Жизнь

Убийство «именем Республики». Почему Беларусь должна отменить смертную казнь

1278 Микола Мирончик

Более 400 граждан были расстреляны «именем Республики Беларусь» за последние 20 лет – и только один из «смертников» помилован. Отмена смертной казни не влечет за собой рост преступности, но исключает возможность непоправимой судебной ошибки – особенно в стране, где есть вопросы к независимости судов и непредвзятости следствия. И еще несколько аргументов за то, чтобы Беларусь перестала казнить своих граждан.

Беларусь остается последней в Европе и на постсоветском пространстве страной, где смертная казнь не только присутствует в Уголовном кодексе как вид наказания, но и применяется на практике.

Две трети стран мира уже ввели мораторий на применение «высшей меры» либо полностью отказались от нее. У нас же за последние 20 лет государство расстреляло более 400 своих граждан «именем Республики Беларусь».

Убивать людей – плохо со всех точек зрения. Даже если библейский завет «Не убий!» вас не убеждает – вот вам главные аргументы в пользу отмены смертной казни.

1. Возможность судебной ошибки – и не только теоретическая

Главный аргумент против смертной казни — приведение смертного приговора в исполнение необратимо. А в условиях Беларуси судебные ошибки, считают правозащитники, более чем возможны.

«Международное право не запрещает исполнение смертной казни. Но оно не разрешает ее использование в условиях, когда весь процесс может быть поставлен под сомнение от начала и до конца», — говорит руководитель отдела Восточной Европы и Центральной Азии Международной федерации прав человека Саша Кулаева.

Самый известный «наш» пример – «дело Михасевича». В 1970-1980-х Геннадий Михасевич убил 36 женщин в Витебской области ­– и за его преступления были осуждены 14 невинных человек. Один из них был расстрелян.

Еще один пример –  дело Ивана Фомина, расстрелянного в конце 1990-х за жестокое убийство таксиста. Его мать утверждала, что уголовники вынудили Ивана взять на себя чужую вину, грозя в противном случае убить его мать и сестру.

В 2012 году Олег Алкаев, который в 1996–2001 годах был начальником СИЗО №1 Минска, в интервью активистам кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» подтвердил это:

«Все у нас знали, Фомин взял на себя чужую вину и оговорил себя во время следствия и на суде», – сказал бывший управляющий «коридоров смерти» и руководитель расстрельной команды.

2. Смертная казнь не сдерживает рост преступности

Статистика по уровню преступности в разных странах показывает: наличие смертной казни не воздействует «устрашающе» на потенциальных преступников. Равно как и отмена «высшей меры» никак не влияет на рост числа тяжких преступлений.

К примеру, в Канаде число убийств было максимальным в 1975 году – за год до отмены в стране смертной казни: 3,09 на 100.000 человек населения. После отмены смертной казни этот показатель на самом деле снизился – до 2,41 на 100.000 населения в 1980 году и до 1,85 – в 2002-м.

Ну и аргумент в стиле «зачем всю жизнь кормить убийц за наш счет, давая им пожизненное вместо расстрела», тоже не выдерживает критики. Беларусь занимает 12-е место в мире по количеству заключенных на душу населения. За решеткой и так находятся десятки тысяч граждан. И их «содержат за наши налоги» совсем не в курортных условиях. Да и скажите честно – кто-нибудь хоть как-то может контролировать то, куда идут наши налоги?

3. Пытка для родственников. И для палачей

В Беларуси действует запрет на передачу тела казненного для захоронения. Родственникам не сообщают даже место захоронения.

Комитет по правам человека ООН неоднократно заявлял о том, что сама процедура смертной казни в Беларуси подпадает под признаки пыток и бесчеловечного отношения ­– как к самому «смертнику», так и к его родственникам.

А есть еще и люди, которым «именем Республики Беларусь» нужно нажимать на спусковой крючок и убивать, исполняя приговор. Тот же полковник Алкаев утверждает, что «работа» эта не проходит даром для психики человека.

4. Судьи в Беларуси не являются независимыми

Президентский декрет №6 от 29 ноября 2013 года наделяет главу государства правом возбуждать дисциплинарные производства в отношении судей всех уровней. Таким образом, зависимость судебной системы от воли одного человека — огромна.

Воля же эта, говорят правозащитники, недобрая. За все годы у власти глава государства помиловал всего одного приговоренного к расстрелу человека. Кроме того, в целом ряде публичных заявлений президент в де-факто поддерживал применение смертной казни в целом – и в отношении конкретных обвиняемых в частности, называя высшую меру единственно справедливым наказанием для них.

Например, после того, как в июне 2013 года гомельчанин Александр Грунов был приговорен к расстрелу за жестокое убийство девушки, Верховный суд отменил это решение и направил дело на повторное рассмотрение. Однако Александр Лукашенко четко дал понять, что пожизненное заключение было бы слишком мягким наказанием для убийцы. И повторный приговор остался таким же: смертная казнь.

5. Отсутствие возможностей эффективной защиты

Многие смертники были осуждены на основании признательных показаний, полученных в первые часы после задержания — в то время, когда адвокат к ним еще не был допущен.

Любопытно, что чистосердечное признание является формой сотрудничества со следствием — и, по идее, следуя этой дорогой, обвиняемый избегает смертной казни. Но есть одно «но»: по беларусским законам, сторона обвинения может посчитать, что обвиняемый сотрудничал со следствием недостаточно активно — и настоять на смертном приговоре.

Адвокаты смертникам зачастую назначаются государством (мало у кого есть возможность оплатить услуги квалифицированного защитника самостоятельно), несколько раз меняются на протяжении следствия и — в основном — дают единственный совет своему клиенту: подписывать все бумаги.

Но даже независимая защита — не панацея: особенности беларусской системы ставят адвоката в полную зависимость от вышестоящих инстанций; все вплоть до их выезда на повышение квалификации за границу контролируется адвокатскими коллегиями, в которых они обязаны состоять, и лицензиатом. Правозащитники приводят случаи, когда защищавшие «смертников» адвокаты впоследствии лишались права на ведение практики.

6. План по результатам у следователей

Следствие в Беларуси могут вести три разных ведомства: прокуратура, Следственный комитет и КГБ. От тех, кто инициирует расследование и настаивает на виновности подозреваемого, зависят дальнейшие этапы рассмотрения его дела.

Зачастую подозреваемые содержатся в тех же самых учреждениях, на которых лежит расследование, а значит — и план по раскрытию преступлений. Возможности для добычи признания – «царицы доказательств» – при этом открываются безбрежные. Снова вспомним дела Михасевича и Фомина, приведенные выше.

Кроме того, сторонние лица, которые оказали помощь в раскрытии преступления, не подлежат допросу на суде в качестве свидетелей — и здесь уже возникают возможности не только само-, но и простого оговора.

7. Право на апелляцию по приговору не всегда соблюдается

Вернее, процедура всегда проводится внутри страны. Однако если сторона приговоренного подала жалобу в Комитет по правам человека ООН — Минск не считает нужным ждать окончания ее рассмотрения там. Демонстративно или нет, многие казни проводятся до того, как по жалобе осужденного придет ответ из ООН.

В отдельных штатах США приговоренные к смерти умирают от старости в ожидании, когда все обстоятельства их дел будут несколько раз перепроверены. А в Беларуси стремятся провести процесс и убить человека экспресс-методом. Вспомним дело о взрыве в минском метро в апреле 2011-го: обвиненных в его совершении Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева осудили на смерть 30 ноября 2011 года, а уже 17 марта 2012-го их родственников уведомили, что приговор приведен в исполнение.

 

10 октября отмечается Всемирный день против смертной казни. Жизнь является высшей ценностью, естественным и неотъемлемым правом человека. Смертная казнь – это нарушение права на жизнь, гарантированного Конституцией Беларуси и международными соглашениями в области прав человека.

Петицию в пользу отмены смертной казни в Беларуси можно подписать здесь.

Узнать больше о проблеме смертной казни в Беларуси можно на здесь.

Комментировать