Жизнь

«Женщина – не обслуживающий персонал для ребенка. Ей нужно личное время»

10984 Ольга Бубич

Патриархальное общество предъявляет к женщине множество претензий: всё должно быть, «как у людей», ребенок должен быть счастливым и мама – «молодцом». Женщины в Беларуси нередко сталкиваются с психологическим насилием – при очень низкой культуре эмпатии. В итоге многие беларуски сталкиваются с постродовой депрессией, но даже не подозревают об этом. И лечить нужно не только женщину, но и все отношения в семье.

Во всем мире растет число женщин, страдающих от послеродовой депрессии. Британские ученые связывают этот факт с увеличением городского населения и большим стрессом, с которым сегодня приходится сталкиваться жителям мегаполисов.

По данным Министерства здравоохранения Беларуси, в нашей стране наблюдается противоположная тенденция: случаев с диагнозом послеродовой депрессии с каждым годом все меньше. Так ли это на самом деле или женщины и врачи предпочитают игнорировать тревожные симптомы?

«Журнал» побеседовал с практикующим психологом Надеждой Навроцкой, чтобы разобраться в психологическом состоянии женщины и ее семьи после родов.

– Согласно данным Министерства здравоохранения Беларуси случаи послеродовой депрессии в нашей стране достаточно редки (пара десятков в год), и их число уменьшается с каждым годом. Как часто к вам обращаются за помощью женщины с симптомами послеродовой депрессии?

– Диагноз «послеродовая депрессия» в Беларуси действительно не ставят. А если ставят, то это, наверное, и есть те самые скромные цифры, которые оглашает Министерство здравоохранения. Причин тому несколько.

Во-первых, сами мамы не обращаются за помощью. Подавляющее большинство считает, что плохо себя чувствовать – это нормально. «Нормально» быть уставшей, «нормально» не спать, «нормально» быть в плохом настроении. И обвинять в этом самих себя.

Среди внешних признаков – желание беспричинно плакать, замкнутость или, наоборот, повышенная раздражительность, частый срыв на крик и неспособность объяснить, в чем его причина. Женщина, страдающая от послеродовой депрессии, может пытаться избегать проводить время со своим ребенком, предпочитая, например, погружаться в просмотр пустой информации в интернете.

Подобные жалобы можно слышать повсеместно. По сути, это и есть признаки послеродовой депрессии, но обычно люди не связывают их напрямую с заболеванием. Они часто ничего о нем не знают и ничего с этим не делают.

Надежда Навроцкая. Фото: Сергей Михаленко

 

Ко мне часто обращаются женщины с психосоматическими жалобами: боли в спине, которые не проходят даже после лечения и массажа, головная боль, нарушения сна. Сами женщины связывают эти симптомы со своим эмоциональным состоянием и объясняют их следующим образом: «наверное, это из-за нервного перенапряжения» или «я, наверное, плохая мать, плохо смотрю за ребенком, не умею организовывать свой быт».

Женщины склонны рассматривать себя как эффективный обслуживающий персонал для новорожденного, не понимая, что они имеют полное право на собственные потребности и их удовлетворение, право на личное пространство и личное время.

Многие проблемы с лишним весом у женщин после рождения ребенка также связаны с тем, что она и ее окружение не понимают, что женщина остро нуждается в спокойствии и отдыхе, времени на себя. Очень часто молода мама может урвать себе кусочек спокойного времени только во время приема пищи. Она просит свою семью: «Не трогайте меня, хотя бы когда я ем!» И что она делает? Она начинает есть все чаще, потому что только тогда ее оставляют в покое. Прием пищи становится единственным островком ее личного пространства и времени.

В беларусской семье также нередко считается, что даже когда ребенок спит, мама, вместо того, чтобы заняться своими личными вопросами или просто отдохнуть, должна переделать все домашние дела. Ее лишают права заняться тем, чем ей действительно хочется, что бы это ни было – чтение, чашка кофе, сериал или просто отдых на диване.

Еще одна особенность нашей культуры – важность оценки со стороны, беспокойство о том, что скажут люди. Вот, сейчас придут гости: свекровь, тети или бабушки, – поэтому все должно быть идеально, улыбающийся ребенок и мама-молодец, которая со всем справилась. А хорошо было бы, если бы они пришли, увидели бардак и предложили свою помощь.

– На каком этапе женщина принимает решение обратиться за помощью к профессионалам?

– Как правило, это происходит тогда, когда проблемы из психологии выходят на уровень физиологии. Например, когда начинаются дикие головные боли, мигрени, хроническая бессонница, развиваются неврозы навязчивых состояний.

Мама начинает говорить, что не может находиться одна в квартире, что она чувствует присутствие кого-то постороннего, моет руки или ребенка через каждые пять минут. Это уже клинические проявления, но они не случаются внезапно.

Подобные ситуации могут развиться через год-два после родов, начавшись с жалоб на отсутствие эмоциональной связи с ребенком, чрезмерную усталость и бессонницу. А это как раз и есть первые серьезные симптомы, на которые чаще всего не обращают внимание.

Внимание начинают обращать, когда невроз уже развился и женщина нуждается в медикаментозном лечении или даже стационаре. К счастью, не всегда до этого доходит. Кто-то выравнивается, подстраивается, выезжает на отдых и там приходит в себя. Ребенок тем временем растет, и с ним становится проще.

Часто названные симптомы могут привести к развитию заболеваний с психосоматической природой, например, к язве. Но с послеродовой депрессией наши врачи ее редко связывают, хотя именно депрессия – самая очевидная причина.

Очень часто развитие депрессии связано со смещением роли женщины. В нашей культуре часто происходит следующее. Пока женщина беременна, особенно если это первый и долгожданный ребенок, все о ней заботятся, она является важным центром. Когда же ребенок родился, центром становится он, а мама отодвигается на второй план.

Она становится обслуживающим персоналом, то есть она должна сделать все, чтобы был счастлив ребенок. Ведь именно этого от нее ожидают окружающие, игнорируя тот факт, что мама расходует много эмоциональных и физических ресурсов. И что эти ресурсы ей надо как-то восполнять.

А помочь ей сделать это как раз могут окружающие. Цепочка проста: если окружающие забоятся о маме – мама счастлива и полна сил заботится о ребенке. Значит, счастлив и ребенок.

Очень часто эта проблема связана с тем, как выстроены взаимоотношения в паре на момент рождения ребенка. Бывает, что внешне отношения неплохие, но есть скрытые проблемы. Очень часто женщина в браке сталкивается с ощущением своей незащищенности. И речь далеко не всегда идет о финансовом аспекте.

Женщина, например, может не иметь права голоса, в семье может иметь место психологическое насилие, причем в очень завуалированной форме, когда прямых оскорблений нет, но женщина постоянно слышит в свой адрес косвенные упреки и унижающие ее замечания. Такой сценарий в нашей стране весьма распространен.

Еще одна распространенная проблема – «газлайтинг». Это особый вид психологического насилия, ситуация, когда человеку внушают, что он психически нездоров. Это не делается специально, но часто женщина каждый день слышит: «иди лечи нервы, ты просто больная», «тебе надо идти к психиатру и пить таблетки», «из-за твоих поступков у тебя с головой не в порядке». Это реальные цитаты из моей практики.

После подобного психологического насилия женщина развивает уверенность, что она всю жизнь была больной, а ее состояние – не послеродовая депрессия, а нечто, с чем она сталкивается всегда.

Ещё один вариант газлайтинга – «у тебя все хорошо, тебе кажется», «ты с жиру бесишься». То есть, женщине посто отказывают в праве чувствовать дискомфорт, усталость, боль, тревогу.

– Почему у нас так широко распространено психологическое насилие?

– В Беларуси недостаточно развита культура эмпатии, поддержки, понимания эмоций близких. К сожалению, далеко не во всех семьях принято в ситуации, если кто-то болен или переживает, просто сесть рядом и предложить свою помощь, а не раздражаться: «У тебя снова что-то болит?! Сколько можно?!»

Все хотят себе здорового партнёра. И, желательно, улыбающегося, спокойного и удобного во всех отношениях. С культурой психологической поддержки в семье в Беларуси – большие проблемы.

– Как можно бороться с симптомами послеродовой депрессии своими силами?

– Выздоравливать нужно всей семье, а не только женщине. Когда у женщины есть симптомы послеродовой депрессии, то, в первую очередь, выздоравливать должен ее муж.

Хорошо, когда муж понимает, что с женой что-то не так, обращается к специалисту. Такая ситуация, как правило, очень быстро разрешается. Но когда обращается женщина и говорит, что дома она не находит поддержки, с этим очень тяжело что-то делать со стороны, без включения всех членов семьи.

Бывает, возникает необходимость работать со всей семьей, очень аккуратно доносить до мужа и других родственников, что на самом деле проблема – и в их отношении. Прежде всего, им нужно понять и принять факт наличия у женщины депрессии. А потом лечить уже не только женщину, но и сами отношения в семье.

– Где женщина в Беларуси может получить образовательную и психологическую поддержку, которая послужила бы профилактикой послеродовой депрессии?

– Во-первых, в Минске действительно очень много курсов подготовки к родам, даже на государственном уровне. Пока очень мало курсов, где работают с парами, объясняя, что после родов счастливой должна быть мама, а не только ребенок.

Но если брать в разрезе всей страны, то это будут очень точечные места. И обращаются туда чаще люди, которые уже имеют опыт личностного роста.

Запрос, с которым они туда приходят, звучит так: «Как сделать, чтобы мы все были счастливы, как встроить в нашу семью из двух или трех человек нового члена семьи?»

На большинстве курсов по подготовке к родам об этом не говорят. Там считают, что главное – это родиться. Что будет дальше – разбирайтесь сами.

Чтобы не допустить развития послеродовой депрессии, я бы рекомендовала еще до рождения ребенка решить вопрос внутрисемейных отношений с мужем и, если они есть, с другими детьми. Выйти на максимально здоровые, максимально доверительные и поддерживающие отношения. Это лучшая профилактика послеродовой депрессии.

Здоровые отношения – это взаимная поддержка, взаимное уважение и забота. Если партнеры уважают чувства и потребности друг друга, все остальное сложится само собой.

Комментировать