Жизнь

Гормоны и «откаты». Как «черный рынок» препаратов наживается на здоровье транссексуалов

4775 Ольга Декснис

Это первая в Беларуси история «отката» транссексуала: девушка сменила пол, но затем поняла, что это ошибка – и теперь добивается того, чтобы снова стать женщиной, хотя бы по документам. Наша героиня утверждает: этого бы не произошло, если бы в Беларуси не были столь доступны гормональные препараты. «Журнал» выяснил, насколько легко в Минске купить ампулу с гормонами, и каково это – решиться на обратную смену пола.

В Беларуси существует немало онлайн-платформ, которые предлагают купить анаболики и стероиды для спортивной фармакологии. На них же можно найти и миксы гормонов для заместительной терапии во время «перехода» транссексуальных людей.

Согласно Международной классификации болезней, составляемой под эгидой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), транссексуализм считается психическим расстройством и находится в категории «Расстройства половой идентификации». Транссексуальных людей, которые считают, что в новом теле жить комфортней, это не останавливает. Хотя некоторые потом о своем решении сожалеют.

«Откат» транссексуала: первая беларусская история

31-летняя минчанка Ирина Бельцова (имя изменено по этическим соображениям) родилась в семье инженеров. Получила высшее биологическое образование, но по специальности не проработала и дня. В ее трудовой – записи рабочих специальностей.

В 2010-2011 годах она сделала операции по смене пола – удалила все женские органы, получила новое свидетельство о рождении, паспорт с мужским именем и военный билет. И позже поняла, что совершила самую большую ошибку в жизни. Сегодня девушка относит себя к жертвам черного рынка гормональных препаратов.

– С подросткового возраста мать воспитывала во мне отвращение к женскому полу, – вспоминает Ирина. – Постоянно говорила, что получать удовольствие от секса – плохо. От него одни проблемы: беременность и болезненное хирургическое вмешательство.

Так, по словам девушки, у нее была сформирована «неприязнь ко всему женскому», с которой она жила до 19 лет.

– В этом возрасте во мне что-то взорвалось, я начала искать пути решения проблемы и поддержку. Нашла ее в интернете у активистов транс-движения. Они объяснили: я не люблю себя с грудью именно потому, что я – транссексуал, а не потому что меня неправильно воспитывали, – говорит Ирина.

Активисты транс-движения посоветовали ей купить в интернете мужские гормоны, попробовать. Первые уколы девушка купила у однокурсника в университете – он занимался продажей спортивной фармакологии. Уже через месяц приема у девушки начал ломаться голос, в нем появились «мужские» нотки. Через полгода приема у Ирины начали расти волосы на лице, поменялось тело, огрубела кожа. А еще через год вырос кадык. В таком состоянии она пришла на прием к врачу, который поставил ей диагноз: «ядерный транссексуализм».

После обследования у сексолога и психолога Ирина прошла комиссию и получила разрешение на смену паспортного пола.

– В психиатрической клинике мне поставили диагноз: «личностная незрелость, социальная дезадаптация, сексуальная ориентация не определена; базовый пол по тестам – мужской», – вспоминает она. – Недавно я узнала, что он у многих не совпадает – и это совершенно не критерий транссексуальности.

Вся процедура в целом заняла долгих полтора года.

– Сначала поменяли все документы. Потом операция – в моем случае она проходила в два этапа: удаление груди, потом удаление матки и яичников. Мне очень жаль, что в то время никто из специалистов не предложил пересмотреть отношение к собственному телу, прекратить принимать гормоны и пройти курс психотерапии.

Страшная зависимость

Ирина уверяет, что на самом деле гормоны, которые корректируют пол, нельзя просто попробовать, а потом безболезненно бросить.

– Спустя три года после операции я бросила принимать гормоны, – рассказывает Ирина. – Зависеть от химии и быть человеком-переделкой – ненормально и неестественно. С каждый месяцем меняется твое сознание, ты даже начинаешь думать, как мужчина. Более того – у меня начались проблемы с почками, печенью, отечность в руках, тело стало полнеть, кровь стала густой. Однажды мое лицо на три недели стало желтым, это было страшное зрелище. И я решила – хватит! Речь шла уже не о самовыражении, а об элементарном здоровье и даже жизни как таковой, – говорит Ирина.

Ирина уверяет, что больше не хочет операций: организам сильно пострадал

 

– Вы не представляете, насколько было сложно признаться самой себе, что я совершила ошибку, и попытаться исправить ее. Главное было – победить внутренний конфликт. Когда всё стало на свои места, у меня наладились отношения с родителями. Во время смены, конечно, были скандалы. Брат даже кидался на меня с кулаками, – рассказывает собеседник «Журнала».

Еще в 2013 году она написала заявление в Минздрав с просьбой созвать комиссию, отменить свой диагноз и снова стать женщиной. Но все оказалось не так просто.

Письмо Ирины в Минздрав. Прошло более трех лет...

 

Беларусское законодательство просто не предусматривает такого транссексуального «отката»! То есть «двухходовки» «женщина стала мужчиной, а потом передумала и стала обратно женщиной» формально просто не может быть. То есть теперь Ирине – точнее, Денису (такое ее нынешнее имя), нужно писать новое заявление на смену пола и документов как… мужчине. И проходить все необходимые обследования и формальности.

– Мне предложили лечь в психиатрическую больницу. А позже попросили поменять паспорт, будто я к ним пришла мужчиной. Признать предыдущее решение комиссии недействительным они не могли – для этого просто нет законных оснований.

И ответ Минздрава

 

– В январе 2016 года я поменяла паспорт, сейчас у меня фамилия матери без родового окончания. Но там стоит мужское имя и женская фотография – полный дисбаланс! Я прошла все тесты, психологически я здорова. Документы на руках. Сейчас моя первейшая задача – получить обратно женский паспорт, найти хорошую работу и устроить личную жизнь. Мне всегда нравились мужчины. С девушками пробовала – не мое. И даже когда у меня было мужское имя, я встречалась с парнем. Если бы не операции, я бы, может, давно вышла замуж и родила детей, – говорит Ирина.

История Ирины – первый известный случай транссексуального «отката» в Беларуси. Случалось ли еще что-то подобное? Официальной информации на этот счет нам получить не удалось.

Члены комиссии, которая дают разрешение на смену пола, в беседе с автором этого расследования заявили, что подобных случаев в Беларуси нет. Впрочем, как мы поясняли выше, чисто формально для таких «откатов» в Беларуси просто нет законодательной основы. Но, как видим, на деле они происходят.

Да и опыт соседних стран говорит, что этот случай – не уникален.

Истории из Украины и России

Жительница Симферополя Наталья Ужакова знает, что такое жить в женском, мужском и снова женском теле. И считает, что транссексуализм лечится. Сегодня своей историей женщина помогает другим не повторить ее ошибок.

– Почти восемь лет своей жизни я была транссексуалом Димой, – рассказывает Наталья. – Эта проблема начала проявляться у меня лет с трех-четырех. Родители хотели мальчика и даже потакали мне в моем стремлении играть в сына. К подростковому возрасту я начала отвергать свою женскую природу. Пыталась бриться. У меня был достаточно выраженный мужской вид – но хватило мозгов не начать употреблять гормоны. Родителям сказала: не могу быть женщиной, либо операция по смене пола, либо я не буду жить.

От операции Наталью уберег… развал Советского Союза.

– В 19 лет, еще при СССР, мне поставили диагноз «транссексуализм» и дали разрешение на коррекцию пола. Но когда дошло до дела, Украина стала независимым государством – и по ее новым законам, такую операцию нельзя делать до 24 лет. Пока я ждала этого возраста, во мне прошли перемены. Похоронила мать (не выдержав психологического давления, та бросилась под поезд), прочувствовала на себе все тяготы жизни транссексуала: моя сестра стыдилась меня, женщины, с которыми я встречалась как мужчина, не были со мной полностью счастливы.

Наталья решила снова стать женщиной и примириться с этим. По ее словам, она – не единственный человек, который совершил такой «откат».

– Сегодня я помогаю таким людям не совершить аналогичную ошибку. Говорю с ними обо все проблемах, которые ждут их на пути. И проблемы эти – не только психологические. Например, на мужских гормонах транссексуалы живут максимум до 45 лет. Самая частая причина смерти – разрыв тромба. У меня друг из Феодосии из-за гормонов на инвалидности. И никто не отговаривает людей от этих решений, не показывает этих страшных примеров, не уговаривает остановиться. А в итоге транссексуалы живут, как диковинки, как изгои.

Врач-сексолог Волгоградской областной детской клинической психиатрической больницы Борис Мостовский рассказал «Журналу», что только в его личной практике было шесть случаев транссексуальных «откатов» – четыре, когда его пациенты справлялись с ними самостоятельно, еще двое – в результате лечения. И он также подчеркивает опасность применения гормональных препаратов:

– По уму и по закону, гормональная терапия полагается после установления точного диагноза, когда вероятность отката невелика. Но на практике гормоны начинают принимать до установления точного диагноза, а потом используют как средство убеждения, фактически давления на врачебную комиссию. Попробуй возразить человеку, у которого растет борода, который говорит басом и уверяет, что всегда считал себя мужчиной!

Гормоны оптом и в розницу в «интернет-аптеках»

Наша героиня Ирина уверена: не будь гормональные препараты столь доступны, не начались бы в ее организме такие перемены, она не решилась бы на операцию и не испытывала бы в жизни всех проблем, с которыми ей пришлось столкнуться.

Чтобы простому обывателю, подростку с несформированной психикой, человеку с социальной дезадаптацией приобрети нужное лекарство, достаточно в любом поисковике ввести название нужного препарата. Предложений на этом «рынке» немало: полно объявлений на популярных форумах, есть полноценные сайты, где товар можно купить за Webmoney с бесплатной доставкой по Минску.

Мы позвонили по номерам «интернет-аптек», чтобы сделать «контрольную закупку» одной ампулы сильнодействующих эфирных масел тестостерона – мужского гормона.

Продавцы на другом конце провода реагировали по-разному. Некоторые отказывались продавать одну ампулу – мол, это для них невыгодно, покупку можно совершить только на сумму от 20 долларов. Другие предлагали перезвонить в другой день. А один и вовсе посмеялся над нашей просьбой из-за столь малого заказа.

Но всего три минуты телефонного общения и полчаса езды – и у меня в руках «заветная» ампула с гормоном. Продавец не скрывает в интернете своего имени. У станции метро «Уручье» нас встречает молодой крепкий мужчина. Обмен денег на товар происходит в считанные секунды, после чего продавец сразу растворяется в толпе.

Через день мы с нашей героиней снова купили подпольное лекарство. Снова заплатили в долларах, но уже другому диллеру, который назначил встречу у одного из столичных университетов.

В общем, раздобыть гормональные препараты в Минске – дело нехитрое.

«Гормоны – это опасное оружие в руках необученного человека»

– Гормональные препараты – это биологически-активные вещества, которое при неправильном использовании могут нанести колоссальный ущерб здоровью человека, – комментирует доцент кафедры эндокринологии Белорусского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук Алла Шепелькевич. – По сути, это опасное оружие в руках человека, который не имеет специальных знаний и не понимает, что он делает. Любое лекарственное средство, которое не зарегистрировано в Беларуси, не может быть использовано для лечения с точки зрения законодательства. Ведь мы не знаем, к чему приведет его использование.

За незаконную предпринимательскую деятельность продавцам таких «интернет-аптек» может грозить уголовная ответственность.

– Есть Постановление Совета Министров Беларуси от 15 января 2009 года № 31, которым утверждены правила продажи товаров при осуществлении розничной торговли по образцам, – комментирует юрист, руководитель юридической компании «Элайнс Групп» Владимир Несмашный. – Пункт 6 этих правил запрещает продажу лекарственных средств, биологически активных добавок к пище, специализированной пищевой продукции для питания спортсменов, ветеринарных средств вне торговых объектов. Такая продажа может быть квалифицирована как незаконная предпринимательская деятельность со всеми вытекающими последствиями – вплоть до уголовной ответственности.

Если же такие продажи происходят систематически, такую деятельность необходимо пресекать, ведь речь идет не просто о здоровье, но порой и о жизни «пациентов». Если незаконная предпринимательская деятельность по продаже лекарств или биологически активных добавок повлекла причинение ущерба здоровью или жизни человека, то к статье о незаконной предпринимательской деятельности может прибавиться и соответствующая уголовная статья, связанная с причинением вреда жизни и здоровью.

«Вернуть документы будет непросто»

– Это колоссально сложное дело – вернуть документы, – комментирует юрисконсульт Екатерина Орловская. – Для начала нужно будет получить заключение независимого эксперта, психотерапевта или психиатра, которое даст заключение, противоположное решению комиссии, которая разрешила смену пола. И тогда уже в судебном порядке будет назначена судебная экспертиза. На основании которой станет понятно, кто прав – первоначальная комиссия или нынешняя.

Сегодня Ирина живет в столичной «однушке» со своими домашними питомцами и берется за любую, даже малооплачиваемую работу.

– Если я не смогу снова получить документы, очень надеюсь, что своей историей помогу другим не делать глупостей, а не помогать зарабатывать подпольным продавцам на таких, как мы, и позволять ломать свои судьбы, – говорит она.

 

Перепечатка материалов «Журнала» возможна только с разрешения редакции

Комментировать