Политика

Как «холодильник» договорился с «телевизором». Почему беларусы не готовы протестовать

814 Сергей Николюк

Фото: Сергей Балай, БелаПАН

 

Общественное мнение ожидаемо откликнулось на положительную экономическую динамику двух последних лет.

Сотрудникам КГБ и независимым аналитикам в одинаковой степени свойственно преувеличивать протестную активность белорусов. Первые делают это вполне сознательно, ибо если они перестанут постоянно доказывать, что их «служба и опасна, и трудна», то у главного работодателя может сложиться впечатление, что она не нужна как на первый взгляд, так и на последующие.

А склонность независимых аналитиков к преувеличениям протестной активности беларусов порождена потребностью в надежде. Знания, как известно, порождают печаль. Но пребывать постоянно в печали – нагрузка на нервную систему еще та. Поэтому потребность в том, чтобы «сделать нам красиво» формируется со стороны как спроса, так и предложения.

«Правительство с мазохистским упоением продолжает ходить по граблям – и все большему количеству беларусов хочется отбросить лопаты, рубанки и дрели и взяться за вилы», – написал у себя в Facebook Ярослава Романчук. Но затем поправился: «Желание взяться за вилы – это одно, это не то же самое, чтобы реально взять и выйти».

Странная социальная политика

Накануне своего грядущего расформирования Информационно-аналитический центр при администрации главы государства (ИАЦ) порадовал публикацией результатов исследований за 2017 год, а также за первый квартал 2018-го.

Уже их беглый просмотр объясняет, пожалуй, главную загадку прошедшего года – рекордный за пятую пятилетку рост реальной зарплаты (111,6%) и реальных располагаемых денежных доходов населения (108,4%). И это на фоне уже пятый год подряд снижающихся доходов россиян. Согласитесь, в условиях очередного торга за беларусскую долю в российской природной ренте такая социальная политика, как минимум, выглядит странной.

Что заставило хозяина Дворца Независимости согласиться на проведение аттракциона «неслыханная щедрость» за два года до окончания электорального цикла? Самое простое объяснение – это возможность приблизить на год так называемые президентские выборы.

В 2015 году выборы прошли на фоне существенного падения индекса реальных денежных доходов населения (94,1%). Продолжил он падение и в 2016 г. (93,1%).

В тот непростой для беларусской власти год на помощь организаторам очередной элегантной победы пришел «Крымнаш». По данным НИСЭПИ, до 65% беларусов разделили версию российских федеральных телеканалов об аннексии Крыма, что привело к росту социальных индексов в условиях снижения доходов. Однако уже в первой половине 2016-го эффект беларусского варианта «крымского консенсуса» был полностью исчерпан.

Читайте также:

«Общественного мнения не существует». Почему мы ничего не знаем о нашем обществе

Положительная динамика

Анализируя результаты опроса I квартала 2018 года, авторы ежегодника ИАЦ подчеркивают: «Материальное положение индивида, а точнее то, как он оценивает это положение, в значительной мере определяет его отношение к жизни, окружающим, государственным и социальным институтам, детерминирует его эмоциональную сферу. Поэтому в процессе социологических исследований, как правило, изучается мнение респондентов об их благосостоянии, динамике достатка».

Традиция подчеркивать материальное положение в качестве основного фактора, формирующего общественное мнение, ведет свое начало от Маркса. Президент Беларуси также является ее адептом. Вот его свежая цитата: «Нас пугают разными угрозами. Но всегда главная фундаментальная проблема в любом государстве – это экономика. Будет хорошо в экономике – будет хорошо у людей дома, прежде всего в семьях».

Отмеченный выше «крымский консенсус» девальвирует идею однозначной зависимости сознания от бытия, однако полностью эту зависимость не отменяет. Говоря современным языком, каждое противостояния «холодильника» и «телевизора» следует рассматривать как отдельный случай.

Такую возможность предоставляет нам поквартальная динамика оценок беларусами своего материального положения с января 2017 года по апрель 2018-го. Всё это время доля респондентов, отмечавших ухудшение своего материального положения, превышала долю тех, кто отмечал его улучшение. Но вот что заметно увеличилось, так это индекс материального положения (ИМП) – он рассчитывается как разность позитивных и негативных ответов (рост показателя составил с -35,5 до -14,5).

 

Ответы на вопрос «Как изменилось Ваше материальное положение за последние три месяца?» (в процентах от числа опрошенных). Источник: «Республика Беларусь в зеркале социологии», ИАЦ

 

Насколько можно доверять данным государственных социологов? Я полагаю, вполне. Последний опрос НИСЭПИ был проведен в июле 2016 года, и ИМП при этом составил -38,5, что незначительно отличается от показателя ИАЦ за I квартал 2017 г. За временной промежуток, разделяющий два замера, принципиальных изменений в доходах населения не произошло.

В выделенном ИАЦ временном отрезке «холодильник» и «телевизор» работали согласованно: по итогам 2017 года доходы населения Беларуси выросли на 2,4%, а в I кв. 2018 г. – на 7,6%.

На такую экономику социология была просто обязана откликнуться ростом позитивных оценок, что она и сделала. В частности, доля респондентов, декларирующих свою готовность принимать участие в митингах и демонстрациях, сократилась с 19% до 9%. Одновременно возросло доверие государственным институтам: правительству – с 34% до 50%, парламенту – с 34,5% до 50% и местным органам власти – с 37% до 48%.

По сложившейся в государственных социологических службах традиции, рейтинг доверия главы государства, впрочем, как и его электоральный рейтинг, не публикуется…

Подведем итог

Падение доходов населения в 2015 и 2016 годах спровоцировало заметный рост негативных настроений в обществе. У страха глаза велики. Опасаясь выхода ситуации из-под контроля (явно преувеличенной), хозяин Дворца Независимости в очередной раз поставил перед правительством задачу достигнуть «святой цифры» в 500 долларов средней зарплаты по стране.

В декабре 2018 года ее рублевый вариант за счет итоговых премий был достигнут (1115,3 рубля), но в январе этот показатель снова упал ниже тысячи рублей. Впрочем, как свидетельствуют два десятилетия независимых социологических исследований, снижение данных показателей на несколько процентных пунктов в течение одного-двух лет не способно трансформировать «диванное» недовольство населения в активный протест.

Читайте дальше:

Окруженные демократией. Как власть готовит сценарий для выборов 2019 года

Беларусь: от государственного суверенитета к национальному

«Нам стыдиться нечего». Почему власть боится «переписывать историю»

Комментировать