Политика

Наблюдение за выборами: сизифов труд или мелкие шаги к успеху?

230 Людмила Яненко

«Шоу наперсточников», которое беларусская власть уже почти двадцать лет выдает за выборы, возвращается. Уже общим местом стал тезис «в Беларуси выборов нет», избирателей все труднее зазвать на голосование, особенно на местных выборах, несмотря на буфеты с дешевой водкой и возможность на минуту почувствовать себя источником власти. Апатию демонстрируют даже сами кандидаты, подавляющее большинство из которых увидеть можно было разве что на редких официальных плакатах избирательных комиссий. При этом кампаний по наблюдению за выборами становится все больше.

Наблюдать за местными выборами, по подсчетам «Журнала», планируют представители как минимум четырех кампаний. Чем больше наблюдателей – тем лучше, уверен один из руководителей кампании «За справедливые выборы» Сергей Калякин (в ее рамках намерены работать представителя целого ряда политических структур – таких как ОГП, Партия «Справедливый мир», и другие).

По его словам, нужно чтобы на участки пришло не менее 20 тысяч наблюдателей. В этом случае члены комиссий понимали бы, что находятся под пристальным контролем граждан по всей стране, и вели бы себя по-другому.

– Если бы люди действительно хотели изменить свою жизнь, они сами должны были организоваться и идти наблюдать на свои избирательные участки, чтобы смотреть, как считают голоса, учитывается ли их голос, – говорит Калякин.

Но что значит этот голос, если все серьезные вопросы в стране решаются на самом верху? И какой смысл наблюдать, когда избиркомы год от года упорно «рисуют» нужные цифры?

Люди сами увидят, что их держат за дураков

О 20 тысячах наблюдателей и самоорганизации говорить пока не приходится. В этом году, по словам Сергея Калякина, удалось привлечь 400 новых активистов. Всего в день выборов в рамках кампании на тысячу участков выйдут около двух тысяч человек – капля в море.

Сопредседатель кампании «За справедливые выборы» не согласен с расхожим мнением, что местные депутаты в стране ничего не решают. В качестве примера он приводит уходящий созыв Мингорсовета, который принял решение выделить средства на строительство Дворца Независимости, ставшего еще одной президентской резиденцией. Вместо этого деньги могли пойти на строительство жилья для тысяч семей. И пока беларусы считают, что «назначат им депутата – ну и ладно», голосовать эти депутаты будут так, как скажут назначившие их люди.

– Если граждане не ходят на выборы, считая, что депутаты ничего не решают, значит, они этой власти не доверяют. Явка – показатель доверия избирателей. И наблюдатели как раз ответят на вопрос, сколько людей пришло голосовать, – говорит Калякин. – Можно будет сравнить явку, которую покажут власти, и реальную.

Кроме того, люди, увидевшие лично, что происходит на участках, и понявшие, что их «держат за дураков», возмущаются этому и начинают рассказывать правду о выборах знакомым и близким. В итоге 400 наблюдателей-новичков могут «заразить тем, что надо что-то делать в этой стране» уже 4000 человек.

Партийное наблюдение: в поддержку кандидатов

Для кампании «Право выбора» уровень политической кампании также не имеет значения. Но здесь речь идет уже о партийном наблюдении: планируется, что примерно 1200 наблюдателей охватят округа, где баллотируются кандидаты от организаций, участвующих в кампании (это «Говори правду!», Партия БНФ, Движение «За Свободу»).

Одна из главных целей – сбор информации и фиксация нарушений избирательного законодательства, сообщил «Журналу» представитель кампании «Право выбора» Денис Садовский.

По результатам наблюдения партии, которые участвуют в кампании, сформулируют единую позицию относительно признания или непризнания выборов, а также вместе заявят о найденных нарушениях и фальсификациях.

– Наблюдение важно, чтобы партии, участвующие в кампании, имели общий голос и могли вместе заявить о нарушениях и фальсификациях, а также о признании или непризнании выборов, – поясняет Садовский.

Чем больше разного наблюдения будет в Беларуси, тем лучше, считает он: «Тут нечего делить».

Наблюдение без политических пристрастий

Если представители кампании «Право выбора» будут наблюдать, чтобы поддержать своих кандидатов, то у кампании «Правозащитники за свободные выборы» цели другие – наблюдать за самим политическим процессом независимо от его уровня.

– Наша задача – оценить проведение выборов с точки зрения процедур и их соответствия стандартам свободных и демократических выборов, – рассказал представитель кампании Валентин Стефанович. – По результатам наблюдения мы сделаем ряд рекомендаций, которые необходимо внести в законодательство, чтобы усовершенствовать избирательный процесс.

По словам Стефановича, подобные рекомендации делают в том числе международные наблюдатели, в частности представители ОБСЕ. С ними правозащитники поддерживают тесные контакты и делятся мнением по тем или иным вопросам избирательных кампаний.

Независимые оценки выборов очень важны, подчеркивает правозащитник.

– Другой вопрос, что власти к этому не прислушиваются, но мы, наверное, не можем их заставить. Тем не менее, если эти рекомендации будут игнорировать и далее, процесс выборов будет проходить, как он проходит, а выборы не будут признаваться, – добавляет он.

На «Западном фронте» без перемен?

Действительно, кто бы ни наблюдал за выборами – команды кандидатов или общественные активисты – они регулярно сообщают о нарушениях или даже умышленных фальсификациях, а также предлагают массу поправок в избирательное законодательство. Но выглядит, что воз и ныне там. Удается ли наблюдателям что-то изменить?

Денис Садовский констатирует: в Беларуси отработана система, которая уже почти 20 лет «проводит так называемые выборы, просто рисуя цифры и отмахиваясь от жалоб наблюдателей отписками». Он не готов утверждать, что у наблюдателей есть реальные возможности отстоять законность на большинстве участков.

– Сейчас трудно добиться справедливости законными методами. Но собирать данные, фиксировать их необходимо. Иначе получится, что все проходит справедливо и чисто, а это не так, – добавляет он.

Сергей Калякин более оптимистичен. Случаи, когда что-то удавалось изменить, редкие, но уже не единичные, рассказал он. Так, во время парламентской кампании 2012 года на некоторых участках голоса считали, как предложили наблюдатели: «назывался каждый бюллетень, все это раскладывалось по стопкам, и наблюдатели могли это видеть». Соответственно, на этих участках выше было и доверие к результатам. С подачи наблюдателей в Избирательном кодексе прописана процедура раздельного подсчета результатов досрочного голосования, голосования на дому и голосования в день выборов. В примерный сценарий тренинга для участковых комиссий, созданного ЦИК, вошли рекомендации предоставить наблюдателям возможность видеть бюллетени во время подсчета.

– Изменения идут не так быстро, но идут. И наблюдатели, безусловно, на это влияют. В Орше мошенников просто за руку ловили. Правда, судебная система не позволяет призывать к ответу этих наглецов. Но председателя комиссии 8 месяцев таскали по судам за серьезные нарушения, обнаруженные наблюдателями. Думаю, после этого ему вряд ли еще захочется что-то фальсифицировать. Ведь команды дают сверху, а защищаться приходится самому, – говорит Калякин.

Он добавляет, что среди членов комиссий «много порядочных людей», которые часто поддерживают наблюдателей и опираются на них: «Были случаи, когда председатели комиссий говорили, что не будут завышать явку, несмотря на такое распоряжение, поскольку присутствовали наблюдатели, которые вели свой подсчет».

Подвижки, безусловно, есть. Увы, даже для таких мелочей понадобились тысячи наблюдателей, сотни скандалов и судов. Тем не менее, так называемые провластные кандидаты по-прежнему оставляют позади своих соперников от оппозиции, а бюллетени практически везде продолжают считать, демонстрируя наблюдателям «филейные части» комиссии. И пока большой вопрос, пойдут ли комиссии на более серьезные уступки наблюдателям.

На воре и шапка горит

Одно можно сказать точно: работа этих самых наблюдателей не оставляет Центризбирком равнодушным. Иначе с чего бы секретарь ЦИК Николай Лозовик взялся обсуждать ее в эфире канала «Беларусь-1»? Рассмотрев листовку проекта «Наблюдение за выборами: теория и практика» (к слову, конфискованную на днях милицией безо всяких оснований), он заявил, что все дело в деньгах.

– Период подготовки и проведения выборов для многих политиков – это своего рода возможность заработать, как для артистов во время новогодних елок провести новогодний чес. Для некоторых политиков это возможность получить какие-то зарубежные гранты, организовать какую-то кампанию, объявить какой-то проект, – сказал Лозовик.

Досталось от Лозовика и другим наблюдателям. Почему нервничает ЦИК, вполне понятно.

– Власти не нравится, когда ее критикуют. Предполагаю, что ничего хорошего про выборы мы не скажем. Мягко говоря, их проведение не заслуживает, чтобы сказали что-то хорошее, –  комментирует обвинения Валентин Стефанович. – А что, стоит ожидать, что они похвалят? Мол, наблюдатели молодцы, их рекомендации замечательны, мы их обязательно будем иметь в виду и имплементируем в законодательство? Нет, конечно, этого не будет.

Денис Садовский и вовсе полагает, что на воре и шапка горит: «Кто зарабатывает деньги на фальсификации выборов, нам уже давно известно. И как покупаются или запугиваются эти бедные члены комиссий, которые вынуждены или просто закрывать глаза, или в открытую фальсифицировать выборы».

Похоже, люди судят о других по себе. Если ты 20 лет выполняешь указания сверху, боясь сделать «шаг вправо-шаг влево», наверное, трудно поверить, что кто-то может весь день абсолютно бесплатно просидеть на участке, потратив личное время и рискуя вылететь с работы или учебы.

Другое дело, что запала может хватить ненадолго, если наблюдателей критикуют со всех телеканалов страны, а результаты работы видны далеко не сразу. Да и несколько тысяч наблюдателей – действительно капля в море для страны, где за руку надо ловить едва ли не каждый избирком. Вольются ли в это море другие капли?

 

Фото: bymedia.net

Комментировать