Арт

Без кино. Чем плох проект указа «о стимулировании развития кинематографии»

599 Лидия Михеева

«Кинематографические» новости последних недель будоражат умы. Сначала – скандальный проект указа президента «…о стимулировании развития кинематографии» с легкой руки Андрея Курейчика вызывает падучую среди киношников и мирных кинолюбителей. А следом, не дав опомниться, главное событие не просто кинематографического года, а пятилетнего избирательного цикла – премьера долгожданного «Мы, братья». Так, глядишь, может создаться ложное впечатление, что в стране есть кино! Это опасное заблуждение нужно в себе давить на корню.

Cтал ли проект указала «О стимулировании…» событием в сфере кинематографа? Скорее, этот образчик бюрократического триллера – памятник депрессивно-деструктивной культурной политики в целом, с ее черными списками музыкантов и всеобщим принципом гласной и негласной цензуры.

Раньше казалось – куда уж хуже. Авторы проекта доказали, что гайку можно крутануть еще на оборот, продвинуться еще дальше к идеолого-бюрократической утопии. Только мрачному сказочнику может пригрезиться, как для съемки любого фильма, включая любительские, народ выстоится в очереди за удостоверениями, будет согласовывать синопсисы, составы съемочных групп и объекты, где будет проводиться съемка. И нести в кассу денежку в зависимости от хронометража и серийности. Авторам проекта не важно, что для обслуживания этих наполеоновских планов потребовался бы немыслимый административный аппарат. Ведь чем абсурднее идея, тем, как правило, больше у нее шансов в Беларуси. Худо-бедно, через пень-колоду, да и заработал бы гипотетический указ.

Главное поставить цель. Решая локальные задачи о системе в целом бюрократ не думает. Все как всегда. Вводим налог с тех, кого социальное государство, по логике, должно поддерживать, «стимулируем» кинопроизводство вводя абсурдные, непосильные препятствия для и без того трудо- и капиталоемкого кинопроцесса. Ведь эта глобальная головная боль – чья-то локальная выгода.

Странный документ всплыл почти одновременно с другой кинематографической новостью – у «Беларусьфильма» сменился директор. Его новый  руководитель, Игорь Поршнев, налаживал сотрудничество «Беларусьфильма» с российскими режиссерами, работал на российском телевидении, дойдя до должности заместителя гендиректора «НТВ-Кино».

Опытный управленец, знающий как свои пять пальцев конъюнктуру российского медиа- и кинорынка, возглавляет головную студию, плюс указ, стопорящий производство независимыми студиями и кинолюбителями – и «Беларусьфильм» может стать привилегированной студией, агрегирующей большинство крупных проектов и бюджетов.

В общем, вместо стимулирования кинопроизводства в стране в целом получается беспрецедентная поддержка одной студии, которая похвастаться успехами в последние годы  никак не могла. Реанимируют ее по тем же принципам, что и промышленные предприятия – плановым «ручным» управлением, обходя законы рынка, вернее, регулируя эти самые законы по своему усмотрению.  

Напрашивается вопрос – а кому и зачем в Беларуси вообще нужно кино? И какое? Кино – это искусство? Или всего лишь один из альтернативных способов пополнить госбюджет?

Вроде как, о кино в Беларуси мечтают все. Общество, которое не способно осмыслить свою историю и современность в форме кинонарратива, теряет что-то очень важное. Этот простой факт интуитивно понимает и чиновник от культуры, и юный синефил.

Кадр из культового фильма «Приключения Буратино», снятого на студии «Беларусьфильм». Режиссер - Л. Нечаев, 1975

Мало кто не ностальгирует по «золотому» советскому прошлому «Беларусьфильма», вспоминая былую славу студии. Снимали ведь когда-то «Приключения Буратино» и «Белые росы», и вдруг теперь на вместо всего этого – пустота?  Отсюда и маниакально пристальное внимание к любой попытке изобразить что-то вроде художественного фильма – будь то независимые проекты Курейчика и Кудиненко, скупые беларусьфильмовские потуги или самопровозглашенные блокбастеры типа «Мы, братья».  

Особенно удивителен повышенный интерес к последнему шедевру, который в принципе рисковал остаться без какого-либо общественного резонанса, если бы не аллергическая реакция независимых СМИ. Привычная патока государственных медиа скоро превратила бы его в более дорогой аналог «Щита отечества» (2007) – патриотического блокбастера о национальной безопасности, который вряд ли запомнился кому-либо кроме фанатов беларусского кинотрэша.

Тизер фильма «Щит отечества» (2007)

Но в день премьеры бывшего «Авеля» именно независимые журналисты оказались самыми внимательными зрителями боевика, высматривая все его несуразности и ляпы. Понимаю, что болит не случайно – самые травматичные события последних лет поданы в открыто пропагандистском ключе. Идеологический заказ выполнен, на него спущено немало народных средств. Но основания для написания критической рецензии, ей Богу, в фильме «Мы, братья», я не нахожу. Потому что кинособытия де факто не произошло. В медиа-мире это произведение – феномен примерно того же свойства, что активность троллей в комментариях ведущих интернет-СМИ или возникновение нового вирусного видео с песней про президента.

Это медиа-продукт, порождающий информационные волны. Но это – не про кино. Поэтому наиболее здравым было бы спокойное игнорирование «Мы, братья». Зачем голосовать рублем за билет в кино, чтобы потом аргументированно и веско возмутиться в соц. сетях?  Не мелочитесь, господа, не смакуйте каверзные детали, не возмущайтесь частностям там, где стоит сказать принципиальное «нет».

Если это – кино, и об этом нас научили рассуждать и спорить как о кино, то лучше вообще без кино.

Не у всех стран есть своя автомобильная промышленность. Не все государства считают своим долгом вывернуться на изнанку, но послать представителя на Евровидение. Далеко не все страны считают Олимпийские рекорды приоритетной задачей государственной политики. Точно так же есть страны без сильных кинематографических традиций. Приходится признать, что несмотря на эпизодические успехи «Беларусьфильма» в советские годы, Беларусь именно к таким странам и относится.

Государство может наладить производство кинопродукции, модернизировать очередной производственный объект под названием «Беларусьфильм». Сергей Жданович может организовать съемки еще пяти боевиков, где в ненавязчивой форме будут поданы еще какие-нибудь события беларусской политической жизни. Но кино в Беларуси от этого не появится.

Как говорят в сети, «Господь, жги!». Беларусам нужно смириться с тем, что кино в стране нет. Лучше существовать в голом поле и осознавать это, чем последовательно снижать планку и привыкать к потреблению сомнительного культурного продукта. Бесполезно пытаться опереться на канувшие в лету традиции или соотноситься с тем, что было создано тут за последние 20 лет в игровом кинематографе – слишком непрочно, разнородно, скомпрометировано это поле.

А вот из пустоты, из чистоты, из хорошего вкуса, возникшего из любви к большому (боюсь, главным образом, не-беларусскому) кино может, когда-нибудь, что-то и родится. И, скорее всего, не тогда, когда удачный «национальный проект» отхватит большой бюджет, а когда голодный зритель сам превратится в культурного активиста. Ведь искреннее стремление снять хорошее кино возникает из жгучего желания посмотреть хорошее кино.

 

Партнеры - группа "Кино и сериалы"

Комментировать