Деньги

Выиграет или проиграет Беларусь от падения российского рубля?

2171 Дмитрий Яненко

Российский рубль продолжает лихорадить. С начала года валюта восточных соседей сдулась на 44% (с 32,65 до 47 рублей за доллар). Беларусь сильно завязана на Россию в экономическом плане. «Журнал» решил разобраться, выигрывает или проигрывает Беларусь от ослабления российского рубля.

Предприятия и люди

«Все же некорректно ставить так вопрос, так как в конечном выигрыше или проигрыше остаются конкретные люди или конкретные предприятия», – сказал «Журналу» финансовый аналитик официального партнера «Альпари» в Минске Вадим Иосуб.

Действительно, даже власти страны находятся на перепутье. С одной стороны, крепкий беларусский рубль сильно бьет по экспортерам, а с другой – девальвация приведет к снижению доходов населения. В правительстве по этому поводу даже состоялся заочный спор между премьером Михаилом Мясниковичем, его первым заместителем Владимиром Семашко и министром экономики Николаем Снопковым.

Так, выступая в парламенте, Семашко заявил, что все беды наших промышленных гигантов – МАЗа, МТЗ, БелАЗа – напрямую связаны с завышенным курсом беларусского рубля к корзине валют: «Для экспортера желательной является плавная, умеренная и опережающая девальвация беларусского рубля к основным мировым валютам». Он уточнил, что девальвация беларусского рубля должна «чуть-чуть опережать темпы девальвации основных мировых валют».

Глава Минэкономики парировал: «Для таких темпов девальвации как у них (в России) у нас нет фундаментальных причин. Для нашей экономики это не сыграет в плюс, а по некоторым отраслям – и в минус». Снопков согласен, что ускоренные темпы девальвации на руку некоторым предприятиям машиностроения, которые ориентированы на российский рынок, но девальвировать беларусский рубль ради этих нескольких предприятий правительство не считает правильным.

Глава правительства лишь констатировал: ослабление российского рубля отрицательно сказывается на беларусском экспорте, так как почти 92% экспортной выручки из России идет в российских рублях.

«Понятно, что в сложившейся ситуации, наши предприятия-экспортеры остаются в проигрыше, а те, кто из России импортируют сюда – в выигрыше», – соглашается Иосуб.

Но это касается предприятий, благополучие или кризис которых заметит не каждый. Согласитесь, вот работает завод, люди приходят на смену, выпускают некую продукцию, регулярно получают зарплату… Вроде бы, все в порядке. Но не всегда это правда. Ведь простые работяги не знают, сколько руководство их предприятия взяло кредитов или сколько убытков покрыло правительство.

Значит, денежные проблемы наших соседей не касаются беларусских граждан? Не совсем так. По мнению Вадима Иосуба, семьи беларусов, которые в большом количестве работают в России, уже ощутили падение российского рубля, ведь эквивалент заработков гастарбайтеров, в пересчете на беларусские рубли, заметно снизился. В то же время, он видит и плюсы для беларусов в девальвации валюты соседнего государства.

«Если говорить о людях, которые могут поехать в Россию и потратить там свои валютные сбережения – они находятся в плюсе. К примеру, сейчас очень популярный тренд – ездить в Россию за новыми автомобилями. Сейчас такие люди могут гораздо дешевле приобретать авто, чем, скажем, могли делать это полгода назад», – отмечает эксперт.

Сидя в кабинете, курс не установишь

Трудно однозначно говорить о каком-то общем подходе для страны: удерживать курс беларусского рубля или, наоборот, его девальвировать. Интересы мало того, что разные, зачастую они – противоположные.

Единственным механизмом, который может адекватно сбалансировать все эти противоречивые интересы, является рынок. «При рыночном курсообразовании беларусский рубль смог бы полностью сбалансировать все эти противоречия», – считает Иосуб.

Он убежден, что заменить административными методами рыночную составляющую курса рубля никогда и никому удачно не удавалось. «Все же мы помним 2011 год, когда был официальный и «черный» валютный рынок. Сегодня же, на мой взгляд, разумным решением было бы сделать курсообразование более гибким, поставить беларусский рубль на рыночные рельсы, вместо того, чтобы прогнозировать масштабы девальвации в текущих условиях», – подчеркнул экономист.

Однако беларусская экономика плотно завязана на политику, поэтому власти вряд ли пойдут на резкие изменения курса национальной валюты. Тем более, что выборы на носу.

Ушлые беларусы

«Вся проблема в том, что Национальный банк перешел к практике прогнозируемого изменения беларусского рубля по отношению к доллару», – рассказал «Журналу» финансовый аналитик Сергей Чалый. По его мнению, беларусские граждане уже давно не обращают внимания на колебание других иностранных валют – евро и российского рубля, для них есть только один курс – курс доллара.

«И когда тот же евро прыгал очень существенно – то вверх, то вниз, – люди все равно смотрели на то, как ведет себя доллар. Они шли в банки и открывали депозиты либо в долларах, либо в беларусских рублях», – говорит экономист.

Чем более завышен курс беларусского рубля (а это видно, в том числе, и по статистике экспорта), тем выше привлекательность иностранных валют. В то же время, проценты по рублевым депозитам по-прежнему остаются на весьма привлекательном уровне (до 30% годовых).

«Чтобы поддерживать этот баланс, чтобы не допускать бегства рублевых вкладов, такая разница по доходности депозитов и должна быть», – говорит Чалый, отмечая, что от такой политики государства страдает реальный сектор экономики, а выигрывают домохозяйства, которые имеют большие сбережения.

Эксперт считает, что кризис 2011 года научил беларусов держать нос по ветру и мгновенно реагировать на всякого рода изменения на валютном рынке. В частности, это заметно по поведению беларусских гастарбайтеров.

«Надо отметить, что беларусы оказались более мобильными, чем сами россияне (они же уже давно разучились все считать в долларах, а перешли исключительно на российские рубли). Наши же, наученные горьким опытом финансового кризиса-2011, получая зарплату в России сразу, как только российский рубль начал падать, начали свои доходы переводить в доллары», – отмечает Чалый.

Цель – без потрясений дойти до выборов

Президент Беларуси Александр Лукашенко уже много раз говорил, что власти не будут одномоментно «валить» свою национальную валюты, так как в стране для поддержания «зайчика» есть все необходимое, в том числе и золотовалютные резервы. В реальности же в основном на поддержку рубля тратятся не ЗВР, а внешние займы. Это означает, что государство попросту проедает кредиты.

«Власти Беларуси взяли уже столько кредитов, что можно запутаться. Конечно, они сегодня платят немалую цену, чтобы поддерживать иллюзорность стабильности национальной валюты. Долго так продолжаться не может – рано или поздно становится понятно, чем больше ваш долг, тем дороже эти кредиты становятся. Я считаю, что никакого экономического смысла в этом нет. Единственный смысл – это без потрясений дойти до выборов», – считает Чалый.

Однако сегодня экономика требует очень много ресурсов, и именно валютных. Кто нам поможет, кроме России? Желающие же в очереди не стоят. Международный валютный фонд не так прост: одним из главных условий предоставления нового кредита является требование увеличения гибкости курсообразования: то есть перестать искусственно «рисовать» нынешний курс. С учетом того, что это требование расходится с заявлениями Лукашенко, дисбалансы в финансово-экономической сфере увеличиваются.

За безграмотную популистскую политику властей в 2010 году беларусы расплатились своими сбережениями в 2011-м. И хоть президент все чаще ставит вопрос о недопустимости повторения подобных явлений, в частности, искусственного накачивания доходов населения, все более заметно, что власть не откажется от соблазна на какие-нибудь полгода подарить беларусам сказку. А дальше…

«А дальше ничего не произойдет, – говорит Чалый. – Все же мы видели скопления людей в 2011-м, но не на площадях, а у обменных пунктов. Да, были молчаливые и хлопающие акции. И что с ними стало? Власти поняли, что с народом могут делать то, что захотят…»

 

Фото: bymedia.net

Комментировать