«Настоящий советский вкус». Почему беларусский бизнес ностальгирует по СССР

«Настоящий советский вкус». Почему беларусский бизнес ностальгирует по СССР

1065 Жизнь

Беларусский бизнес регулярно обращается к советской тематике, чтобы продвинуть свою продукцию. «Журнал» разбирается, почему одни соскучились по товарам СССР, а другие возмущены маркетинговым лицемерием – и когда все это закончится

За что мы любим СССР

За что мы любим СССР

1669 Жизнь

Я не могу добавить ничего талантливого и свежего к тезису о том, что СССР был мерзким монстром. Рассуждения выросших звеньевых пионеров, октябрят и инструкторов комсомола о том, почему Советский Союз и все советское преступны, представляются мне театральной инсценировкой платоновского «Федра».

Как движется «Лёд». Владимир Сорокин в заложниках беларусского интеллектуализма

Как движется «Лёд». Владимир Сорокин в заложниках беларусского интеллектуализма

3563 Арт

Придуманный нашей уважаемой нобелисткой клуб столичных умников оказался славным по замыслу и ущербным по исполнению. Прежде всего потому, что он родом из позавчера. Если все громкие призывы к росту внутренней свободы оборачиваются общим забалтыванием культурной среды – значит, хватит гнать шлак

Последний День Победы

Последний День Победы

2358 Жизнь

Победа в войне – штука, которую невозможно чтить вечно. Ведь в любой войне есть враг. Имевший недавно интерес на твоей территории. То есть, возможно, в будущем – важный экономический партнер

Урок тоталитарной лингвистики

Урок тоталитарной лингвистики

2030 Политика

Власть – это в том числе возможность делегировать словам те смыслы, которые тебе удобны. В нашей реальности понятия «демократия», «выборы» или «оппозиция» означают совсем иное, чем в Евросоюзе. Поэтому ЕС и Беларусь все время общаются на разных языках

«Озеро Радости». Время Возвращения

«Озеро Радости». Время Возвращения

2378 Арт

В книгах Мартиновича слишком много нас. И он при этом безжалостен, как хороший киллер или хирург. Его новый роман «Озеро радости» – о нас с вами. О тех, кто тут жил, или живет, или вернется. Эта книга о нас наибольшей степени, чем все, что Мартинович написал раньше

Страницы