнем виде – как я шучу – проект Experty.by обижает всех. За прошлый год мы отслушали 240 альбомов. Те, кого мы не отобрали на рецензию, обиделись, что их не отобрали. Те, кого рецензировали, обиделись, что какие-то рецензии не такие, как им хотелось. Из них процентов восемьдесят обиделись, что они не номинированы. Номинанты обиделись, что не победили. А победители обиделись, что не на первом месте. Мы делали проект прежде всего для продвижения музыки, но сам его формат раздражал музыкантов и их поклонников.

– Вы сами как-то написали критичный отзыв на концерт «Би-2». Отгребли по полной от фанатов. Тогда было не страшно быть неудобным. А сейчас наличие каких-то обидок – проблема. Может, дело не в тех, кто говорит, а в том, кто и как читает и слушает?

– Одно дело писать критический отзыв на слабый концерт группы на взлете, другое – годами писать про малоизвестные беларусские группы, которые ты сам вытягиваешь, а они такие: «Да не нужно нам это! Отстаньте, умники!» Через год-два, правда, часть их них пишет или говорит: «Ой да, вы были правы». Важно понять главную цель проекта.

– Без проблем! Процитирую вас же: «зафиксировать выпускающиеся альбомы в рамках беларусской поп-, рок-, фолк-музыки и альтернативы, а также дать им описание, оценку с разных точек зрения». Значит ли закрытие проекта, что эти цели уже не актуальны?

– Мне было важно создать PR-инструмент для беларусских артистов, завязанный не на мой личный вкус. Вертикальный лифт музыкальной индустрии. Но в его прежней форме мы все больше будем сужать круг аудитории и способность к публичному резонансу. Серьезным, даже беларусско-ориентированным, компаниям интересней вложиться в кавер-ролик с каким-то блогером, чем поддержать альбом молодого артиста. Тем более, выбранного какими-то журналистами-экспертами. Всё заточено на лайки. И я не вижу большого интереса за пределами специализированной тусовки.

– Мне кажется, что сегодня и для вас как промоутера, продюсера и культурного активиста гораздо важнее вывезти крепкий беларусский пакет на очередной шоукейс, чем пытаться выбить очередные итоги года из Максима Жбанкова.

– Скажем проще: мне интересней продвигать беларусскую музыку, чем заниматься ее оценкой и классификацией. Важно не насколько объективно мы ее препарируем, а насколько интересно мы это сумеем подать/продать новой аудитории. Способной сказать «вау!», запостить и написать.

– Речь о подмене аналитики агрессивным продвижением?

– По сути – да. Промо-проекты сейчас важнее разбора полетов. И да, это лишает шансов музыкантов, делающих, на мой взгляд, вещи большего культурного веса, чем то, о чем все говорят и без нас. Можно жалеть о том, что людям больше не важно, насколько четко выстроена аналитическая аргументация и насколько прозрачны правила оценки. Но пусть лучше сработает один более понятный проект. И неважно, кому повезет.

Читайте дальше:

Сергей Пукст: «Публика уходит к прямо говорящим мудакам»

Илья Черепко-Самохвалов: «В Беларуси нет шоу-бизнеса – есть только братство и кумовство»

Руся: «Я не знаю, какое будущее у беларусской музыки. Я не понимаю уже, какое будущее у всей страны»

Комментировать