Жизнь

Защита с «Севера»: Украина готовит диверсантов

400 Вадим Довнар

В Черниговской области, возле самой границы с Беларусью, формируется батальон специального назначения «Север», специализирующийся в том числе на разведывательно-диверсионной деятельности. И хотя основным своим противником здесь видят агрессивную Россию, но из поля внимания не выпускают и происходящее на беларусской стороне.

Первый заместитель командира батальона при Министерстве обороны Украины полковник Андрей Ярмоленко не скрывает, что заверениям Александра Лукашенко о его приверженности территориальной целостности соседнего государства не доверяет.

«Если Москва скажет открыть коридор для прохода российских войск, «бацька» может пойти на это. И хорошо еще, если беларусы сами не пойдут на нас вместе с русскими», – резюмирует военный.

Ему, как и подавляющему большинству украинцев, не нужно объяснять, с кем идет война на востоке его страны. Соответственно, и полного доверия к союзнице РФ – Беларуси быть не может. Впрочем, пока особенных поводов для беспокойства наша страна украинцам не дает. Зато с российской территории опасных сигналов на северных рубежах Украины уже было достаточно. По данным собеседников «Журнала» из батальона «Север», неоднократно пересекали кордон беспилотники. Есть сведения и о прибытии на территорию Украины «соответствующих групп людей». Концентрацию военной техники в этом направлении тоже никто особенно не скрывает. То есть, говорить о том, что антитеррористическая операция далеко, на Донбассе, можно лишь со значительными оговорками.

По мнению координатора по созданию батальона Николая Акулича, идет война между Россией и Украиной с частичным использованием местного криминалитета: «Что такое АТО? Где его границы? Считаю, что в явной форме война идет на востоке Украины. Но в неявной для многих форме она идет по всей стране. Никто не знает, где вспыхнет завтра».

Пока, отметим, война в больших городах севера Украины напоминает о себе лишь какими-то деталями. Вот упоминания на предвыборных плакатах. Вот сводки с фронта в новостях. Вот траур, объявленный в Чернигове по уроженцу города, погибшему в составе Национальной гвардии.

А к людям в военной форме здесь давно привыкли: на краю центральной улицы Тараса Шевченко располагается военная часть. Вернее, располагалась. В 2012 году дислоцировавшийся тут полк связи был расформирован. Площадь была выставлена на торги и лишь недавно лот был заморожен, а добровольцы из «Севера» получили бывшую часть в свое распоряжение для проживания и тренировок. Поговаривают, что мысль пустить с молотка эту землю пришла в голову кому-то из членов семьи бывшего президента Украины Виктора Януковича. Видите ли, места здесь очень живописные, близко река Десна, и желающие построить на этом месте какой-нибудь культурно-развлекательный комплекс рано или поздно нашлись бы.

Было ли это элементом банального корыстолюбия, сознательного ослабления боеспособности государства в интересах России или и тем, и другим вместе – бог весть. Как бы то ни было, но нынешняя база формирующегося подразделения специального назначения представляет из себя достаточно жалкое зрелище. Там, где когда-то чеканили шаг стройные ряды военнослужащих, нынче –  потрескавшийся асфальт с пробивающейся через него травой. На плацу нет ни герба, ни флага Украины. Повсюду горы листьев, битые стекла, сломанные ветви деревьев, холодные казармы, где нет даже кроватей. Мужчины спят на полу, воспользовавшись для этого карематами и спальными мешками. На всех камуфляж разных образцов и расцветок. Питание, хотя и поставляется Минобороны, но финансируется оно не государством, а благотворительным фондом. Несколько современных касок, одна из которых – подарок от детского дома – с надписью «Пусть бережет Господь! Слава Украине!».

В общем, большинство из того, что есть в распоряжении добровольцев – помощь их друзей и волонтеров. Парочка автоматов Калашникова, официальный статус и территория части – вот, пожалуй, и все, чем помогло профильное министерство. Впрочем, создатели «Севера» просят не особенно нарекать на воюющее государство и его представителей из Генштаба. Дескать, главное, чтобы не мешали, а мы ж не в бирюльки пришли играть.

Какие уж тут бирюльки! На днях исполнилось полгода началу АТО. И сколько той «Новороссии»? Кто, кроме самих россиян и части беларусов, верит в то, что Россия не воюет в Украине? За эти полгода был полностью развеян миф о том, что украинцы вообще не будут противостоять сорвавшемуся с цепи соседу. Дескать, некому и нечем. И, ведь действительно, особенно нечем. Но, оказалось, есть кому. «Полгода войны на сплошном энтузиазме и патриотизме», – констатирует полковник Ярмоленко, отмечая важность привлечения на службу именно добровольцев.

Есть, конечно, в распоряжении Украины воинские части и у поселка Десна, пограничники. Но, во-первых, численность последних, мягко скажем, недостаточная для отражения полномасштабного вторжения. Во-вторых, отсутствие инженерных частей, способных наладить понтонные переправы между Днепром и Десной, может привести к тому, что при грамотной атаке мостов эти военные окажутся просто бесполезными. Разве что успеют позвонить и сообщить о вторжении, ибо еще не факт, что спутники засекут начало атаки. От границы же новые БТР доберутся до Киева всего за три–четыре часа. И велика вероятность того, что при таком развитии событий остановить их будет некому.

Ярмоленко сетует, что кампания в зоне АТО напоминает какую-то игру с обеих сторон. Вместо того, чтобы широко использовать танки и артиллерию, – по примеру Второй мировой войны – следовало бы сосредоточится на грамотных действиях малых мобильных групп. Тем более, что тягаться в количестве тяжелой техники с россиянами украинцы явно не в состоянии.

Вот такие перспективные группы и готовят в этом батальоне.

Формирование «Севера» началось еще летом на базе черниговской организации «Центр тактического обучения СОТА», собиравшего людей на курсы военной подготовки. Благодаря немалым усилиям активистов подразделение будет существовать при Министерстве обороны, к обучению добровольцев привлекают бывших сотрудников Центра специальных операций «А».

«У нас интенсивные занятия с 9.00 до 20.00. Учим обращаться с оружием. Усиленная физпоздготовка. Разведработа, городской бой, штурм. Ориентирование на местности, картографические навыки, упор на медподготовку. Постоянные ночные тренировки, – рассказывает старший инструктор Тарас, предпочитающий не называть свою фамилию. – Исходим из того, что боец обязан знать и уметь не только разобрать-собрать автомат в кромешной тьме в любом положении, но и оказать необходимую помощь при ранении и себе, и побратимам. Мы готовим выполнять в том числе и специальные задачи, в частности, работать против применения ЗРК «Бук», выполнять прочие диверсионные задачи. Нам не назначают командиров, мы выбираем сами, с кем работать».

Планируется, что такая подготовка должна занимать две недели. Затем – десятидневные стрельбища на полигоне Минобороны, различные медицинские проверки, «прощупывание подноготной» спецслужбами, подписание контракта на полгода с правом продления и – скорее всего, зона АТО. За это время на базе готовят новую группу, которая сменит на востоке повоевавших товарищей.

Впрочем, желающие перейти в «Север» есть и среди тех, кто уже прошел закалку войной. Один из них – Сергей. Кажется, его невозможно ничем вывести из себя. На Майдане не был. На вопрос «Чем занимался до войны?», не чувствуя подвоха, отвечает – «Спортом». Летом был призван в армию. Не «косил», попал в роту разведки. Полтора месяца служил в Луганском аэропорту. Все, что этот солдат получил в качестве помощи от родного государства – советский комуфляж, который сразу рвется.

«За месяц можно подготовить хорошего бойца, главное, чтобы у него было желание учиться, не филоня», – говорит парень, уехавший на ротацию и переводящийся нынче в «Север». – «Я сам Черниговский. Там за себя почти не боялся, за друзей, главное – не накосячить, чтобы из-за тебя никто не погиб. Пригожусь». «Сергей, а сколько тебе лет?» – «Девятнадцать».

Сэнсэю, в довоенном прошлом театральному режиссеру, мастеру восточных единоборств, штурмующему здание в амуниции весом около шести килограмм, сорок. Другому черниговщанину, Максиму, бросившему высокооплачиваемую работу программистом и заявившему родителям, что готовится воевать за родину, двадцать семь. Но хватает тут мужчин из разных регионов. В том числе и с востока страны. У них общее государство и один враг.

«Пошли!» – командует инструктор и «малая группа», вскрыв окно, ликвидировав часового почти бесшумно влетает в предполагаемое логово оккупантов. Максимальная концентрация внимания, скорость, прикрытые спины побратимов в частности и в широком смысле сограждан вообще.

Все описанное напоминает какое-то кино, но это реальность.

Украина. Северные рубежи. Наши дни.

Комментировать