Деньги

Картельные инвестиции. Как сербские братья стали главными иностранцами в беларусской стройке

4257 Микола Мирончик

Сербский бизнесмен Драгомир Карич, президент Беларуси Александр Лукашенко и президент Сербии Томислав Николич, 20 ноября 2015 года в Минске. Фото: president.gov.by

 

Президенты Сербии и Беларуси Томислав Николич и Александр Лукашенко заложили капсулу в основание крупнейшего многофункционального комплекса, который когда-либо строился в Беларуси — «Минск-Мир». Строительство объекта целиком отдано в руки Dana Astra – части Dana Holdings, компании-призрака, подконтрольной сербским братьям Каричам. «Журнал» разобрался в увлекательной истории появления из ниоткуда крупнейшего иностранного игрока на рынке коммерческого строительства в Беларуси — истории о том, что деньги не пахнут трупом исчезнувших империй.

Однажды в середине 1960-х музыкальная группа из маленького югославского городка Печ играла перед дорогим гостем тех мест — Иосипом Броз Тито, и тому очень понравилось.

«Чего желаете?» — бросил социалистический лидер капиталистической ориентации четырем дрожащим братьям. Те переглянулись и ответили: «Хотим заниматься бизнесом».

Пятьдесят лет спустя, в июне 2015 года, солист тех трубадуров Драгомир Карич и его брат Боголюб встречались в Минске с беларусским президентом Александром Лукашенко. Уже не было Югославии; ее последний лидер Слободан Милошевич, при котором Каричи достигли своего наивысшего финансового могущества, сыграл в ящик, а родной город Каричей — Печ — находился в составе не признанного ни Сербией, ни Беларусью другого государства — Косово.

Самый влиятельный человек Беларуси обсуждал с самыми влиятельными людьми «милошевичской» Югославии реализацию крупнейшего коммерческого инвестиционного проекта в истории независимой Беларуси — строительство комплекса «Минск-Мир» (бывший Минск-сити). Подряд стоимостью 3,5 млрд долларов был целиком отдан сербским братьям.

Ресерчеры беларусского лидера постарались на славу: в приветственной речи Лукашенко не преминул вспомнить о «крестном отце» семьи миллиардеров Каричей — и «погладил» их по ностальгии об объединенной Югославии.

Тито построил продвинутую страну, с которой было сложно конкурировать, сказал Лукашенко. Он был лидером национально ориентированным (на самом деле Тито боролся с национализмом в федеративных республиках, но здесь, вероятно, Лукашенко имел в виду изобретенную им югославскую нацию — прим. «Журнала»), поэтому Югославию и развалили — таков был общий смысл панегирика Батьки.

Первые тридцать лет своей предпринимательской деятельности четверо братьев Каричей — Боголюб, Драгомир, Зоран и Сретен — занимались в основном тем же, чем и большинство мелких югославских кооперативов — торговлей.

Однако при Слободане Милошевиче в 1990-е их статус существенно повысился. Интересы семьи распространились на многие отрасли югославской экономики, у них появился собственный банк. Боголюб Карич удостоился от прессы ярлыка «кошелька Милошевича», а его состояние в те времена оценивалось в 4-5 млрд долларов.

Лукашенко в то время дважды посещал Белград: в 1998 году и — демонстративно — в 1999 году, в разгар НАТОвских бомбардировок.

С вынужденным уходом Милошевича с поста президента и его последующей выдачей Гаагскому трибуналу дела у Каричей пошли не очень. Тогда они решили пойти в политику, перекрасившись из любителей федеративной Югославии в сторонников европейской интеграции.

Боголюб Карич в июне 2004 года выдвигался в президенты и набрал 18% голосов — на лозунгах о том, что экономика важнее политики и поэтому Сербии надо больше смотреть в сторону Европы, где ее спасение. Осенью того же года основанная им партия «Сила Сербии» показала неожиданно хорошие результаты на местных выборах, закрепившись в среде демократических политических сил обновленной страны.

Но в 2006-м Боголюбу Каричу предъявили обвинения в незаконном выводе капиталов из Сербии. Избежав ареста, он бежал в Москву, где ранее обосновались сын и жена Милошевича, и получил там убежище. Драгомир Карич к тому времени уже много лет жил в российской столице.

В России Каричи создали многочисленные компании, в том числе строительную — ЗАО «Компания “Зодчий”». Российская пресса, впрочем, писала, что «Зодчий» неоднократно принимал участие в тендерах в российской столице, однако неизменно их проигрывал. Официально — из-за того, что компания не смогла подтвердить свою компетенцию.

Зато другой подконтрольный Каричам строительный бизнес — едва созданный «Зомекс Инвестмент», входящий в группу Dana Holdings, — смог доказать свою компетенцию чиновникам Минска, получив в 2008 году под застройку лакомый кусочек земли возле Национальной библиотеки.

Возможно, служащих столичного горисполкома пленил международный бренд, который имеет какое-то там отношение к Лондону (на самом деле там просто проживает замдиректора Dana Holdings, невестка Сретена Карича Маша Николич-Карич). Сербские бизнесмены обещали беларусам возвести «уникальный город в городе — проект, аналоги которому есть только в Дубае и Лас-Вегасе», хотя интернет-комментаторы из Беларуси, в основном считают, что получились обычные панельки.

Потом у Dana Holdings появились еще пять компаний. И хоть в разделе «Связаться с нами» официального сайта холдинга указан почтовый ящик в Швейцарии, а также адреса офисов на Кипре, в Сербии, России и только потом — в Беларуси, все телефонные номера в информации о многочисленных компаниях холдинга — беларусские.

Впрочем, первое неофициальное подтверждение контактов беларусского президента с Каричами датируется мартом 2009 года. Тогда Лукашенко приехал на «рабочий отдых» на южносербский горнолыжный курорт Копаоник. Глава государства провел встречи с премьер-министром Сербии (тогдашний сербский президент Борис Тадич от встречи с Лукашенко уклонился) и с сербскими бизнесменами.

Кстати, Драгомир Карич имеет статус Почетного консула Беларуси в Белграде.

Впоследствии бизнесы братьев Карич получили еще несколько участков земли в Минске для постройки своих «композиторских» жилых комплексов, а «Зомекс инвестмент» загадочным образом избежал ответственности за срыв сроков строительства «Маяка Минска» и несоответствие проекта рендерам — несмотря на публичный гнев бывшего главы Комитета Госконтроля Александра Якобсона в 2011 году.

Примерно тогда же Александр Лукашенко лично распорядился расторгнуть договор на строительство другого масштабного комплекса, «Минск-сити», который был заключен с российской компанией «Итера». Официальная причина — невыполнение подрядчиком условий договора: побитая кризисом «Итера» за пять лет не нашла денег для проекта, который на начальном этапе оценивался в 30 млрд долларов, а в 2012-м — только в 5 млрд.

В 2015 году было официально объявлено, что строительством комплекса на месте аэропорта «Минск-1» (теперь он называется «Минск-Мир») займется компания «Дана Астра» — еще одна, входящая в Dana Holdings Каричей.

Проект комплекса «Минск-Мир»

 

Любопытная деталь: девелоперский бизнес печально известной «Итеры» в декабре 2009 года, через девять месяцев после визита Лукашенко в Копаоник, возглавил ни кто иной, как Драгомир Карич. Получается, именно он не смог обеспечить строительство «Минск-сити» — а теперь попытается возвести аналогичный проект на этой же площадке, но уже силами своей собственной компании.

20 ноября 2015 года Лукашенко дали символичесикй старт строительству комплекса «Минск-Мир». Он сделал это вместе с сербским президентом Томиславом Николичем.

Александр Лукашенко и Томислав Николич заложили капсулу на стройплощадке комплекса "Минск-Мир", 20 ноября 2015 года. Фото: president.gov.by

 

На сербской политической сцене Николич известен любопытной переменчивостью взглядов. Вице-премьер Сербии в 1998-1999 годах и вице-премьер коалиционного правительства ФРЮ (Сербия+Черногория) при Милошевиче, в 2003 году он объединился с националистом Воиславом Шешелем, который до сих пор ждет вердикта Гаагского трибунала по обвинению в военных преступлениях. Тогда Николич стал зампредом Сербской радикальной партии, которую возглавлял Шешель. Партия в то время, к пример, выступала за присоединение Сербии к Союзному государству России и Беларуси.

Однако спустя несколько лет их пути с Шешелем разошлись: Николич стал сторонником вступления Сербии в Евросоюз, оставаясь при этом умеренным националистом, не признающим, к примеру, ответственность сербского народа за резню в Сребренице.

Его умелая игра на незаживших ранах сербов с четвертой попытки привели его на пост президента Сербии в 2012 году.

Лавирование Николича касалось и других тем. Например, в середине 2000-х он яростно критиковал бежавшего из страны Боголюба Карича, что не помешало его новой политической силе — Сербской прогрессивной партии — сформировать коалицию с движением «Сила Сербии» — да-да, тем самым, которое основал беглый Боголюб Карич.

Как видим, сербские политики, многие из которых черпают корни своего могущества в социалистическом прошлом, готовы отказаться от идеи южнославянского братства лишь на словах — но остаются югославами в душе.

Поэтому когда Александр Лукашенко предложил Томиславу Николичу собрать в 2016 году в Минске президентов всех бывших югославских республик — это было не позерство и не вера в собственную миротворческую миссию. Это тонкий расчет.

В условиях стагнации России беларусскому лидеру нужны новые деньги. И привлечь сюда «югославские» миллиарды — интересная идея. Особенно в условиях, когда взамен нужно отдать лишь самый ходовой беларусский экспортный товар — лояльность отжившим идеям.

Комментировать