Политика

Трагедия Charlie Hebdo: как бы поступил настоящий мусульманин

858 Райана Ольга Черных

Вооружённое нападение на редакцию французского сатирического журнала Charlie Hebdo потрясло мировое сообщество. С вечера среды сразу в нескольких городах Франции проходят акции протеста против исламизации Европы. Французы выражают солидарность с погибшими журналистами, а аналитики прогнозируют новую волну исламофобии в Старом Свете. Что в свою очередь рождает массу вопросов о том, кому это преступление было выгодно и с какой целью совершено.

Согласно видео с камер наблюдения, нападение произошло во французской столице утром 7 января. Люди в масках, вооружённые автоматами Калашникова и гранатомётом, ворвались в редакцию недалеко от центра Парижа, расстреляли сотрудников, в том числе главного редактора и карикатуриста Стефана Шарбонье, несколько самых известных художников и полицейских, и беспрепятственно скрылись с места преступления. Всего в перестрелке погибли 12 человек, не менее 10 получили ранения разной степени тяжести.

По словам очевидцев, нападавшие выкрикивали слова «Аллаху акбар» и «Мы отомстим за пророка». Это стало причиной заключения о виновности в совершении преступления членов радикальных исламских группировок. Которые, в свою очередь, неоднократно угрожали редакции журнала за публикации острых сатир на пророка Мухаммада. Ближе к ночи 7 января появилась информация о троих предположительных нападавших: двух уроженцев Алжира, братьях Саиде и Шерифе Куаши, которым чуть более 30 лет, и 18-летнем Хамиде Мураде, о национальности которого ничего не известно. Все трое, как предполагается, принадлежат к йеменской джихадистской сети.

Кому выгоден теракт?

Блогеры и пользователи социальных сетей немедленно обвинили ислам и мусульман в покушении на свободу слова и западные ценности. Призывы остановить исламизацию Европы, арестовывать и депортировать мусульман в страны их проживания звучат не только в интернете, но и из уст либеральных политиков на Западе и в России. Кроме того, аналитики прогнозируют усиление контроля за исламскими организациями и движениями по всей Европе и новую волну исламофобии, которая уже набирает обороты в Старом Свете.

На самом деле нападение на французский журнал выгодно мусульманам в самую последнюю очередь. И речь идёт не только о так называемых умеренных мусульманах. Радикальные группировки вроде «Исламского государства» или «Аль Каиды», имеющие сеть вербовщиков по всей Европе, мало выигрывают от усиления контроля за последователями ислама. Скорее наоборот. Тем более, что традиционно связанная с Алжиром Франция долгое время была центром сбора новобранцев для незаконных бандформирований на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также денежных средств на нужды боевиков.

Возможно, именно поэтому никаких заявлений от представителей радикальных группировок не последовало. Несмотря на то, что «Аль Каида» внесла редактора журнала Стефана Шарбонье в чёрный список ещё в 2008 году, а само нападение произошло всего через несколько часов после публикации карикатур на так называемого лидера «Исламского государства» Абу Бакра Аль Багдади. Кроме того, на сегодняшний момент ни одна из радикальных боевых групп не взяла на себя ответственность за организацию этого нападения.

Тем не менее, на видео, опубликованном с места трагедии, отчётливо видно, что нападавшие хорошо вооружены, профессионально двигаются и совершают преступление быстро и без особых препятствий. Что позволяет предположить, что преступники проходили курс обучения военному делу, а поэтому чётко координировали свои действия. Известно также, что один из нападавших в 2008 году был приговорён парижским судом к одном году лишения свободы за участие в бандформировании в Ираке. Кроме того, преступники провели некоторое время в Сирии, откуда прибыли во Францию несколько месяцев назад.

Сегодня стало известно, что самый младший из нападавших, Хамид Мурад, сдался полиции в городе Шарлевиль-Мезьер, административном центре департамента Арденны, примерно в 240 км от Парижа. Двое его сообщников до сих пор находятся на свободе, но полиция предпринимает все возможные меры для их поимки.

Реакция исламского мира

Немедленно после нападения на редакцию журнала исламские лидеры и учёные со всего мира высказали крайнее осуждение преступления и любых подобных насильственных действий. Так, секретарь Международного Союза учёных ислама с штаб-квартирой в Дохе (Катар) Али Мухъедин аль Курра Даги отметил, что подобные нападения «несут в себе только вред для мусульман». По его словам, подобные преступления – это тяжкий грех, так как они «распространяют смуту, осуждаемую и исламом, и всеми мировыми религиями»:

«Мы, мусульмане, вместо оружия должны использовать диалог и дискуссию, показывая лучший пример. Какие бы позиции не выдвигала эта газета, мы не должны решать вопрос кровопролитием. Когда пророк Мухаммад и его ближайший друг Абу Бакр слышали оскорбления в адрес пророка, они промолчали. И стоило Абу Бакру ответить обидчику, пророк немедленно встал и вышел. Объяснив этот поступок тем, что как только прозвучал ответ на оскорбление, ангелы покинули комнату. И лучше для мусульманина промолчать».

Самый известный в исламском мире учёный Юсуф Аль Кардави также осудил нападение, отметив, что «мусульманин религиозен до тех пор, пока не прольёт запретную кровь, как это случилось во Франции».

Один из самых видных общественных и политических деятелей исламского мира Тарик Рамадан назвал нападение «предательством всего исламского мира». По его словам, нападавшие скорее всего были маргиналами-одиночками, они не могли представлять интересы ислама и мусульман, потому что «от нападения мы потерпим лишь убыток – не более».

Продюсер программы «Шариат и жизнь» на канале Al Jazeera д-р Моатаз Аль Хатиб назвал нападение на журналистов исключительно политическим актом. По его словам, гнев – самое простое оружие манипуляции:

«Некоторые партии и силы используют гнев в своих политических или неполитических целях. Например, Хасан Насралла призвал к протестам в Ливане, чтобы улучшить свой имидж, который серьёзно пострадал из-за его поддержки Башара аль-Асада в Сирии. В Египте, Ливии и Тунисе есть те, кто стремится дестабилизировать нынешние правительства, нападая на посольства иностранных государств. Есть некоторые оппоненты правительства, совершающие преступления для усиления напряжения в отношениях с Соединенными Штатами».

Как должен поступить мусульманин в такой ситуации?

По словам главы отдела культуры Востока Исламского культурного центра в Киеве Тарика Сархана, мусульмане никак не могут бороться со свободой слова. Хотя бы потому, что это общая выгода, которая нужна всем. Свобода слова – это цель в исламе, подчёркивает Тарик Сархан, которой кроме всего прочего активно пользуются мусульмане:

«В Коране сказано: “призывай как тебе велено и отвернись от невежд” и затем “рабами Аллахa являются те, которые ступают по земле смиренно и если к ним обращаются невежды, то они отвечают лишь мир вам”».

Тарик Сархан особо подчеркнул, что мусульмане дорожат свободой слова ещё и потому, что так легче распространять призыв, к чему особо призывает ислам. А потому дискредитировать себя и подвергать опасности просто нелогично:

«Но в то же время, это не значит, что мы должны спокойно смотреть на злоупотребления свободой слова и оскорбления религиозных ценностей. Коран запрещает оскорблять религиозные чувства любых конфессий. В нем восхваляются Евангелие, Тора, христианские священники. Причём, религиозные ценности должны быть неприкосновенны не только для мусульман, но и для представителей других конфессий. Это практика взаимного уважения.

Если же, как в ситуации с французскими карикатуристами, человек борется с нами словом, неужели мы должны бороться с ними автоматом? Как будто мусульмане – это люди, которые не обладают никакими знаниями и навыками ведения дискуссий и диалогов. Ислам настойчиво призывает нас сражаться добрым увещеванием. Если мусульмане существуют с не мусульманами, пусть даже с злейшими врагами, но в мирном обществе, то мусульмане должны сделать всё, чтобы сохранить этот мир. Это в наших интересах. Сейчас звучат опасения о новой волне нападения на мечети. Так кому выгоден был этот расстрел?

В Коране сказано: если кто-то из язычников (которые во время ниспослания Священной Книги были злейшими врагами мусульман) попросит у тебя убежище, предоставь ему убежище. Затем дай ему полную безопасность – это значит гарантию безопасности чести, имущества, вероисповедания и так далее. То есть ислам призывает нас защищать даже врагов, которые обратились к нам за помощью и которые не воюют с нами. Так почему мы должны быть лучшими мусульманами, чем пророк, который чётко следовал заветам Всевышнего и не преступал границы дозволенного?»

Тарик Сархан отметил, что в данном конкретном случае единственным настоящим мусульманином в момент нападения оказался 42-летний араб Ахмед Марабет, который попытался дать отпор преступникам. И именно он стал последней жертвой нападавших. Мусульманин, которого преступники сначала ранили, а потом добивали лежащим на асфальте.

«Если кого-то можно назвать правоверным мусульманином, умершим за веру и за Аллаха, то это Ахмеда Марабета, который ценой своей жизни защищал невиновных, как это предписывает нам Коран. Именно он является примером, как должен повести себя мусульманин в подобной ситуации. И никак иначе», - сказал Сархан.

Комментировать