Хто баіцца Ларысы Геніюш? Цэнзура мінулага як цёплая коўдра

Хто баіцца Ларысы Геніюш? Цэнзура мінулага як цёплая коўдра

371 Жизнь

Выпраўленне рэчаіснасці – нармальны занятак паэтаў і дыктатараў. Персанажы рознай ступені адукаванасці, асабістага тэмпераменту, менеджэрскага таленту і памераў бюджэту вырабляюць гэты свет з уласных мрояў, прыватных комплексаў і персанальных разборак з жывымі і мертвымі.

Found in Translation. Навошта нам «Амерыканка»

Found in Translation. Навошта нам «Амерыканка»

573 Арт

Я – гадаванец замежных выведак. Тое, што рабіла мяне лепшым, звычайна стваралася не тут. Не ў кузні глабальнага шчасця пад шыльдай Краіны Саветаў.

Радио Тишина. Как мы молчим о культуре

Радио Тишина. Как мы молчим о культуре

2832 Арт

Неизвестно, что хуже: восторженный хор или групповой наезд. И то, и другое нынче исполняется бездарно. В тотальном параде шумовых оркестров критичный автор выглядит дурковатым выскочкой с плохими манерами, трезвый аналитик – циничной сволочью без любви и идеалов. Это особенно заметно в резонансных текстах о культуре. Или в отказе их делать

«Вокруг Беларуси». Родина – это китайский моторчик

«Вокруг Беларуси». Родина – это китайский моторчик

967 Жизнь

«Новые мобильные» – дети бездарного образования с вычеркнутой национальной составляющей. Интуитивные европейцы без школы и алиби. Их делало культурное поле с минимальным беларуским сегментом и жестко отцензурированной исторической памятью. И не смогло дать материала для построения адекватной пограничной нации персональной идентичности

Бюро ритуальных услуг. Как убивают старый Минск

Бюро ритуальных услуг. Как убивают старый Минск

2744 Жизнь

Власть действует, как обычно – в стиле пьяного тракториста: газуй, дави, круши. Мы правы всегда. Если мы не правы, смотри первый пункт. То, что сейчас началось на Тракторном и реально грозит Осмоловке – не просто расчистка территории. Не просто чиновный идиотизм и административная дурь. Это преступление системы. Что нам остается? Только одно: перейти из статуса просителя в статус ответственного гражданина

«Манифесто». Двенадцать ножей в спину нормы

«Манифесто». Двенадцать ножей в спину нормы

736 Арт

Завтра кончилось. Рынок съел героев. Авангард мертв, публичное стало мозаичным, медиа разбегаются по соцсетям, аудитория сама себе автор, редактор и читатель. Манифесты превратились в стенд-ап. И «Манифесто» – нормальный пластиковый венок на их братскую могилу

Страницы