Жизнь

Созависимость. «Я ушла от мужа-алкоголика, но счастливее не стала»

1380 Янина Мельникова

«Я ненавижу своего мужа, но мне нужны эти эмоциональные качели». Как родственники алкоголиков ищут помощи и поддержки среди таких же, как они.

За окном – монастырский сад. На голых ветках – одинокие яблоки крепко цепляются за жизнь. Внутри в красном углу – иконы. Рядом на стенах – плакаты о вреде алкоголя. В центре комнаты – стол, вокруг которого каждую неделю собираются они. В основном, женщины. Хотя, говорят, нет-нет, да и приходят мужчины.

Сегодня за столом их шестеро, не считая меня.

«Привет, я Анна. Я родственник алкоголика», – говорит женщина во главе стола. «Привет, Анна», – хором отзываются остальные. «Давайте вспомним наши правила», – предлагает Анна. И все по очереди зачитывают что-то вроде устава.

Ловлю себя на мысли, что попала не то в секту, не то в знаменитый «Бойцовский клуб». Но нет, это содружество родственников и друзей алкоголиков. Они называют себя «Ал-Анон». Говорят, таких, как эта группа, в Беларуси десятки. В основном – при церквях и костелах, при больницах и диспансерах.

Формально у них нет главных. Нет психологов и терапевтов, которые помогут и направят. Здесь все на равных. Они просто встречаются раз в неделю, чтобы выговориться, послушать – и разойтись. Каждый в свой персональный ад, который они мечтают однажды превратить в рай.

«Я ненавижу своего мужа, он – не герой моего романа», – говорит молодая женщина, называющая себя Розой.

Большинство имен на собрании вымышленные. И хотя завтра эти женщины могут столкнуться на улицах небольшого провинциального города, они наверняка сделают вид, что не знают друг друга.

«Я никогда не думала, что в мою жизнь ворвется алкоголь. Но это случилось», – продолжает Роза. Она признается, что пришла в «Ал-Анон» вылечить мужа, но потом поняла, что больна сама.

Роза и другие считают, что произошедшие с ними семейные трагедии (пьющие и играющие мужья и дети) – «не просто так». Что, даже разведясь и устранив из своей жизни источники боли, они не станут счастливее. А значит, проблема в них самих.

«Мне нужны эти эмоциональные качели», – говорит Роза.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Ей вторят другие, рассказывая о том, как много раз пытались лечить «своих». Кодировка, подшивка, клиники…

КСТАТИ

По экспертным оценкам, около 1 миллиона человек в Беларуси злоупотребляют алкогольными напитками. 263 тысячи беларусов состоят на учете в наркологических диспансерах.

Кажется, они знают об алкоголизме всё. И даже чуть-чуть больше. Для них алкоголизм близких – крест, который всегда где-то рядом. Но с ним можно жить, верят женщины, и даже быть счастливой. Главное – вылечить собственную эмоциональную болезнь, «незрелое восприятие» жизни с ее проблемами.

Под «зрелым восприятием» они понимают «нормальную» реакцию на обиды, избавление от страхов, умение управлять своей жизнью и не брать на себя ответственность за болезнь другого.

Передо мной кладут файл с распечатанными на нем двенадцатью шагами программы. Читаю. Серьезно? Eсли кто и доберется до последней ступени, ему в буддийский монастырь надо, не меньше.

Словно в ответ на мои мысли в комнату входит священник в темной ризе. «О, вот и просветленный, поборовший в себе страсти», – думаю я.

«Привет, я Агапий. Священник» – «Привет, Агапий».

Агапий оказывается «всего лишь» одним из членов группы. Эмоционально рассказывает о том, как обижается на начальство, злится на братьев в монастыре, борется с самим собой за право иметь желания и интересы. Остальные внимательно слушают.

В правилах группы – не обсуждать, не комментировать и не давать советы. Они приходят сюда просто говорить. Эдакий групповой эмоциональный стриптиз без права на прикосновение и слова утешения. Бесплатная психотерапия для тех, кто не может позволить себе поход к специалисту.

Они плачут. По очереди. В десятый раз при людях рассказывают о своей боли и плачут. На соседнем столе – салфетки и пузырьки с успокоительным. Но когда очередная из них глотает слезы, остальные молчат и что-то аккуратно записывают в блокноты. За салфетками плачущая идет сама.

«Я хожу в “Ал-Анон” уже девять лет. Господи, ну когда же ко мне придет выздоровление и радость жизни?» – срывается женщина за пятьдесят.

Похоже, в этой группе любовь к себе и самобичевание – две стороны одной медали.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

«Я не в ответе за то, какую жизнь выбрал мой муж (сын, брат)», – говорят они. И тут же: «Я хочу, чтобы моя жизнь чудесным образом изменилась». Для этого всего-то надо «перезагрузиться», очистить душу, полюбить себя и избавиться от надежд и ожиданий по отношению к другим людям.

Говорят, у кого-то получается. Те, кто доходят до 12-й ступени становятся менторами (спонсорами). У некоторых из присутствующих такие наставники уже есть. Им можно звонить в любое время дня и ночи. С ними можно говорить когда угодно, а не по расписанию. Они нередко сами бывшие алкоголики, которые знают о болезни изнутри.

Спонсоры и группа – похоже, единственный способ для этих женщин открыться, быть самими собой. В семье они – постоянные борцы за счастье, укротители опасных животных, миротворцы и манипуляторы. В группе – погруженные в самосозерцание и самоанализ личности, смотрящие своим страхам в лицо.

«Я – личность, у меня есть свои желания, свои интересы. Я хочу вернуться к себе. Я ведь кроме жизни с мужем ничего не знаю», – говорит Роза. И признается, что молится богу «о даровании любви к себе».

Сидящая напротив женщина в возрасте словно отвечает на мои мысли.

«Я с мужем-алкоголиком 25 лет прожила. Пошла к психологу, а он говорит: “Уходи от него”. Ушла. Но счастливее не стала. Сейчас уже два года опять вместе. Но теперь, благодаря “Ал-Анон” я по-другому к этому отношусь. Молитва очень помогает», – говорит она.

В комнате звучит звоночек, наступает пауза на монастырский чай и принесенное из дому печенье, и женщины словно выходят из транса. На лицах появляются другие эмоции, в голосах живые нотки. Кажется, еще чуть-чуть – и они начнут делиться рецептами пирогов.

Болезнь этих женщин хорошо знакома психологам и психотерапевтам. Она называется «созависимость».

Созависимость – это глубокая поглощенность и эмоциональная, физическая и социальная связь с другим человеком. По сути, слабые женщины, которые не могут вытащить из омута своих близких (просто потому, что этим близким в омуте комфортно), взваливают на себя непосильную геройскую миссию, закрываются от мира и самоотверженно «спасают».

«Мы называем это заботой и любовью, но в своей заботе и любви переходим все мыслимые и немыслимые границы, – говорит Анна. – Мы даже можем пойти против собственных убеждений, против морали и закона, только чтобы “подстелить соломку” близким».

Под «мы» Анна и ее подруги по несчастью понимают и родителей зависимых от алкоголя. И их супругов. И братьев и сестер. И детей. В общем, весь близкий круг общения зависимых. Тех, кто от стыда прячет и выгораживает своих больных. Тех, кто их кормит и обстирывает. Тех, кто ищет для них врачей и лекарства, надеясь на чудо. Тех, кто берет на себя ответственность за чужие жизни.

КСТАТИ

По данным ВОЗ, в Беларуси на душу населения, включая младенцев и стариков, приходится 15 литров чистого алкоголя в год.

Как правило, такие люди тревожны, импульсивны, обидчивы, не считают себя достойными счастья и любви, стремятся к тотальному контролю и предъявляют завышенные обязательства к себе и другим.

Специалисты до сих пор спорят, является ли такое состояние личности патологией, но однозначно сходятся во мнении, что справиться с созависимостью можно. Впрочем, для этого созависимый, как и сам зависимый, должен осознать свою проблему. И понять разницу между любовью к близкому и псевдо-хорошим поведением, когда человек бессознательно взваливает на себя чужие проблемы, чтобы чувствовать себя востребованным героем.

Женщины за столом говорят, что это осознание пришло не сразу. Кто-то, даже придя в «Ал-Анон», по нескольку месяцев просто молчал и слушал, а потом «пошло, пошло».

«Пошло» означает, что они стали взбираться по лестнице, состоящей из 12-ти шагов. По четвергам и субботам в этой же комнате взбираются по похожей лестнице взрослые дети алкоголиков. Каждый день в нескольких десятках километров отсюда – ползут по ней же сами алкоголики. У последних, впрочем, рядом есть профессиональные наставники. «Мои» же женщины помогают себе сами. Кто сказал, что нельзя быть Мюнхгаузеном и вытащить себя за хвост из болота?

Идеальный вариант, когда пусть и в разных местах эту лестницу штурмом берут все члены семьи, но такого, как правило, не случается.

Перерыв заканчивается, и группа возвращается к обсуждению сегодняшней темы встречи – обиды. У каждой в руках блокнотик, куда тщательно записаны мысли по теме. Те, кто уже добрался до этой ступени, дома рисуют целую карту обид. На ней годы, имена, суть оставшегося в памяти и личные выводы на сегодня.

На столе – переведенные цитатники, взятые у основателей методики из-за океана. К ним обращаются, когда не хватает своих слов и мыслей.

Главный вывод вспоминающих: «Можно было бы и по-другому». Еще говорят о завышенных ожиданиях, о том, что планировать что-то в жизни, особенно с вовлечением в свои планы других, – верный путь к боли и обидам. О том, что глупо думать, что ты в своей семье царь и бог.

Про бога в монастыре говорят особенно часто. На него уповают, к нему обращаются, от него ждут любви. Его же благодарят за посланные страдания. Значит, так ему было угодно…

Кажется, если бы не дети и семьи за монастырскими стенами, эти женщины остались бы здесь. Но дома – незавершенные дела. Дома, возможно, уже пьяные дети и супруги, которых, хочешь или нет, придется спасать, кормить, одевать.

В следующий раз обсудят страхи.

Созависмость – болезнь любви

Действительно ли встречи групп поддержки без участия профессиональных психологов и психотерапевтов могут быть эффективными? Можно ли избавиться от созависимости, находясь в постоянном контакте с зависимыми? И можно ли сохранить любовь и хорошие отношения в семье, где все рушится?

Общий принцип групп поддержки – общение с людьми, оказавшимися в аналогичной ситуации. Психолог Ольга Кравцова считает, что тут человек может увидеть, как разные люди справляются с обстоятельствами, похожими на те, в которых оказался он сам.

«Иногда это не менее важно, чем общение с тем, кто знает “как надо”. Что-то помогает осознать, как бы видя себя со стороны. Часто человек в стрессовой ситуации считает, что “такое могло произойти только со мной” (“... потому что я идиот”), “вечно у меня всё не так”, “я постоянно во что-то влипаю”, а тут ты видишь, что люди разные, и по какой-то причине оказались в схожем кризисе», – рассказала Ольга Кравцова «Журналу».

Именно поэтому в группах поддержки можно учиться новым методам борьбы, можно получить обратную связь, понять, что ты «не первый и не последний» в такой ситуации, и выход из нее на самом деле есть. И что нужно принять ответственность за это решение, сделать осознанный выбор.

Психолог Мария Волкова соглашается с тем, что определенная польза от встреч созависимых может быть, но только при условии, что человек на самом деле понимает глубину своих проблем и готов работать над ними, а не просто «сравнивать, как у других».

«Проблема тут такая же, как с самолечением. Можно просто увязнуть в сравнении симптомов и выставлении диагнозов, а улучшения не наступит. Созависимость имеет сложный механизм появления и развития, не зря ее называют болезнью любви», – говорит Мария Волкова.

Отказаться от болезненного проявления чувств, от роли человека, чьи желания и интересы подчинены другому, больному – задача, с которой лучше справляться с помощью извне.

«Если признать свое бессилие перед болезнью близкого, неспособность решить за него его проблему – не самая сложная стадия. И рано или поздно к этому приходят многие родственники зависимых. Но для того, чтобы понять корень проблемы, разобраться в том, почему ты наплевал на свою жизнь, почему для тебя важно сохранение этих болезненных отношений, чем ты жертвуешь и нужно ли это делать, нужен специалист», – убеждена Мария Волкова.

Впрочем, все это психолог советует делать только при условии, если в семье, где живет человек с зависимостью, нет прямой угрозы жизни и здоровью остальным членам.

«Если вас избивают, если вы испытываете психологическое насилие, если вы боитесь за безопасность своих детей, то собирайте чемоданы. Анализировать свои реакции, наличие или отсутствие любви к зависимому, можно и вдали от него», – настаивает психолог.

Что такое «Ал-Анон»

Семейные группы «Ал-Анон» – это содружество родственников и друзей алкоголиков, которые делятся друг с другом своим опытом, силой духа и надеждой, чтобы решить общие проблемы. Они верят, что алкоголизм – это семейная болезнь, и что перемена отношения к нему может помочь выздоровлению.

Идее семейных групп почти столько же лет, сколько и содружеству «Анонимных Алкоголиков». В середине 1940-х «Ал-Анон» создали родственники членов «АА», чтобы попробовать использовать программу 12 шагов выздоровления зависимых для решения собственных проблем.

Двенадцать шагов «Ал-Анона»

Шаг Первый: Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что мы потеряли контроль над собой.

Шаг Второй: Пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

Шаг Третий: Приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали.

Шаг Четвертый: Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.

Шаг Пятый: Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

Шаг Шестой: Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших недостатков.

Шаг Седьмой: Смиренно просили Его исправить наши изъяны.

Шаг Восьмой: Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.

Шаг Девятый: Лично возместили причиненный этим людям ущерб где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

Шаг Десятый: Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

Шаг Одиннадцатый: Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы понимали Его, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

Шаг Двенадцатый: Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти Шаги, мы старались донести смысл наших идей до других людей и применять эти принципы во всех наших делах.

Комментировать