Арт

Выживут только шуты. Куда уходит наш «год культуры»

1259 Ольга Бубич

Акция Руслана Вашкевича на свалке под Минском. Фото: Ольга Бубич

 

Фуршет на свалке: накрытый розовой скатертью праздничный стол с шампанским, мандаринами и «шпажками» из сала и малосольных огурчиков под звуки «апокалиптического нойза про экзистенциальные проблемы современного бунтаря». Мерзнущие герои и героини невидимого фронта минского андеграунда с ироничными улыбками фотографируют пиршество на телефоны и произносят тосты за конец то ли года, то ли культуры.

Что вообще происходит? Кустурица снимает драму о «Дажынках»? Элтон Джон и Ай Вэйвэй в гостях у Солодухи? Оживший сон Бахтина? Это Беларусь, детка! А точнее, «главный хулиган современного беларусского искусства» Руслан Вашкевич со своим видением «культурных» итогов 2016.

Когда автобус заинтригованных бойцов культурного фронта пробирался сквозь колеи грязи к свалке на Северном полигоне, идей о том, что же стоит ожидать от акции самого смелого «мастера ироничного жеста» было много.

Кто-то предполагал, что нас, словно мусор, сгрузят на вершине уже маячащей на горизонте макулатурной Фудзиямы.

Кто-то предвосхищал сцены ритуальных актов сожжения бюрократических чучел из заявлений, прошений и отказов.

Кто-то придумывал способы практического воплощения едких метафор Максима Жбанкова, который только что представил гостям Вашкевича ироничную лекцию на тему торжества «мусорной культуры» в Беларуси.

«Культурные каноны, умирая, остаются в пространстве культуры как хлам, мусор, trash. Нулевой уровень культуры – пласт отчужденных культурных продуктов в отсутствии их системной организации. Жизнь под обломками идеологий, жизнь на свалке…» – читал в микрофон не менее хулиганистый персонаж современного беларусского арта, выбравший в качестве инструмента творчества не визуальный образ, а обличительное слово. Настрой проповеди Вергилия Жбанкова делал свое дело: и вот серенький автобус подползает то ли к свалке, то ли к декорациям первых страниц «Божественной комедии».

Но гениальный Вашкевич снова всех перехитрил. В закоулке из прессованного картона вместо чистилища культурных грешников, не сумевших добыть сертификаты творческих работников, гостей ожидал накрытый праздничный стол. Свалка, как мы вскоре узнаем из открыток, подготовленных арт-группировкой Руслана, видится художником как «место, где фуфловые нетленки исчезают, а настоящие люди становятся только сильнее».

«Журнал» также рекомендует:

  

Слащавый официальный дискурс пропаганды любви к родине и вины за слабо ощущаемый патриотизм к картошке, облачку или лесному озеру в виде сердечка на городских растяжках замещается легитимацией балагана. Провозглашается торжество «низов», где единственной естественной реакцией на официальный пафос является остроумный смех. Ведь на протяжении тысячелетий развития человечества именно юмор всегда считался «бастионом облегчения», который народ активно использовал для высмеивания власть имущих.

На пороге эпохи хаоса, в беларусских реалиях существования «под обломками идеологий», именно смех – незаменимое средство в «аптечке выживания».

Одно из психологических упражнений для борьбы с фобиями предлагает представить себе то, чего вы больше всего боитесь, под аккомпанемент цирковой музыки. Эффект гарантирован и при визуализации самых стрессовых эпизодов из повседневной жизни.

Поездка в общественном транспорте, переполненном нетрезвыми мужиками и «бабками-террористками», в районе Комаровского рынка?

Счет за коммунальные услуги в период отопительного сезона?

Размер новогодней премии служащим в государственных институциях?

Налог на тунеядство вместо пособия по безработице?

Месячный бюджет на семью с двумя детьми?

Цены на импортные лекарства?

Просто добавьте цирковой музыки! Видите, так уже веселее!

Но вернемся к культуре и смеху.

Акция Руслана Вашкевича на свалке под Минском. Фото: Ольга Бубич

 

В акции Вашкевича тезис о «саморазвитии лоскутной культуры», прозвучавший в дорожной речи Жбанкова, неожиданно обретает более чем реальные черты. В лучших традициях народной смеховой культуры из трудов Бахтина, перфоманс с фуршетом на свалке переворачивает мир с ног на голову: теперь истинно карнавальным, «лоскутным» видится не стол, петарды и хлопушки, а второсортный театрик, из которого привез нас на свалку серый автобус.

Люди, со смехом открывающие старое доброе «Советское», не носят масок и не играют в игру, где разрешение на творчество выдается по сертификатам, а развитие культуры подчиняется кодексам. Шуты не действуют по правилам – они над ними смеются. Их игра гораздо интереснее, важнее и сложнее. Это игра в следование своему признанию, участие в шоу «Остаться в живых» в мире торжества мусора.

Бахтин утверждает, что во время карнавала создается вторая, идеальная жизнь народа. Празднество не сводится к театральным представлениям – философ пишет о нем не как о наблюдаемом извне: в карнавале нет распределения на исполнителей и зрителей, в нем просто живут.

«Весь мир превращается во что-то чужое, страшное и неоправданное, – писал Бахтин в работе, посвященной творчеству Франсуа Рабле. – Мы теряем почву под ногами, испытываем головокружение, ибо не видим вокруг себя ничего устойчивого».

В современном капитализме, быть может, и выживает сильнейший. Но в культуре сегодня, как и во времена жесткого средневековья, выживает шут.

Творческая команда Руслана Вашкевича сдержала обещание: год культуры в Беларуси был с помпой закрыт на мусорной свалке. На абсурд можно отвечать только абсурдом. Ведь, как известно, выигрывает тот, кто смеется последним.

Чтобы жить в Беларуси, нужно иметь хорошее чувство юмора.

Комментировать