Жизнь

Татьяна Водолажская: «Нужно запустить процесс воображения»

361 Журнал

Уникальный образовательный проект, Летучий университет, объявил новый учебный год «Годом беларусского мышления» и намерен открыть Школу магистров игры. О том, что такое «беларусское мышление» и какие задачи перед ним стоят, «Журнал» расспросил координатора Летучего университета, социолога и методолога Татьяну Водолажскую.

– Когда мы говорим о беларусском мышлении, мы тем самым не хотим его отделить от какого-то иного мышления. Акцент ставится на мышлении здесь и сейчас, в нашем, беларусском, контексте. Наша цель – центрировать мышление на том, что происходит и обретает смысл здесь. Для нас важно не провести границы, а ощутить себя субъектами мышления, акторами.

– В недавнем интервью «Журналу» вы говорили, что на данный момент в Беларуси нет ресурсов, чтобы создать полноценный образовательный проект, который претендовал бы на статус Национального университета. В то же время, можно и нужно побуждать к «беларусскому мышлению». А кого?

– Я надеюсь, что в Беларуси есть люди, у которых есть такая потребность. Но вряд ли можно говорить о каких-то категориях людей, например, выделять тех, кто профессионально занимается наукой. Нас интересуют все, у кого есть потребность мыслить. Есть круг людей, которых и сейчас волнуют определенные проблемы, они ищут ответы. И мы хотели бы сделать этот круг более широким, более ярким, привлечь к нему внимание и вовлечь больше людей в мышление как событие.

– Получается, что вы не ставите рамок для слушателей Летучего университета – возрастных, образовательных?

– Я думаю, что их вообще невозможно поставить.

– Каким образом будет идти отбор?

– Изначально у Летучего университета была установка: мы отбираем людей не по возрасту, профессии или уровню образованию, а по готовности и нацеленности включаться во всё, что мы предлагаем – каждый раз разное. И в этом году мы оставляем абсолютно свободное пространство. У нас есть курсы лекций, которые позволяют каждому человеку выстроить свою траекторию – куда он будет ходить, о чем он будет думать. Плюс мы сейчас вводим дополнительную ступень – четыре «Школы магистров игры». Она связана также и с нашим саморазвитием, теми задачами, которые мы перед собой ставим. Там будет отбор, но он будет проходить не по социально-демографическим характеристикам, а на основе готовности решать совместно те или иные задачи в рамках «Школ Магистров игры».

– Что вы вкладываете в понятие «событие мышления»? Вы отмечали, что мышление не происходит незаметно для внешних наблюдателей внутри чьей-то головы, а выражается в определенных действиях. Как разграничить, например, исследовательскую работу или работу мастерской и «событие мышления»?

– Когда речь идет о событии, имеется в виду какое-то сохранение напряженности и совместности вокруг определенной проблемы. Событие может растягиваться во времени и включать какие-то исследовательские проекты. В понятии события заключено со-бытие, то есть разделенность, совместность, общая устремленность в план, в котором разворачиваются идеи. Событие – это и некий обмен, коммуникация, взаимность. Иногда мы буквально чувствуем, что здесь и сейчас нечто рождается, появляется коммуникация, идея.

– Почему вы ставите акцент не на продукте, а на процессе?

– Научная деятельность ставит слишком сильный акцент как раз на продукте – написании статей, издании книг. И достаточно часто мы видим, что в продуктах собственно мышления-то и нет. Нельзя сказать, что продукты не нужны вовсе, потому что нужна трансляция идей. Но для ангажированности в мышление более важным могут оказаться события. Очень важно на себе почувствовать движение мысли – тогда возникает очень человеческая потребность. Как раз этого у нас и не хватает. Можно критиковать голую передачу знаний, она может быть плоха, хороша, но какие-то продукты в этой области у нас есть. А вот событий не хватает.

– Каким образом были созданы «Школы магистров Игры»?

– В Летучем университете параллельно идут две линии: первая – попытка собрать мастеров в какой-то круг, пространство мышления, вторая – попытка выстраивать некий новый тип образования. И в этих размышлениях о том, на каких основаниях может быть построен этот новый тип образования, мы пришли к выводу, что необходимо строить полностью открытое пространство, а также собрать небольшие группы и поработать в них уже индивидуально. Эти четыре школы выделялись по готовности, спелости тех, кто был готов взять на себя заботу о небольшой группе. Их задача – не прочитать курс лекций, а взять под опеку учеников и попытаться двигаться вместе с ними в режиме поиска нового типа образования, который мы назвали Homo Ludens – «Человек играющий».

Школы подразумевают работу в небольших группах, которая не будет ограничиваться только занятиями, лекциями или семинарами. Будут практические работы. Плюс, школа – это и некий совместный образ жизни, этос, представления о своем сообществе. И, конечно, школа – это знания о подходах, разработках в определенной области.

Поскольку у нас есть еще и курсы лекций, участники школ будут пересекаться между собой и на общих курсах. И в этом плане этот год интересен тем, что в наших курсах будут представлены несколько оригинальных подходов работы с текстами, с прошлым.

Например, в этом году мы вовлекли в нашу работу историка Геннадия Сагановича. Его курс станет попыткой разобраться с такой темой как работа с прошлым. Это не история как таковая. В рамках историографии есть своя история выстраивания работы с прошлым. Я надеюсь, что у Геннадия Сагановича и его слушателей получится совместное исследование того, как менялись подходы в работе с прошлым, и они выйдут на более высокий уровень понимания прошлого как объекта работы, а не только «собственности» той или иной дисциплины.

– Как развивается сообщество Летучего университета? Удается ли вам расширять круг своих слушателей?

– У нас есть группа людей, которые уже пять лет с нами, которым в этом году мы предлагаем развитие, новые формы отношений. Но нам бы очень хотелось расширить этот круг. По объективным причинам, информационно мы не можем выйти за пределы того поля, в котором находится сегодняшняя независимая, неформальная интеллектуальная жизнь. Но сейчас в Беларуси существует своего рода «молчаливый запрос». Есть люди, у которых есть вопросы о том, как строить свою жизнь, где искать цели. Эти вопросы не всегда сформулированы явно и четко. Но именно этих людей хотелось бы охватить, втянуть и предложить им вместе с нами пуститься в авантюру поиска ответов на эти вопросы.

У нас нет готовых ответов. Но мы намерены искать ответы вместе с этими людьми.

– Летучий университет долгие годы проводил публичные лекции цикла «Urbi et Orbi». В этом году цикл ваших лекций называется «Главный вопрос» – в чем причина таких изменений?

– Мы специально назвали цикл лекций по-другому и немножко поменяли формат: теперь он более узкий, лекции не всегда проходят в больших помещениях, и в данном случае мы предлагаем лекторам не предъявить некую позицию «городу и миру», а обсудить тот вопрос, который они считают главным.

Это и для нас самих – поисковый режим в рамках «Года беларусского мышления». Мы хотим узнать, в чем беларусские исследователи видят главный вопрос. Это открытое пространство для того, чтобы говорить о проблемах, которые мы считаем важными, но с которыми мы еще не готовы выйти "к городу и миру". Для нас это более «размышлительный» формат.

В ближайшее время с лекциями у нас выступят Олег Дернович, Светлана Карасева, Ирина Маховская и наши преподаватели.

– К каким актуальным проблемам вы планируете обратиться в рамках «Года беларусского мышления»?

– Мне кажется самой важной проблемой, которая будут возникать и в рамках школ, и в рамках открытых лекций и конференций – это тема Человека. Того, как он может сегодня отвечать на все те вопросы, которые перед ним ставит и мир социальный, и мир теоретический, и мир культурный. Это вопрос того, каким нужно быть человеком, что человек может, что он должен.

Второй вопрос касается воображения и будущего. Воображения того, куда нам идти.

Сегодня идеалы и утопии во многом уже реализованы, причем реализованы со своими проблемами и недостатками. Они, увы, не выступают в качестве той мотивирующей силы, которая двигала бы человека к изменениям. А новых утопий, идеалов, воображения, мечты – не появилось.

О чем мечтает сегодняшний беларус? Не только рядовой, но и тот, который хочет что-то делать, деятельный? Когда у нас в связи с политической ситуацией возникает претензия «Вы не предлагаете ничего нового», то это закономерно. Политики не могут предложить ничего нового, потому что на уровне идей на самом деле не существует ничего нового. А идея более комфортной жизни, конечно, привлекательна, но вряд ли может давать основания для осмысленного существования. Потому что ради комфортной жизни проще уехать в более удобное для этого место.

– Вы стремитесь создать, вообразить эту утопию?

– Нужно хотя бы запустить этот процесс воображения. Ведь в интеллектуальную работу всегда входят две составляющие – та часть, которая связан с критикой, но также и часть, связанная с воображением, конструированием. С критикой все хорошо, мы все овладели этим искусством и готовы очень глубоко и подробно критиковать всё подряд. Но критиковать мы можем до тех пор, пока некто создает что-то и предлагает это критиковать. Нам очень не достает сегодня интеллектуального мужества для воображения, предложения утопий. Это проблема, с которой мы работаем.

Презентация новой программы Летучего университета пройдет 13 ноября в клубе Imaguru (ул. Фабрициуса,4). Начало в 18.30, вход свободный.

Комментировать