Мнения

Владимир Мацкевич: «Стратегия “Мы один народ” сейчас актуальна как никогда»

Завершившиеся в Минске ледовые баталии чемпионата мира по хоккею вновь оживили дискуссию о патриотизме и национальной символике. Кого-то порадовали толпы хоккейных болельщиков с государственными флагами, скандировавшими «Беларусь! Беларусь!» – мол, лучше так, чем с российскими триколорами. А вот Сергей Наумчик назвал этих людей «поколением манкуртов», которые на самом деле поддерживают вхождение Беларуси в состав России. Может ли беларусский патриотизм быть «красно-зеленым»? Реагирует ли власть на события в Украине? И один ли мы народ? Об этом «Журнал» поговорил с методологом Владимиром Мацкевичем.

– Есть ли у «бело-красно-белых» беларусов монополия на патриотизм? И может ли патриотизм быть «красно-зеленым»?

– В Беларуси противостояние приверженцев разной символики – сугубо политическое. С 1995 года именно по символике прошел водораздел между оппозицией и сторонниками режима. При этом оппозиция привыкла считать, что сторонники режима – «несвядомыя», то есть национально не сознательные люди, которые якобы по неким корыстным, прагматическим причинам принимают сторону действующей власти. Но стоит признать, что часть людей из «провластного лагеря» присутствует там исключительно из-за нелюбви к оппозиции, а не из-за того, что являются ярыми сторонниками Лукашенко. При этом за последние 20 лет выросло целое поколение молодых людей, которые не очень-то в курсе разногласий между властью и оппозицией. И они формируют своей отношение к своей стране, ориентируясь на какие-то внешние проявления: спортивные успехи, уровень жизни (в сравнении с Украиной или Россией), какие-то визуальные изменения беларусских городов. Они могут и не являться фанатичными приверженцами режима, но у них присутствует своя любовь к своей стране, патриотизм. Пусть даже замешанный на «тутэйшае», местечковое сознание, а не на глубокое знание истории.

– То есть людям, по большому счету, все равно, какой у их страны флаг: какой есть – таким и машем.

– Совершенно верно. Это не глубокий патриотизм, не сознательный. Это, если хотите, патриотизм бытовой. Эти люди не интересуются политикой, они про оппозицию знать не знают, разве что отдаленно о ней что-то слышали. Для них существует цельная, единая Беларусь под красно-зеленым флагом, который для них натуральным образом Беларусь символизирует.

– Хоккейные фанаты во время чемпионата мира в Минске скандировали «Жыве Беларусь!» и «Верым, можам, пераможам!» – за подобные лозунги раньше можно было на Окрестина прокатиться.

– Да, но болельщики ведь их используют безо всякой идеологической нагрузки. На лозунг «Жыве Беларусь!» оппозиция ведь не имеет монополии или копирайта. «Верым, можам, пераможам!» – тоже просто красивый лозунг.

– Так его же использовали во время предвыборной кампании Милинкевича в 2006-м! Не кажется ли вам, что власть намеренно «отбирает» у оппозиции лозунги и вбрасывает их в народ уже как свои, «разрешенные» и провластные?

– А кто сегодня помнит про лозунги кампании Милинкевича? Я не верю, что у режима есть настолько талантливые пиарщики и идеологи, которые могут разработать какую-то коварную схему «перехвата лозунгов у оппозиции». Ну, не видел я таких тонких и хитроумных стратегов у действующей власти, чтобы предполагать, что они это делают намеренно. Подавляющее большинство идеологической работы властей, которую мы можем наблюдать в стране, делается примитивно и топорно.

– Так а что может быть более примитивным и топорным, чем стырить готовые лозунги? Просто события в Украине не могли остаться без внимания наших государственных идеологов. Они же видят, что происходит в Крыму или в Донецке. Должны же люди во власти понимать, что Россия – это угроза, и как-то реагировать. На фоне украинских событий логичным бы было их желание вкинуть в массы идеи вроде «Мы не Россия, мы другая нация и другая страна» – а тут и лозунги для этого готовые есть.

– То, что власти перепугались по поводу ситуации в Украине, очевидно. Но я не вижу с их стороны действий, последовательной реакции на этот «испуг».

– Георгиевские ленточки на 9 Мая запретили, к примеру.

– Скорее, не рекомендовали, а не запретили. Но насколько это последовательный шаг, а не просто какая-то ситуативная перестраховка? Насколько это является показателем продуманной политики? Ведь беларусский режим давно характеризует шараханье из стороны в сторону. Так что подобные шаги можно расценивать просто как небольшое колебание в пределах «генеральной линии».

– Наумчик считает, что беларусы с красно-зелеными флагами поддерживают Россию и проголосуют за вхождение Беларуси в ее состав, случись такой референдум. И на сторону России встанут, случись военная агрессия.

– Думаю, в случае возрастания напряженности или, не дай Бог, вооруженного конфликта такие люди найдутся. В этом отношении дела у нас, думаю, получше, чем в Донецкой или Луганской областях, но такие найдутся, это точно. Но их в Беларуси далеко не большинство. Их далеко не большинство даже в Донбассе. Но для дестабилизации ситуации хватит пару тысяч человек. Россия ведь действует тонко и последовательно. Поглядите, как она «работает» в Украине: присылают своих диверсантов, которые вербуют и вооружают уголовников и бомжей – и готово. В беларусских депрессивных регионах уголовников и бомжей тоже хватает. И если российские диверсанты начнут такую же работу где-нибудь в Ганцевичах или Орше, мы запросто получим свой Славянск. У беларусской оппозиции же сейчас уже нет ни «Края», ни «Белого легиона», ни других своих подготовленных боевых организаций – поэтому сопротивление некому будет организовать.

– Так выходит, что Лукашенко как авторитарный правитель, способный наводить порядок, является сегодня главным гарантом независимости Беларуси?

– Никаким гарантом он не является. У него нет идеологии, он будет поступать так, как ему выгодно. Большинство наших силовиков подбираются и воспитываются в духе преданности режиму Лукашенко, никакой национальной идеологии у них нет. Хотя, в отличие от украинских, наши силовики подчиняются центру, никто из них не является автономным «паханом» у себя в регионе. Но хватит ли в случае конфликта у них пороху, чтобы выступить против России – это вопрос.

Наумчик не прав в том, что жестко делит беларусов на приверженцев бело-красно-белого флага и сторонников красно-зеленого. Я уверен: и среди БРСМ-овцев найдутся приверженцы независимости Беларуси, готовые за нее сражаться – и среди оппозиции найдутся самые разные люди. Оппозиция ведь наша тоже совсем не однородна! Возьмите Партию зеленых – ее лидеры в публичных заявлениях фактически оправдывают российскую интервенцию против Украины! А они же оппозиция! А коммунисты из «Справедливого мира»? Они никогда не отказывались от красно-зеленых флагов, но при этом находятся в оппозиции.

– Так у нас получается уже не два политических лагеря, а как минимум четыре. Как же быть с вашей давнишней идеей «Мы один народ»?

– Украинские события сделали эту стратегию еще более актуальной. Очень важно понимать, насколько мы готовы действовать как один народ, особенно в экстренной ситуации. Мнения у нас разные, их много. Их и в Украине много, и даже в России, несмотря на всю бешеную поддержку Путина. Важно то, как мы сможем апеллировать к большинству. Если мы будет продолжать антагонизм, противопоставление «красно-зеленого» и «бело-красно-белого», оппозиция никогда не сможет обратиться к людям, которым дорога эта страна, но не принадлежащим к оппозиции. Врагов ведь никогда не слушают.

Идеология «Мы один народ» важна потому, что показывает: противостояние у нас политическое, а не национальное, этническое или языковое. Как только возникнет угроза независимости, мы собираемся и вместе защищаем страну. А наши политические разногласия мы будем решать сами. Нам не нужна помощь Путина для того, чтобы разрешать наши политические разногласия. Весь ужас ситуации в Украине – это коллаборационизм: люди, не согласные с установившемся в Киеве режимом, не решают это политическими средствами, а обращаются к чужой стране за помощью. И если беларусы с красно-зелеными флагами будут считать беларусов с бело-красно-белыми врагами, мы никогда не сможем найти общего языка. Мы не скрываем своих политических разногласий. Но нам нужно быть едиными для Беларуси, даже если мы по-разному смотрим и на прошлое, и на будущее.

– То есть сторонники бело-красно-белого флага должны быть готовыми идти и на хоккей, и на войну под красно-зеленым?

– Не знаю насчет хоккея… Самое главное – сторонники бело-красно-белого флага не должны смотреть на людей с красно-зеленым как на врагов. Они не враги. Они беларусы. Наши сограждане. Может, заблуждающиеся, чего-то не понимающие. Но мы все беларусы. И Беларусь у нас одна.

Комментировать