Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма

Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма

406 Жизнь

Четыре года борьбы за Осмоловку ее жителей и активистов принесли победу: первый послевоенный микрорайон Минска сносить не будут. Говорит ли это о переменах в отношениях горожан и власти? И есть ли «волшебный рецепт» для общественных побед? Разбираемся.

«Общий город». Как сделать наши города комфортными и устойчивыми

«Общий город». Как сделать наши города комфортными и устойчивыми

158 Жизнь

Могут ли беларусские города стать не только зелеными, но еще и умными? Как властям, бизнесу и горожанам наладить взаимовыгодное сотрудничество? Как сделать так, чтобы городское планирование учитывало пожелания всех сторон, а сами города стали местами, в которых хочется жить, работать и отдыхать?

Место для города и людей. Что такое Urban Space и возможно ли такое в Беларуси

Место для города и людей. Что такое Urban Space и возможно ли такое в Беларуси

991 Городские тактики

Представьте себе: ресторан, который большую часть своей прибыли отдает на городские инициативы. Рассказываем, как работает классный социальный бизнес в Украине, почему не нужно красть идеи и зачем в кафе радиорубка. Возможно ли такое в Беларуси? Хороший вопрос!

«Дизайн и архитектура – это не про эстетику. Это про гражданские права»

«Дизайн и архитектура – это не про эстетику. Это про гражданские права»

2442 Жизнь

Польский график, дизайнер, автор детских книжек и сентиментально-саркастичного бестселлера «Как я разлюбил дизайн» Мартин Виха рассказал «Журналу» о тайном языке польского плаката, странном братстве рок-н-ролла и костела, беларусском капитализме в социалистической обертке и о том, как дизайн меняет мозги

Профилактика одиночества и карго-культ оппозиции. Какие публичные пространства нужны Минску

Профилактика одиночества и карго-культ оппозиции. Какие публичные пространства нужны Минску

825 Жизнь

Почему советское изобилие публичных пространств не идет на пользу Минску, как площади проигрывают гипермаркетам и что нужно для успешных протестных акций – «Журнал» разбирался вместе с соавтором интерактивной «Карты пространств Минска»

Проснуться в другом городе. Как развиваются публичные пространства Минска

Проснуться в другом городе. Как развиваются публичные пространства Минска

755 Городские тактики

Любой город – это карта. Сеть улиц с ядрами площадей, вдоль и внутри которых жители взаимодействуют друг с другом и с элементами инфраструктуры. Неравнодушные к будущему люди способны объединиться и самостоятельно формировать свое видение завтрашнего дня. Создавая карты и фиксируя на них реалии, можно начинать строить и завтрашний день – в городе, в котором однажды будет приятно проснуться

Город просыпается. Как граждане могут влиять на принятие решений

Город просыпается. Как граждане могут влиять на принятие решений

1127 Жизнь

Работают ли петиции и могут ли граждане заставить власти прислушаться к своему мнению? Можно ли спасти Осмоловку и где еще у города болит? И как вообще нам вернуть себе право на город? Разбираемся

Бюро ритуальных услуг. Как убивают старый Минск

Бюро ритуальных услуг. Как убивают старый Минск

3054 Жизнь

Власть действует, как обычно – в стиле пьяного тракториста: газуй, дави, круши. Мы правы всегда. Если мы не правы, смотри первый пункт. То, что сейчас началось на Тракторном и реально грозит Осмоловке – не просто расчистка территории. Не просто чиновный идиотизм и административная дурь. Это преступление системы. Что нам остается? Только одно: перейти из статуса просителя в статус ответственного гражданина

Котлован на окраине. Как выжить за бортом мегаполиса

Котлован на окраине. Как выжить за бортом мегаполиса

655 Жизнь

Советская простота – не про комфорт, его нас учили воспринимать как буржуазное излишество. Есть вещи поважнее удобного транспортного сообщения, остановок, где можно укрыться от ветра, лифта на пятый этаж или мусоропровода, расположенного внутри дома, а не в метре от детской площадки с железной горкой. «Комфортно» себя должна была ощущать Большая Идея, а не конкретный человек