Мнения

Ненависть как героизм

956 Янина Мельникова

Гражданин Беларуси Кирилл Силивончик, проживавший в последнее время в Нижнем Новгороде, дома не держал оружия, экстремистскую литературу не распространял. Но прослыл террористом. И вмиг стал медиа-персоной – а по версии некоторых чуть ли не национальным героем.

Кирилл Силивончик получил два года колонии за призывы уничтожать дома русских в ответ на войну в Украине и захват Крыма. Призывы виртуальные, в собственном аккаунте «вКонтакте», в котором «друзей» было – немногим более двух сотен человек. Будь это печатный «боевой листок», его «тираж» даже до «заветных» 299 экземпляров не дотянул бы.

Но в интернете все иначе. Призывы мстить были замечены кем нужно и оценены согласно букве российского закона. Причем по статье, по которой судили Силивончика, ему могли и все семь лет «впаять». Сказалась инвалидность парня, его чистосердечное признание вины и сотрудничество со следствием (впрочем, были ли они добровольными, многие сомневаются). Как бы там ни было, Кириллу Силивончику придется ответить за уже удаленные со стены призывы, повторять которые многие СМИ, на всякий случай, не берутся.

К чему призывал Силивончик, пишет в своем аккаунте в Facebook российская журналистка беларусского происхождения Екатерина Кибальчич, и публикует скриншот протокола Московского окружного военного суда. В нем, в частности, содержится цитата из записи беларуса с призывом «убивай москалей» и устроить «русским наемникам ад на их земле», взрывая их дома и убивая семьи.

Запись очевидно содержит язык ненависти, однако многие беларусские комментаторы под записью Кибальчич готовы оправдать его законами военного времени и волной ненависти, которую транслируют российские СМИ. Мол, в такой ситуации, беларус Силивончик прав, а российские наемники и их семьи достойны мести.

Тем, кто пришел с войной на чужую землю, нет оправдания. Но возмездие в виде насилия над их женами и детьми – это чересчур. Те, кто предпочитает не замечать откровенно провокационный характер записи земляка, якобы стоят на позициях европейских ценностей и противопоставляют себя «ватной» России и с ее «варварским» отношением к правам человека и уважению личности. С другой стороны, эти комментаторы пользуются тем же лексиконом и теми же методами ведения «информационных войн», против которых протестуют, нивелируя эти самые европейские ценности.

Стоит ли этому удивляться? Ведь спустя 70 лет после Великой Победы внуки и правнуки победителей все еще не готовы говорить о тысячах изнасилованных и убитых немецких фрау и их «отпрысков», считая это «достойным наказанием» за наших.

Кирилл Силивончик же стал медийным персонажем – и почти героем. После ряда публикаций в СМИ, которым явно не хватало проверенных фактов, в интернете развернулась целая кампания в поддержку Силивончика. Некоторые пользователи соцсетей уже называют его «беларусской Надеждой Савченко» – эдаким военнопленным, взятым в заложники на территории противника.

Это сравнение не выдерживает критики. «Горячей» войны между Беларусью и Россией нет. Если Силивончик и пошел добровольцем на войну информационную, то, судя по сообщениям медиа, вину свою целиком признал и наказание понес добровольно. Обжаловать приговор не намерен.

Некоторые беларусы поспешили поднять Силивончика на щит и сделать из него героя. Но давайте на миг задумаемся. Попробуем заменить в записи Силивончика «москалей» на французов, или евреев, или американцев. Уже не так смешно. И совсем не так героично. А ведь представители этих народов тоже ведут войны на чужих территориях.

Что вообще стало с нашими героями? И почему на смену благородным Калиновским и Костюшкам мы готовы возвысить первых встречных? Сделать их моральными авторитетами за одну, как нам кажется, «героическую» запись в соцсетях, за один часто не продуманный поступок, за сидение «на сутках», за агрессию в адрес тех, кого сегодня «назначили врагами»?

Не потому ли, что нас подталкивают к этому медиа, создающие романтический ореол вокруг определенных персонажей, наделяющие их высокими моральными качествами? Так, говорящие по-беларусски в представлении отдельных СМИ не могут быть преступниками, а те, у кого на компьютерах в раскладке нет беларусского языка – не могут любить родину. Или любят ее не по-настоящему.

Не так давно журналист и молодая мама Вероника Гришкова открыла для себя интересный бренд женской одежды, среди моделей которой – впечатляющие платья с павловопосадскими узорами. Своим открытием Вероника поделилась с друзьями в соцсети. И получила кучу гневных комментариев: носить узоры «потенциального противника» оказалось стыдом и позором, а также признаком невоспитанности и даже провинциального скудоумия. Вот так к георгиевским ленточкам добавились павловопосадские узоры. Почему бы и нет?

Подобные взгляды – признак победы над разумом простых людей полководцев информационных войн. Побежденные разумы все равно этого не поймут, пылая праведным гневом. Полководцам же только этого и нужно. Вовлеченность масс в диванную войну с инакомыслящими – отличный способ усыпить их бдительность и отвлечь от реально происходящего в мире.

Пусть воюют – с платьями, ленточками, музыкой, книгами, с виртуальными троллями и реальными фриками. Чем бы ни тешились. Примерно так рассуждают невидимые кукловоды, подбрасывая в топку все новые и новые поводы. А мы и рады стараться.

Впрочем, а чего, собственно говоря, стоит ждать от людей, с детства приученных к войне, как единственному способу проявить свои лучшие геройские качества? Фраза «Ты – мой герой, потому что вымыл посуду (перевел бабушку через дорогу, не паркуешь машину на газоне)!» звучит, как чистой воды издевательство. Другое дело – «Ты – мой герой, победивший сегодня всех врагов!» И не важно, была ли это битва в World of Tanks, или очередная «схватка с троллями» в соцсетях.

А уж если на пороге маячит война реальная, то тут все средства хороши. Даже бить своих, чтобы чужие боялись. За ленточки, платки или платья с узорами – неважно.

Кирилл Силивончик по сути стал жертвой этой самой информационной войны, размещая у себя на стене призывы вступать в ряды сопротивления, но оставаясь при этом у себя дома, на диване.

Но если Силивончик – жертва, то медиа, журналисты таковыми быть не могут. Профессионалы тем и отличаются от любителей, что должны знать правила игры, уметь сохранять ясность ума и трезвость взглядов, а не «накидывать на вентилятор» при каждом удобном случае. В этом смысле, профи те, кто не кидается на подобные новости, как на горячие пирожки, вкидывая в информационное все новые «обновленные, уточненные и дополненные» тексты про одного персонажа, а с чувством, толком и расстановкой разбираются в том, что же случилось.

Те слова, которые оставил на своей стене «вКонтакте» Кирилл Силивончик, – классический пример языка ненависти, который ни один профессиональный журналист не может оправдать, при каких бы внешних обстоятельствах он не был использован.

Предвижу «железные аргументы» о схожем (и даже хуже!) поведении тех, кто призывает идти священной войной на «бандеровцев». Давать правовую оценку надо каждому призыву к разжиганию ненависти. И, надеюсь, рано или поздно это будет сделано. Давайте не уподобляться детям в песочнице с их «Он первый начал!» или «А почему Васе можно, а мне – нет?» Призывы устроить «ад» женщинам и детям – это не песочком в глаза сыпануть. За такие слова взрослые люди должны нести ответственность.

Комментировать