Деньги

В ближайшие полгода паники на валютном рынке не ожидается

541 Вадим Иосуб

На последнем расширенном заседании Правления Национального банка Беларуси было замечено, что регулятор последовательно движется в направлении дальнейшего усиления гибкости обменного курса. «Ведется серьезная подготовительная работа по переходу к механизму проведения валютных торгов в форме непрерывного двойного аукциона», – объяснили в Нацбанке. Что это означает и как новая система скажется на курсе беларусского рубля?

Если власти реализуют задуманное, это будет большой шаг вперед к прозрачности рынка и курсообразования.

Сейчас у нас торги валютами осуществляются в режиме фиксинга. Это означает, что желающие предприятия через свои обслуживающие банки подают заявки на покупку/продажу валюты, Национальный банк пытается эти заявки каким-то образом сбалансировать, в результате называет курс, по которому спрос и предложение сбалансированы. Он и становится официальным курсом Нацбанка.

Этому процессу не хватает прозрачности, поэтому не очень понятно, на пример, насколько при превышении спроса над предложением вырастет курс и почему именно на столько. Если предложение превышает спрос, то курс упадет – но непонятно, на сколько именно. В некоторой степени окончательное решение принимается, используя административный ресурс.

Принцип двойного аукциона – это стандартный биржевой способ торговли, который используется на всех классических биржах. Это означает, что каждый желающий купить или продать валюту объявляет то количество, которое он собирается купить/продать и желаемую цену сделки. Все заявки попадают в так называемый «стакан» заявок (называется так, потому что представляет собой столбик цен, по которой желающие хотят купить/продать валюту).

Сделка происходит в случае, если пересекаются встречные заявки. К примеру, вы хотите продать доллары по 14.000 рублей, а кто-то по этой цене хочет купить. Вы отправляете свои заявки в «стакан», где они автоматически пересекаются и сделка происходит автоматически.

Если же вы хотите купить доллары по 13.900, но нет никого, кто по этой цене их продает, заявка будет висеть, пока не найдется противоположная сторона.

Но есть и так называемые рыночные заявки – когда заявка отправляется без указания цены, ориентируясь на те заявки, которые уже есть в «стакане». К примеру, вы хотите купить 1.000 долларов. Отправляете заявку, в «стакане» есть предложения от продавцов, которые ранжируются по цене (в первой очереди будут продавцы с самой низкой ценой – 13.900, 14.000, 14.100 и т.д.). Если у продавцов нет нужной суммы, покупатель приобретает, к примеру, 100 долларов по 13.900, 400 – по 14.000, 500 – по 14.100. Вот так и работает непрерывный двойной аукцион.

Самое важное, что все участники рынка видят этот «стакан» заявок, понимают, что происходит на рынке – то есть это максимально открытый и прозрачный механизм функционирования рынка.

При этом у Нацбанка остается возможность делать интервенции. Он наравне с остальными участниками рынка должен будет выставлять свои заявки в «стакан», и все участники рынка будут это видеть. Конкретно не будет прописано, что это заявка Нацбанка, но будет заметна некая крупная сумма на покупку или продажу – заявка с большим объемом.

Переход к двойному аукциону не означает, что это обязательно автоматически приведет к снижению или увеличению стоимости национальной валюты:

На первых парах перехода на новую систему вырастет волатильность (колебания) курса беларусского рубля. Но, по мере привыкания к этому процессу, по мере увеличения числа заявок в «стакане» волатильность исчезнет. Ведь, чем меньше заявок, тем более вероятно, что какая-то крупная рыночная заявка может привести к резкому изменению цены.

Поводов для резких изменений на валютном рынке я не вижу. За январь-февраль у Беларуси сложилось положительным внешнеторговое сальдо. Правда, динамика сложилась не очень хорошая – в феврале сальдо было в 10 раз меньше, чем в январе, но оно все еще положительное.

Сальдо покупки/продажи валюты на рынке в пользу продаж, т.е. валюты сейчас больше продают, чем покупают. Оценивая два эти показателя, можно констатировать, что в ближайшей перспективе стабильности беларусского рубля ничего не угрожает. Вряд ли повлияет на рост курса национальной валюты и расчет Беларуси по долгам.

Напрямую это не повлияет, но косвенные процессы, конечно, могут быть. Если Беларуси не удастся привлечь какие-то внешние кредиты, это может вызвать панику среди вкладчиков, и они массово могут захотеть забрать валюту с депозитов. Не выручат и евробонды, которые являются запасным вариантом. С учетом того, по каким ставкам размещаются наши облигации, а это 12-14%, Беларуси это не совсем выгодно. При таком развитии, ситуация будет непростой. Но весьма вероятно, что хотя бы от одного источника – от России, от Антикризисного фонда ЕврАзЭС или от МВФ – мы финансирование получим.

Поэтому в ближайшие полгода паники на валютном рынке я не ожидаю.

 

Вадим Иосуб – старший аналитик "Альпари"

 

Подготовил Дмитрий Яненко

Комментировать