Полюса

Владимир Мацкевич: «Россия хочет довести Украину до развала, чтобы потом разворовывать деньги программ по восстановлению»

497 Людмила Яненко

У России вряд ли есть территориальные претензии к Украине даже по поводу Крыма. Скорее всего, намерения Кремля очень примитивные и меркантильные – получить миллиардные состояния. Об этом «Журналу» рассказал глава Рады консорциума «ЕвроБеларусь», методолог Владимир Мацкевич.

– Украинская революция победила? И революция ли это?

– Украинская революция только начинается. Майдан – это еще не революция, это весьма специфическая форма протеста, которая характерна именно для современной Украины. И Майдан никуда не ушел.

За все свое время Майдан пережил много этапов. Первый этап – протест небольшой части гражданского общества против прекращения евроинтеграции. После разгона в конце ноября Евромайдан превратился в то, чем был Майдан времен Оранжевой революции.

Потом было 16 января, когда Верховная Рада приняла пакет законов, фактически ликвидирующий в Украине целый ряд фундаментальных гражданских свобод. После этого начался новый, политический, этап Майдана. Здесь начали формировать политические группы, группы самообороны – Майдан стал организованной политической силой, отказавшись признать лидерство парламентских политиков. И дальше он так и продолжался оставаться той силой, способной диктовать свою волю и оппозиционным политикам, и президенту – и добиваться своих целей, несмотря на жертвы. Это был боевой, революционный Майдан.

Таким был краткий период, длившийся до 20-21 февраля, когда Майдан стал ужасным кровавым зрелищем для всего мира, «гладиаторской ареной», на которой совершались бессмысленные, немотивированные убийства, когда ситуация была уже практически решена. Это стало предвестником агонии режима Януковича.

И после этой кульминации Майдан превратился в то, чем он есть сегодня – в рупор народа, в инструмент непосредственной демократии и давления на политиков и правительственные структуры. Таковым он до сегодняшнего дня фактически и остается.

– Стратегические объекты в Крыму захватывают неизвестные с оружием. Как вы считаете, кто они – российские военнослужащие, украинцы-провокаторы либо кто-то еще?

– Это люди без опознавательных знаков, не принадлежащие к Вооруженным силам ни одной страны. Ни одна страна, включая Россию, не берет на себя ответственность за их действия. Значит, эти люди – бандиты, которые по всем международным нормам являются преступниками. Но если задеть хотя бы одного из этих вооруженных людей, то Россия сразу же объявит его своим гражданином и тем самым развяжет себе руки для полномасштабной военной агрессии, на которую Путин уже получил разрешение в Совете Федераций.

– Выходит, это банальная провокация?

– Совершенно верно. И нужно отдать должное украинским военным, общественности, что они так долго не поддаются на эту провокацию. Не исключена возможность, что эти бандиты без опознавательных знаков сами могут расстрелять друг друга, с тем чтобы затем обвинить в этом либо правый сектор, либо, как они называют, «бандеровцев», которых в Крыму отродясь не бывало, и тем самым развязать себе руки. Такое уже было в Киеве. Мы знаем про снайперов на крыше гостиницы «Украина», которые стреляли в людей по обе стороны баррикад – и в «Беркут», и в майдановцев. Точно такое же может повториться в Крыму.

– И какую цель преследует подобными действиями Путин?

– Я постоянно задаю себе вопрос о мотивах и причинах вмешательства России. Вряд ли на сегодняшний день у нее есть непосредственные территориальные претензии к Украине, даже относительно Крыма. Не думаю, что Путин хотел бы сейчас присоединить полуостров к России. Скорее всего, его намерения очень примитивные и меркантильные: нужно довести украинскую экономику до полного развала, государственность Украины – тоже до полного хаоса, чтобы потом развернулась программа восстановления страны. На эту программу можно будет привлечь деньги МВФ, США, Евросоюза, и даже из российского бюджета, не говоря уже про сам украинский бюджет. И эти деньги можно будет разворовывать: это возможность получить миллиардные состояния. Подобная схема уже была отработана в Чечне, когда она фактически зачищалась до выжженной земли, а потом разворачивались программы восстановления. Миллиарды оседали в карманах путинской семьи и московских олигархов. Примерно такой же план, я думаю, существует и относительно Украины.

– Но каким образом эти деньги сможет получить кто-то из России? Либо это будет выгодно в первую очередь украинским олигархам?

– Думаю, намерения состоят в том, чтобы это делалось руками российских олигархов. Сегодня им принадлежат очень крупные предприятия в Украине. Российский капитал присутствует повсеместно, да и сами украинские олигархи, которые довели страну до такого состояния, тоже имеют свои интересы в России. Переплетение этих олигархических группировок очень сильное. Поэтому и те, и другие могут быть в этом заинтересованы.

Вообще, олигархический режим в Украине – это большое зло. Он и был причиной всенародного возмущения, выразившегося в Майдане. И олигархическое правление в Украине должно быть ликвидировано. Правда, есть часть украинского олигархата, интересы которой целиком сосредоточены на Украине. И как раз эти люди занимают конструктивную позицию. Пока и татарин Ринат Ахметов, и сами украинцы, и русские, имеющие украинское гражданство и интересы в Украине, все еще заинтересованы в целостности страны. Федерализация еще больше ослабила бы украинскую государственность, а это работает в пользу варианта разграбления.

– Первый президент Украины Леонид Кравчук заявил, что в случае войны между Россией и Украиной мир будет ожидать третья мировая. Вероятен ли, по Вашему мнению, этот сценарий и насколько в него будет втянута мировая общественность?

– К сожалению, безответственная позиция Путина и создание этой взрывоопасной ситуации в первую очередь в Крыму, а также в Харькове и некоторых других местах, действительно делает актуальной эту угрозу. Украина – это не маленькая Грузия, она имеет значение для мира и стабильности во всей Европе. Развязывание там военного конфликта втянет мир в очень сложную ситуацию – если не третью мировую, то новую холодную войну. С другой стороны, можно понять осторожность европейских и американских политиков. Они понимают, что Россия сейчас нарушает все международные нормы, фактически денонсирует все международные договоры, которые были заключены за два десятилетия. Но, тем не менее, Россия является ядерной державой, и прямая военная конфронтация с ней представляет собой очень страшную угрозу для всего мира.

– Многие наблюдатели считают политику ЕС в Украине поддержкой и помощью украинскому народу, а действия России – оккупацией. Можно ли с этим согласиться?

– Европа на протяжении многих лет вкладывала очень много сил и технической помощи в модернизацию Украины. Последние три года с украинским правительством, с чиновниками работали европейские консультанты, которые готовили Украину к переходу на европейские стандарты. При подписании соглашения об ассоциации Украина бы постепенно входила в семью европейских народов. То есть Европа делом показала, что ее действия направлены на благо Украины. Что же касается России, то она создала вооруженное напряжение в Крыму, поддерживает уклонившегося от выполнения своих президентских обязанностей и сбежавшего Януковича, сулит финансовую помощь до $15 млрд, но при этом не готова поставить эту помощь. Все это работает как раз на дестабилизацию в Украине. Если сравнить все эти действия не только за последние сто дней Майдана, а за все последние годы, то разница в отношении Европы и России к Украине становится очевидной.

– В таком случае, видимо, Россия уже потерпела моральное поражение?

– Это действительно так. Не случайно в СМИ прошла информация, что Меркель в разговоре с Обамой заявила, что Путин неадекватен, что он вне реальности. Он действует, как будто ситуация такова, как она выглядит в его фантазиях, в созданной пропагандистами информационной войны картинке, которую транслируют все СМИ России. Думаю, поэтому сегодня оппонентам Путина в G8 трудно даже при самом горячем желании усмотреть рациональность в действиях России. И теперь российские пропагандисты создают видимость, что мир готов согласиться с действиями РФ. Они сами себя успокаивают, а ложь продолжается. Россия показала себя с самой худшей стороны, и думаю, поправить имидж в ближайшие годы у нее уже не получится.

– Нелегко в такой ситуации и белорусскому президенту. С одной стороны, Россия долгие годы числится в друзьях, с другой – кто же захочет, чтобы и в его страну въехали российские БТРы. Белорусские власти будут и далее сохранять нейтралитет по украинскому вопросы либо все же встанут на чью-то сторону?

– Минимальный здравый смысл и прагматизм должны побудить Лукашенко сохранять нейтралитет. Он никак не может принять и одобрить российские действия, как было и в случае с грузинским конфликтом. Думаю, так же будет оставаться и далее. Рано или поздно этот конфликт закончится, причем закончится еще большим проигрышем России. Если белорусский режим рассматривает себя в Беларуси всерьез и надолго, ему никак нельзя создавать себе врага из Украины. Поэтому, думаю, Лукашенко не втянется активно в этот конфликт, не признает ни возможную аннексию, ни какие бы то ни было еще претензии России относительно Украины. Возможно даже, что он попытается использовать эту ситуация для нормализации отношений с Европой, негативно (пусть даже неофициально) относясь к тому, что делает Россия в Украине.

 

Фото: "Белорусы и рынок"

Комментировать