Жизнь

Университетское сотрудничество с Европой: прекратить нельзя усилить

269 Вадим Можейко

Студенты и правозащитники хотят наказать «плохие» беларусские университеты прекращением сотрудничества с Евросоюзом. «Журнал» разбирается, почему это вредная инициатива и каковы более здоровые стратегии.

Моральная петиция

«Преподать репрессиям урок» – кампания ЗБС и правозащитников («Весны» и немецко-швейцарской «Libereco»), начатая вроде бы с благой целью: солидаризироваться с беларусскими студентами, отчисленными по политическим мотивам, и не допустить такого давления на студентов вновь. Но вот методы работы могут принести Беларуси куда больше вреда, чем пользы.

Начиналось всё с онлайн-петиции на Change.org, адресованной ректорам беларусских университетов и министру образования. Впрочем, подписи на этой платформе не имеют в Беларуси никакой юридической силы. Зато европейским партнерам там подписываться удобнее и привычнее, чем на Petitions.by, а о комфорте партнеров надо заботиться. Как уверял на конференции в Минске представитель «Libereco», они и не надеялись, что петиция будет иметь непосредственный смысл, зато старались привлечь международных журналистов, студенческие организации и правозащитников. Итого за полгода удалось насобирать 263 подписи; внимания западных медиа к кампании обнаружить не удалось.

Эту петицию можно счесть хоть и бесполезной, но безобидной. А вот рабочая группа, которая собралась на конференцию в «Беларусском доме» в Варшаве, объявила своей целью «приостановить сотрудничество европейских университетов с беларусскими до момента восстановления отчисленных студентов, а также прекращения давления и репрессий в отношении политически активных учащихся». То есть до наступления светлого завтра в идеальной демократической Беларуси.

Почему беларусские ректоры не боятся европейских яиц

Позиция выглядит исключительно морально, но об эффективности таких идей говорить не приходится. Выбирая между сотрудничеством конкретного вуза с европейским партнером и политической целесообразностью в целом, беларусское государство ожидаемо выбирает второе. Очень плохо, что на студентов давят, а в отдельных случаях и отчисляют – но совершенно неясно, как прекращение обменов и других контактов с европейскими университетами остановит эту практику.

«Цель – заставить наших партнеров увидеть проблему и ответственно к ней отнестись, – говорил на конференции в Минске Владимир Дунаев из Общественного Болонского комитета. – Если бы один беларусский ректор испытал на себе давление студентов партнерского университета, то это заставило бы его задуматься. Если, конечно, его беспокоит академическая репутация».

Юрий Лукашевич и Пётр Маркелов – студенты, отчисленные из БГУ в 2017 году. Фото: Дзея

 

Беларусских ректоров академическая репутация в Европе, конечно, беспокоит не сильно. Куда больше их беспокоит репутация в Администрации президента, что неправильно, но прагматично. В контексте отсутствия автономии университетов в Беларуси, «немедленное и без условий восстановление всех отчисленных [по политическим мотивам] студентов» (как того требует петиция) просто не в компетенции ректоров – даже если европейские студенты закидают их яйцами и затроллят неудобными вопросами на встречах.

Так что реальным итогом кампании может стать разве что прекращение сотрудничества беларусских университетов с европейскими – но кому от этого станет лучше? И можно ли так привнести больше европейского в беларусскую систему образования – или наоборот? Дискуссия здесь неизбежно сводится к сомнительной роли санкций в беларусско-европейских отношениях – сегодня эксперты сходятся в мысли, что политика втягивания – реалистичнее и эффективнее, чем политика санкций.

А жертвы кто?

Проблема еще и в том, что непонятно, «как идентифицировать жертв и палачей. Нет авторитетного списка, запрос безадресный», говорит Дунаев. Саша Кузьмич из Задзіночання беларускіх студэнтаў отмечает, что внутренний список как раз есть, но признает проблему: «Нету бесспорных случаев. Мы не можем на 100% гарантировать, что человек был отчислен по политическим мотивам, это на уровне доверия».

Саша Кузьмич и Владимир Дунаев на конференции в Варшаве. Фото: Дзея

 

Практика показывает, что случаи чаще всего смешанные: можно быть и молодежным активистом, и не очень прилежным студентом одновременно. Как быть с тем, кто постоянно пропускал занятия, имеет конфликтный характер (что логично для пассионария), плохо знает предмет – но до этого отсидел на Окрестина за участие в уличной акции? Его отчисление – это автоматически «за политику» или уже не очень?

В свое время программа Калиновского склонялась к первому варианту и под конец своего существования больше стала похожа на конвейерную отправку оппозиционеров, их детей и случайных людей на учебу в Польшу.

Впрочем, никуда не годится и обратная ситуация, когда реальных студенческих активистов отчисляют по откровенно политическим причинам, а они обнаруживают, что европейцам их проблемы в общем-то безразличны. В итоге тем же пострадавшим после акций «Студенты против» приходилось чуть ли не в режиме личных контактов с дипломатами помогать получить западную стипендию. Слава богу, никто не отправился служить в Печах в армии, ситуацию удалось разрулить, но такой опыт лучше всего учит, что нужно иметь стабильные механизмы помощи репрессированным – впрочем, сугубо дозированные.

Так ли уж бесполезны европейские вояжи БРСМ

Отдельная проблема, которую поднимает кампания «Преподать репрессиям урок» – кто сейчас от Беларуси ездит по обмену и стажировкам в Европу по официальным каналам. Похоже на правду звучит претензия, что там полно активистов БРСМ и лояльных администрации преподавателей, а сами возможности сознательно пиарятся мало, оставаясь лакуной «для своих».

Претензия понятна, и альтернатива – усиливать контроль европейских партнеров за принципами отбора. Но здесь встает вопрос о том самом принципе университетской автономии: насколько с европейской точки зрения корректно подобное вмешательство? Можно еще усилить транспарентность и в целом публичность процедур. С другой стороны, как будто при отборе на европейские проекты (в том числе образовательные) принципы отбора так уж прозрачны: чаще всего вам пришлют письмо с ответом «да/нет», совершенно не уточняя, почему тот или иной человек прошел, а другой – напротив. Наивно верить, что в рамках беларусской системы образования получится сделать процедуру более открытой.

«Журнал» также рекомендует:

 

Да и поездки активистов БРСМ в Европу далеко не бесполезны. Идейных фриков в БРСМ не много, в основном там ребята прагматичные. И показывать им более приятную альтернативу – вариант. А уж какой-нибудь совместный образовательный визит БРСМ и ЗБС вообще может открыть активистам с обеих сторон фронта глаза на более богатую гамму цветов для восприятия друг друга, нежели черно-белый.

Тем более позитивно сказывается опыт европейских стажировок на преподавателях и представителях администрации. Конечно, наивно верить, что все в одночасье станут белыми, пушистыми и либеральными после пары поездок в Варшаву или Берлин. Кто-то вернется и еще будет обливать грязью те фонды, которые оплатили его дорогу. Но многие приезжают в Беларусь под впечатлением и после транслируют его коллегам по любому поводу: мол, у нас нагрузка вон какая высокая, а вот в Польше…

Для сторонников реформ беларусского высшего образования в духе Дорожной карты ЕПВО такие люди – ценнейший актив, распространяющий среди целевой аудитории знания о реальном функционировании европейской образовательной модели. Потом по телевизору депутат-коммунист может сколько угодно рассказывать об ужасах европейских университетов и деградации тамошних студентов – коллеге, который сам только что туда съездил, доверия будет больше.

Тянуть в Европу, а не изолировать

Остановка сотрудничества беларусских университетов с европейскими – вредная мера, которая не только никак не поможет отчисленным по политическим мотивам студентам, но и навредит усилению осведомленности о европейской модели образования среди беларусского академического сообщества.

Это не значит, что надо сидеть сложа руки – и тем более игнорировать факты репрессий в отношении студентов и преподавателей. Есть куча действительно важных инициатив – например, первая в Беларуси общественная стипендия имени Аркадия Смолича, которая присуждается граждански активным студентам. Или фонд взаимопомощи студентам, пострадавшим от репрессий и столкнувшимся с необходимостью выплачивать штрафы.

До сих пор остается актуальным и вопрос расширения возможностей для получения образования беларусской молодежи в Европе. Нужны достойные стипендии и гранты, причем увязанные с необходимостью вернуться в Беларусь после учебы – и это не унылое распределение, а вполне цивилизованная практика, давно используемая во «взрослых» образовательных программах (американском Фулбрайте, например).

Если мы хотим европейского будущего для беларусского образования, то его надо всеми силами в эту Европу тянуть – и отдельными студентами, и целыми университетами в рамках партнерских программ. Если же Беларусь за использование плохих практик изолировать санкциями, то откуда у нас взяться чему-то европейскому?

Читайте дальше:

Выстрадать «корочку», сходить на курсы. Как «реформируют» университеты в Беларуси

«Мы создаем среду, которая помогает искать ответы». Что такое Летучий университет

Болонский процесс. Что это такое и зачем он Беларуси

Чем опасны для Беларуси иностранные студенты

Комментировать