Жизнь

Внутренняя Вейшнория. Как беларусы эмигрируют от реальности

1559 Вадим Можейко

Иллюстрация: МЗС Вейшнорыі

 

Вейшнория как интернет-мем – символ эскапизма активной части беларусского общества, психотерапевтический подорожник и трон в пустоте. Разбираемся, о чем говорит стремление пошутить про виртуальную страну «Запада-2017».

Сдались без боя

Шутки про Вейшнорию звучат весело, но, если вдуматься, то их быстрое и массовое появление – тревожный звоночек для страны. По плану «Запада-2017», Беларусь – вместе с Россией – против Вейшнории будет воевать. Более никакой информации в легенде военных учений не было, но уже этого хватило, чтобы значительная часть беларусов «перешла на сторону врага».

Во всех мемах, твитах и прочих упоминаниях Вейшнории доминирует позитивная повестка: и это не просто дружить, но скорее эмигрировать. В первый же день в очередь на получение «Гражданства Вейшнории» встали больше тысячи человек.

Вейшнория превратилась в страну-мечту, эдакую утопическую лучшую версию Беларуси. «Вейшнория – это мирная страна, демократическая по своему устройству и никогда не проводила агрессивной политики в отношении соседей», – пишет политолог Павел Усов. «Не вейшнарыйцы для ўраду, а ўрад для вейшнарыйцаў! За нашу і вашу Вейшнорыю!», – ретвитит «вейшнорский МИД».

Эти заявления небезосновательны: контуры Вейшнории подозрительно совпадают с электоральной картой Зенона Позняка, что в массовом сознании шире можно трактовать как регионы с национально-демократическими традициями.

Популярность Вейшнории выпячивает примелькавшийся, но от того не менее актуальный общественно-политический раскол беларусского общества. Устав от обреченной борьбы, мы стремимся к хотя бы шуточной внутренней эмиграции.

«Журнал» также рекомендует:

 

Вейшнорская психотерапия

Еще один важный смысл шуток про Вейшнорию – травматический контекст «Запада-2017». Ждать «оккупации железнодорожными вагонами» всерьез никто не собирается (кроме отдельных алармистов), однако само по себе прибытие в Беларусь российских войск национально ориентированных патриотов не радует.

При этом «Запад-2017» – это вам не снос Осмоловки. Учения петициями и прочим узким концентрированным недовольством не остановить. Тут можно в очередной раз почувствовать, что ты не хозяин в своей стране.

Ну а сделать страшное смешным – проверенное средство психологической защиты. Когда к тебе пришли генералы и рассказывают страшилки про Вейшнорию да Лубению, то нет ничего лучше, чем обсмеять эту Вейшнорию до дыр, превратить в «свою». Теперь скорее генералы будут выглядеть смешно, когда будут на полном серьезе проводить учения по борьбе с интернет-мемом. Твиттеровский «МИД Вейшнории» еще небось будет подыгрывать потугам вояк, выставляя их в окончательно комичном свете.

В полном соответствии с афоризмом Чарли Чаплина, «могущество смеха и слёз сможет стать противоядием от ненависти и страха».

Патриоты-эскаписты

Грустная сторона популярности Вейшнории – это, кажется, усталость от жизни в реальной Беларуси. И уж тем более усталость от попыток превратить Беларусь в лучшую страну, чем она есть сейчас. Когда попытки построить светлое завтра из раза в раз заканчиваются пшиком, репрессиями, санкциями и так далее по кругу – хочется сбежать в виртуальную Вейшнорию, где всё уже вроде бы идет правильно.

Симптоматично, что «страна мечты» оказывается с первых же дней своего существования втянута в военный конфликт не только с официальным Минском, но и с Москвой. Кажется, призраки жестокой реальности преследуют беларусских патриотов даже в новейшей мифологии.

«Эмиграция в Вейшнорию» – это иллюстрация классического эскапизма как стремления сбежать от реального мира в иллюзию. Кажется, многие в беларусском гражданском обществе продолжают делать свое дело сугубо по инерции, а при первой же возможности были рады уйти от череды поражений в мир Вейшнории. Там хотя бы есть прямая война, где все просто: вот – враги, вот – свои.

К сожалению, и военная история Вейшнории обречена на провал: сценарий будущего виртуальной страны писался в штабах ее реальных врагов.

Читайте также:

 

Трон в пустоте

В мечтах о виртуальной Вейшнории обнаруживаются аллюзии на классический постмодернистский роман Пелевина «Чапаев и Пустота». Там во Внутреннюю Монголию попадает человек, «которому удалось взойти на трон, находящийся нигде». Что ж, если поразмыслить, то в гражданском обществе Беларуси полно таких некоронованных королей, сидящих на троне, находящемся – по большому счету – нигде.

Согласно Пелевину, «Внутренняя Монголия называется так не потому, что она внутри Монголии. Она внутри того, кто видит пустоту», а чтобы увидеть пустоту, надо «увидеть самого себя».

Так и Вейшнория не имеет географических границ с Беларусью: они внутри всех тех беларусов, кто видит пустоту – будь то пустота на выжженном политическом поле, пустота в казне или душевная опустошенность гражданского активиста, уставшего от нескончаемой неэффективной борьбы.

Сущность Вейшнории, как и Внутренней Монголии, размыта: «все очень индивидуально. Там нет ничего, что существовало бы, что называется, на самом деле. Все зависит от того, кто на это смотрит».

В этом смысле незаполненность обозначенного в сценарии «Запад-2017» конструкта всем только на руку: Вейшнория превращается в постмодернистский «пустой знак», который всяк может трактовать на свой вкус. Так Вейшнория помогает сбежать от конфликтов активистов друг с другом: каждый может представлять виртуальную страну в своих собственных мечтах. Вейшнории хватит всем.

Вейшнория как альтернативная визуализация

Говоря о Внутренней Монголии, герой Пелевина уверяет, что «мир, в котором мы живем – просто коллективная визуализация, делать которую нас обучают с рождения». В этом смысле последнее оружие ненасильственного сопротивления – коллективная визуализация иной реальности.

В реальной Беларуси проводят совместные с Россией учения по войне с Вейшнорией – и с этим ничего нельзя поделать. Зато затягивающаяся игра в Вейшнорию позволяет выставить всё это фарсом, а рассуждения о политической организации Вейшнории по сути остаются рассуждениями об идеализированном будущем Беларуси.

Вейшнория аккумулировала в себе несбывшиеся мечты и сбывающиеся страхи, вновь подчеркнула общественный раскол и спрос на внутреннюю эмиграцию как крайний инструмент в борьбе с чуждым окружением.

«Запад-2017» закончится, и когда-нибудь отчаявшиеся вейшнорцы, набравшись новых моральных сил и замучавшись ностальгией, станут беларусскими репатриантами, а их визуализация вновь превратится в гражданскую активность. По крайней мере, так всегда бывает в сказках о дивной стране.

Читайте также:

 

Комментировать