Политика

Учителя и выборы. Как общество выбирает «девочек для битья»

2746 Анна Северинец

Как за спасительную соломинку, общественное мнение хватается за этот прекрасный и удобный миф: в фальсификациях на выборах виноваты учителя.

И разве только ленивый не бросит в нас камень – да так, чтобы обязательно попасть в самое больное: «Бумаг много? Так пусть еще больше фальсифицируют!», «Денег мало? Зато в комиссиях платят!», «Жалуются? А нечего жаловаться, презренные рабы системы!».

Недавно в публичном пространстве прозвучало даже «опущенные» – в адрес все тех же учителей. Не так давно целей было побольше: от разгневанных комментаторов получали еще и пенсионеры: «Пенсия маленькая? А думать надо было, за кого голосовать!» Сейчас почему-то насчет пенсионеров поутихли. Мир движется к милосердию.

Вспоминается одна байка – не помню автора. Одна бабушка свою вечернюю молитву всегда заканчивала одними и теми же словами: «Спасибо тебе, Господи, что ты не к нам, а к евреям пришел». Внук ее однажды не выдержал: «Бабушка, это ты о чем?» «Ну ведь если бы он к нам пришел – это мы бы его распяли», – ответила бабушка.

Интересно, если бы избирательные участки работали бы на заводах – насколько меньше было бы фальсификаций? А если бы в магазинах? А в поликлиниках? А пусть бы приняли постановление, по которому избирательные участки открывали бы в офисах – и по каждому округу чтобы шли в депутаты начальники отделов сертификации, налоговые инспекторы, аудиторы – словом, те, в ком эти самые офисы страсть как заинтересованы. Вы хотите сказать, что на этих участках не было бы фальсификаций? Смешно.

И хорошо было бы, чтобы камень в учителя бросил тот, кто ни разу в жизни ничего не сфальсифицировал. Кто ни разу не подошел к классной руководительнице сына и не попросил бы тихонько: «нам бы средний балл чтобы восемь и пять, а то нам в колледж».

Кто ни разу не сделал за ребенка домашнее задание – чтобы ребенок получил сфальсифицированную десятку.

Кто не получал зарплат в конвертах, не скрывал доходов от налоговой, не приписывал показателей – в конце концов, кто не тягал из рабочего принтера казенную бумагу домой для личных нужд.

Вот кто такой весь честный, весь в белом – пусть бы он бросал в учителя камень. Глядишь, камней поменело бы.

Как «девочки для битья» выбирают розгу. Как Александр Федута ответил на этот текст Анны Северинец

И потом. Скажите: а в творческих союзах, в которых точно так же десятилетиями не меняются председатели и президенты – там тоже учителя в счетных комиссиях сидят? В редакциях газет, телеканалов и журналов – тоже учителя мешают коллективам высказывать свое мнение? В конце концов, в магазинах перебивают даты на просроченных продуктах – тоже учителя? Сертификаты некачественным товарам выдают – они же? Цены в ЖКХ формируют – тоже учителя?

Общество фальсификаций, страна подлогов – почему виноватыми оказались одни учителя? Большинство из которых, между прочим, даже в комиссиях не сидит. Да, среди нас есть люди, которые фальсифицируют – и не только выборы. Точно так же, как среди вас. Процент людей, которые по тем или иным причинам идет на подлог и обман – в каждой профессии одинаков. И, кстати, если вдруг кто-то умудрился за всю свою жизнь ничего не сфальсифицировать в этой стране – то чаще всего потому только, что к нему не обратились. Тихо, ласково. Без угроз. Просто потому, что надо. И потому, что «ты мне, я тебе».

«А вот начнутся суды за фальсификации – посмотрим, чья правда», – пишут в комментариях. Суды-то начнутся, наверное. Но вот что страшно: обойдется ли та теоретическая новая власть – та, которая с судами – без фальсификаций? Как выстоит? Известны ли людям у нас на сегодня иные механизмы, кроме как подчистить, подправить, записать в партийные списки лишь бы кого, только б цифру нагнать, подкрутить процентик, приписать рублик? Известны?

А не страшно ли идти в белый свет с неотработанными еще механизмами, если есть старый и надежный способ – фальсификации? Что-то боюсь я за будущую власть. Не пригодятся ли ей опять эти самые учителя из старых комиссий.

Нет, я не оправдываю ложь и подлог. Нет, я не оправдываю тех, кто фальсифицирует выборы. Я на них, кстати, никогда и ни на какие не хожу ни в каком качестве – чтобы не участвовать в фальсификациях, хотя знаю, что, даже не участвуя – участвую.

Но я отчетливо вижу, что общественное мнение нашло прекрасных девочек для битья – и с радостью накинулось на них. Потому что оно как-то и веселее: забросать девочек, а самому надеть белое пальто и выпить чашку горячего шоколаду с пончиком. Мир, в общем-то, спасен, виноватые найдены и заклеймены.

Но проблема фальсификаций – не есть проблема учителей. Это – проблема общества. Пока вы боретесь с учителями – вы ничего не делаете для победы над фальсификациями. Потому что корень зла – не в учителях.

Если вдруг взять и изъять из избирательного процесса всех до единого учителей – думаете, не найдется, кого посадить на их место?

В нашей стране сотни тысяч учителей. Из них в избирательных комиссиях работает совсем небольшой процент. Среди фальсификаторов выборов – чиновники, идеологические работники, университетские преподаватели, сотрудники студенческих общежитий, главврачи больниц, директора предприятий, все, кто идет голосовать досрочно – имя им легион. А уж просто фальсификаторов у нас в стране – страшно представить.

Не учителя фальсифицируют выборы. Их фальсифицируют нечестные, хитрые, напуганные, неумные (нужное подчеркнуть) люди. И неважно, кто они по профессии.

Мало того. Присмотритесь к себе. А вы – точно ничего не фальсифицируете?  Даже во имя высоких целей и светлых идей – ничего?

И гораздо эффективнее, правильнее и честнее будет заняться каждому самим собой, своим неучастием в фальсификациях, своим добрым именем и своей собственной  честностью. И в отношениях с учителями – в том числе. 

Читайте дальше:

Политики в стране без политики и «выборы» в стране без выборов

Виктор Мартинович: Урок тоталитарной лингвистики

И еще почитайте наш сериал «Кривая надежды. Как оппозиция ходила на выборы»:

Часть 1. 2005-2006: На пике борьбы

Часть 2. 2006-2008: Бойкот бойкота бойкота

Часть 3. 2010: Переломный год (для хребтов)

Часть 4. 2011-2015: Оппозиция здравому смыслу

Комментировать