Жизнь

«Женщина в последней диктатуре Европы хотела, чтобы я переспал с ее кошкой»

1432 Ольга Бубич

Кадр из проекта «Екатерина», автор Ромэн Мадер

 

«Алкоголь», «цензура», «Ленин» и «последняя диктатура Европы»… Не успели утихнуть страсти по «Екатерине», швейцарскому проекту, в неуместной юмористической форме пропагандирующему секс-туризм в Восточной Европе, как в сети появился еще один «ковбойский материал». Журнал «Vice» опубликовал статью канадского трэвел-блогера Дэйва Хаззана о его визите в Беларусь, где про нас в очередной раз рассказали облаком заезженных хэштэгов. Обречены ли страны вроде нашей быть жертвами поверхностной ленивой журналистики? Или в Беларуси все на самом деле так плохо? Разбираемся.

На личном сайте Дэйв Хаззан называет себя «писателем фрилансером в самой свободной из Корей». О Беларуси он пишет как о «стране, не привыкшей к туристам», с пристальными паспортными проверками в аэропорте, детскими военными церемониями и Ильичом, с «протестными кавербэндами» и озабоченной кошкой, пристающей к автору с непристойными предложениям.

В принципе, такой текст о Беларуси любой иностранец способен сочинить, даже не пользуясь пятидневным безвизовым режимом. Да, собственно, статьи о любой стране мира можно штамповать пачками, используя лишь минимальные навыки пользования интернетом. Италия – пицца, мафия, Колизей. Голландия – Хайнекен, улица Красных Фонарей и кексы с марихуаной. Россия – Путин, зима, водка.

Воспроизводство доминирующих стереотипов, наивно-снисходительный юморок как милая начинка материала об очередной дикой культуре, которую иностранцам (европейцам, канадцам, «белым мужчинам с фотоаппаратом»…) не понять – интересно, а с чего должна начинаться собственно журналистика?

Бессилия раскусить Беларусь Дэйв Хаззан, собственно, и не скрывает, признаваясь, что на экскурсовода у него не было денег, на аренду машины и посещение других городов – действующих прав, а в сути детского парада на площади Победы он просто не разобрался. Уточнять названия улиц автор тоже не удосужился. Видишь в бывшем СССР на площади памятник Ленину? Пиши, что это площадь Ленина. И в целом ограничился увлекательной и «оригинальной» прогулкой от Ленина к Вечному огню.

Но все эти «блохи» быстрой «ковбойской» журналистики не помешали автору приходить к «глубоким» выводам и делать оригинальные заключения о стране и людях другой культуры, тем самым претендуя на формирование мнения иностранных читателей о Беларуси.

«Я понимаю, играть музыку такого плана для ребят – настоящий протест!» – понимающе сочувствует Хаззан поп-панк кавер-группе из «Doodah King». Ага, а концерт «Depeche Mode» явно не прошел комиссию по цензуре.

«Теплое пиво! Отстойная еда! Плохой сервис» – так подписали фото из минского бара издание Vice. Фото: Jo Turner

 

Марина Рахлей, одна из авторов недавно вышедшего путеводителя по Беларуси, уверена, что причин, за что турист может нашу страну полюбить – масса. «И не только за чистые улицы и открытых доброжелательных людей, но и за нашу европейскость, необычность, "памежнасць" – культуру на стыке самых разных культур», – говорила журналистка в интервью «Журналу».

Марина Рахлей и ее соавтор Андре Бём советуют туристам посетить не только Минск, но и Гродно, Полоцк, Несвижский дворец, церковь в Сынковичах, дворец Сапег в Ружанах, Пинск и Мстиславль. Конечно, туристу без визы за пять дней увидеть всё невозможно – но вполне есть, из чего выбрать. Да и про Шагала не будем забывать.

«Вы обращали внимание: в Беларуси почти в каждом городке на бывшей рыночной площади будет стоять Ленин, а по обе стороны от него православная церковь и костел. И будет бывшая синагога – сейчас кинотеатр или спортзал. Например, ресторан "Раковский бровар" – бывшая синагога. Разве есть еще страны с такой историей?» – приводит пример культурной многослойности Беларуси Марина.

Еще одна фишка Беларуси, которая может помочь в экспортном туристическом маркетинге – наша богатая мифология. Феномен язычества стал центральной темой первой фотокниги Андрея Ленкевича «Паганства». Этнику активно продвигает в своем творчестве группа «Shuma». Интересным обещает стать строящийся в Березинском заповеднике первый в Беларуси Центр мифологического туризма. Серию «Последние шепоты Беларуси» Сергея Лескетя о бабушках, лечащих недуги приворотами и заговорами, в 2016-м опубликовали The Guardian.

К слову сказать, бабушка в статье канадца фигурирует – но отнюдь не как носительница аутентичной культуры. В ее действиях и окружении рискующий в «последней диктатуре» журналист усмотрел что-то понятное, видимо, лишь ему одному:

«Наш Airbnb-хост Светлана (имя я изменил, потому как не хочу, чтобы у нее были неприятности из-за того, что она непреднамеренно предоставила жилье журналисту) оказалась чудесной бабушкой, – пишет автор Vice. – Утром она приготовила нам русские блины под названием “blinis”, всучила банки домашнего яблочного варенья и любовно познакомила со своими двумя серыми кошками, причем одна из них проявляла высокую сексуальную активность. “Ей нужен партнер, – пояснила Светлана. – Она знает, что вы хороший человек, поэтому и требует внимания!” Так я оказался в последней диктатуре Европы рядом с женщиной, которая хотела, чтобы я переспал с ее кошкой».

«Ковбойство» в стране, на чьем языке ты не говоришь и о чьей культуре имеешь представление по трём хэштэгам, возможно, занятие веселое. Но выводы из результатов этого веселья уместны, максимум, в компании друзей в виде неудачной шутки, а не на страницах ресурса с аудиторией почти в миллион человек.

Понятно, что у любого текста «на продажу» в мире фриланс-журналистики всегда есть и другая сторона. Кто готов оплатить серьезную публикацию о Беларуси? Ведь проще насобирать кликов на кричащий заголовок о «последней диктатуре» и фотографии обнаженных славянок, мечтающих о трех «З» (зарплате, замужестве и загранице).

Вот и выходит, что такая черно-белая – или даже красно-зеленая – схема репрезентации Беларуси продолжает работать. Скандальный вброс, набившие оскомину «страшилки», имитация сатиры – и, главное, имитация смысла. При таком раскладе ироничный мануал от 34mag.net для журналистов из «развитых стран», собирающихся рассказать о Беларуси, попадает в яблочко.

Первым понятие «стереотипа» в его современном, психологическом значении в медийный дискурс ввел американский писатель, репортер и политический комментатор Уолтер Липпманн. Строки из его книги «Общественное мнение» были написаны почти сто лет назад – но все еще не теряют актуальности:

«Самые тонкие и распространенные механизмы воздействия – те, что создают и поддерживают набор стереотипов. Нам рассказывают о мире до того, как мы его видим. Мы воображаем большинство вещей до того, как непосредственно сталкиваемся с ними. И если полученное нами образование не помогает четко осознать существование этих предубеждений, то именно они управляют процессом восприятия».

«Журнал» также рекомендует:

 

Комментировать