Деньги

Как провести пенсионную реформу не «от балды»

1217 Вадим Можейко

Власти Беларуси собираются повысить пенсионный возраст. Этот шаг уже неизбежен – но сам по себе не решает проблему нехватки средств на выплату пенсий. «Журнал» выяснял, как должна выглядеть реальная пенсионная реформа.

Просто очень деньги нужны

«Никакой фобии реформаторства тут быть не должно», – заявил Александр Лукашенко 25 марта на совещании по вопросам развития пенсионной системы. С чего это вдруг беларусский лидер проникся несвойственным ему реформаторским зудом?

Просто в пенсионной части фонда социальной защиты населения (ФСЗН) начали заканчиваться деньги. Если мыслить сугубо категориями кратко- и среднесрочной перспективы (как будто беларусская власть умеет как-то иначе?), то до сих пор проблему пенсионной реформы можно было откладывать в долгий ящик, ведь денег на выплату пенсий хватало.

До 2016 года бюджет Фонда был профицитным, и даже дотировал беларусскую экономику. Об этом Жанна Тарасевич, член правления ФСЗН и директор Союза предпринимателей им. Кунявского, заявила на недавнем круглом столе «Либерального клуба». По ее информации, у ФСЗН даже оставались средства на непрофильные расходы – например, на содержание детских учреждений федерации профсоюзов (до 1% от затрат Фонда).

Это подтвердил и Александр Лукашенко. 18 марта, посещая фабрику «Коммунарка», он заявил, что государство вынуждено направлять на выплату пенсий средства из бюджета в связи с дефицитом ФСЗН: «В пенсионном фонде денег не увеличивается. Вот в этом месяце я вынужден в пенсионный фонд направить из бюджета триллион рублей. Так продолжаться не может. Я не реализовываю некоторые программы, вот как у вас по модернизации и прочее, а беру деньги и отдаю пенсионерам».

Демография не по Бисмарку

Фактически речь идет о системном кризисе старой пенсионной системы, которая нежизнеспособна в нынешних демографических условиях.

Об этом на круглом столе вспомнил эксперт «Либерального клуба» Антон Болточко: когда Отто фон Бисмарк вводил впервые систему пенсионного страхования с уровнем пенсионного возраста 60 лет, на каждого пенсионера приходилось по 40 работающих. Теперь же в Беларуси этот показатель – 7 работающих к 5 пенсионерам, а к 2030 году соотношение будет 5 к 4.

Валерий Бороденя, кандидат экономических наук, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси тоже обратился к опыту Бисмарка, когда предложил выравнивать пенсионный возраст для мужчин и женщин: мол, во времена Бисмарка пять лет были стандартной разницей в возрасте мужа и жены, и такая система обеспечивала их совместный выход на пенсию. Сегодня же это различие нивелировалось, так что и возраст надо выравнивать.

Если не через задний проход, то как?

«Нам всем сделали вброс по поводу повышения возраста – а это значит зайти в пенсионную реформу через задний проход!», – решительно заявляет председатель Клуба финансовых директоров Андрей Карпунин.

По его мнению, справляться с дисбалансами существующей в Беларуси пенсионной системы можно и нужно совершенно другими способами. Например – более эффективным администрированием пенсионной системы. Андрей Карпунин ранее предлагал передать сбор взносов в ФСЗН налоговикам, чтобы как минимум освободить государственную недвижимость и сэкономить на зарплатах ненужного персонала – но его предложения были отклонены.

Другие идеи от Карпунина – вовлекать государственное имущество (например, сверхдоходный «Белгосстрах») в пополнение доходов Фонда, а также разбивать взносы в ФСЗН между работником и работодателем. Ведь в нынешних условиях «ставка взносов в ФСЗН убивает конкурентоспособность беларусской продукции и толкает малый и средней бизнес в тень».

По полгода в год, но в итоге все равно дефицитный ФСЗН

После совещания у президента министр труда и соцзащиты Марианна Щеткина подтвердила схему пенсионной реформы: «шаг по полгода с 1 января 2017 года». Есть несколько вариантов – поднять пенсионный возраст на три года за шесть лет либо на пять лет за десять.

Это вполне в духе реформ по-беларусски: медленно, не меняя существующей системы и не решая коренным образом проблему.

Впрочем, поднятие пенсионного возраста хоть и не решит проблемы само по себе, но все равно необходимо. Вот график Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC). На нем население Беларуси представлено в виде дерева, у которого основание – молодежь – узкое, а больше всего как раз тех, кто в ближайшее время будет выходить на пенсию. А раз денег на их пенсии нет, то их выход на «заслуженный отдых» надо отсрочить.

Ведущий исследователь BEROC Екатерина Борнукова считает, что нет никакого смысла в разном пенсионном возрасте для мужчин и женщин. Она предлагает два варианта его повышения: поднять до 60 лет у женщин либо поднять у всех до 65. При этом, по расчетам BEROC, все эти варианты в конечном счете приводят к тому, что бюджет пенсионного фонда будет дефицитным. Однако при варианте «65/65» к 2035 году он на короткий период станет профицитным, что позволит проводить реформы.

Какими они все-таки должны быть?

Накопительная система неизбежна

Как водится, реформ предлагают много и на любой вкус. Но самые реальные из них сводятся к необходимости введения накопительной пенсионной системы.

Екатерина Борнукова считает ее введение неизбежным, хоть она и не подходит для решения проблем в среднесрочной перспективе (ведь эффект будет лишь через десятилетия).

Владимир Поплыко, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической политики БГЭУ, предлагает переходить от распределительного к накопительному механизму пенсионного обеспечения постепенно, не менять возраст выхода на пенсию и формировать смешанную систему: нынешняя государственная пенсионная система, плюс накопительные отчисления из фондов оплаты труда, плюс добровольные пенсионные накопления, производимые гражданами и организациями в частном порядке.

Такой подход разделит беларусов на тех, кто старше 30 лет (для них будет действовать система пенсионного страхования), и на более молодых – им нужно будет копить на пенсию в рамках подсистемы индивидуальной капитализации.

Как и Андрей Карпунин, Владимир Поплыко предлагает откусить пенсионной системой оставшийся еще кусок сладкого государственного пирога: создать Государственный гарантийный пенсионный фонд из 10% акций «Беларуськалия».

Риск умереть от голода или новый двигатель финансовой системы Беларуси?

Поддержал идею развития накопительной пенсионной системы на круглом столе и депутат Валерий Бороденя – как необходимую на будущее. Но с сохранением и нынешней распределительной – как гаранта, что люди в старости не будут умирать от голода.

В этом же духе высказался на совещании 25 марта и Александр Лукашенко: «Должна быть солидарная, распределительная система пенсий, как это у нас сейчас существует, и на добровольной основе накопительная система. Мы таким образом потихоньку, если будет складываться ситуация, можем прийти к накопительной пенсии, так, как это принято в развитых западных государствах, или отказаться от нее, если нам это не подойдет».

Впрочем, есть и более оптимистичный взгляд на накопительную пенсионную систему. По мнению Андрея Карпунина, инвестиции накопительных пенсионных фондов «будут как бульдозер толкать перед собой всю беларусскую финансовую систему, как это и происходит во всем мире».

Но чтобы этот бульдозер завелся и реформа пенсионной системы оказалась успешной, мало просто повысить пенсионный возраст или даже ввести для будущих поколений накопительную систему. Екатерина Борнукова подчеркивает, что все процессы в экономике связаны, и заявленные реформы будут работать лишь при макроэкономической стабилизации, а не с нынешней инфляцией.

Однако про макроэкономическую стабилизацию и масштабную приватизацию власти страны и не заикаются. Похоже, пока «прижало» еще не так, как с дефицитом пенсионного фонда. А как показывает опыт, с реформами беларусские власти любят вести себя как нерадивый студент – тянуть до последнего, а потом зубрить впопыхах в ночь перед экзаменом.

 

Иллюстрация: Jennifer Rash

Комментировать