Арт

«Сноуден». Евангелие для отступника

255 Тарас Тарналицкий

С момента грандиозного разоблачения западных спецслужб, заигравшихся в оруэлловского «Большого брата», и последовавшего за этим бегства в Россию спецагента ЦРУ и АНБ Эдварда Сноудена прошло чуть больше трех лет. Срок явно недостаточный, чтобы пытаться трезво, без лишней истерии, оценить все последствия для замешанных в международном скандале сторон.

Но Голливуд, столь падкий на подобные головокружительные эпопеи, объективность не слишком заботит, ведь show must go on. А значит, ковать следует здесь и сейчас, пока общественность еще не растеряла восприимчивости к столь неоднозначному поступку и личности человека, его совершившего.

Оливер Стоун оказался в числе первых, кто загорелся идеей – экранизировать историю молодого соотечественника, вздумавшего вывести на чистую воду истеблишмент США.

Случайность выбора темы исключена – автор оскароносного «Взвода» большую часть жизни провел в творческой оппозиции к Белому дому. В 1980-е порицал американский милитаризм («Рожденный четвертого июля») и алчность финансистов («Уолл-стрит»), в 1990-е – обличал пропаганду насилия в СМИ («Прирожденные убийцы»), в 2000-е – воспевал героизм спасателей, оказавшихся погребенными под завалами Всемирного торгового центра («Башни-близнецы»). Там, где дело касается темных страниц американской истории, режиссер всегда на острие атаки.

Впрочем, Стоуна успели обскакать – еще в 2014 году это сделала документалистка Лора Пойтрайс. Она была свидетелем и активным участником обнародования похищенной информации, что нашло живое отражение в ее параноидальном по атмосфере фильме-расследовании Citizenfour, в итоге получившем «Оскра» за лучший документальный фильм.

Центральная фигура – Эдвард Сноуден – в нем предстает помятым на вид, уставшим, но все же обаятельным интеллигентом в очках, оправдывающим демарш против государства своим патриотическим долгом. Вполне прозрачный мотив для вскормленного на демократических ценностях идеалиста. После такой расстановки кажется бессмысленным выуживать что-то новое из этой истории.

«Журнал» также рекомендует:

  

Но Стоун идет дальше, пытаясь докопаться до ответа: кем же на самом деле является Эдвард Сноуден и что его, непоколебимого консерватора, превратило в убежденного демократа и гуманиста.

Фильм начинается примерно там же, где и завязка Citizenfour, – в фойе гонконгской гостиницы. К сидящим как на иголках журналисту The Guardian Гленну Гринвальду (Закари Куинто) и режиссеру Лоре Пойтрас (Мелисса Лео) подходит добродушный незнакомец с кубиком Рубика в руках. Им и оказывается будущий диссидент поневоле Эдвард Сноуден (Джозеф Гордон-Левитт).

С этого момента картина перемещается в точку отсчета карьерного роста героя, скрупулезно наблюдая за его поэтапным восхождением по силовой вертикали: сперва неудавшаяся армейская служба (закончившаяся переломом двух ног), прохождение профотбора, учеба и работа в ЦРУ, затем в АНБ.

Создавая биографическую драму, авторы были крайне щепетильны в обращении с реальными фактами жизни героя. На одной из пресс-конференций режиссер даже признался, что авторского вымысла совсем немного – повествование является правдивым настолько, насколько позволяет художественное кино.

Для достижения цели Стоун воспользовался бестселлером Люка Хардинга «Файлы Сноудена: История самого разыскиваемого человека в мире» и ухитрился получить «доступ к телу» бывшего разведчика. Для этого, правда, пришлось выкупить права (по слухам, за 1 млн долларов) на роман «Время спрута» московского адвоката Анатолия Кучерены.

При всей основательности подхода, навязанная правдивость только вызывает вопросы. Стоун рассказывает историю Эдварда Сноудена, лишенную острых углов и компрометирующих деталей. Увлечение аниме или видеоиграми? Да ни за что! Ненужный хлам, мешающий создать идеальный, лишенный изъянов образ настоящего патриота, меланхоличного мессии поколения Твиттера и Ютьюба. Взгляд сквозь романтические очки автора, видящего перед собой Личность, а не живого, обуреваемого сомнениями человека.

«Журнал» также рекомендует:

  

Из-за этого картина страдает как драматургическое произведение. Актерскому потенциалу Гордона-Левитта остается мало пространства для маневров. Драма чаще пролегает в плоскости этического выбора, а он очевиден далеко не каждому зрителю.

Трагизм и глубина экранного Сноудена достигается за счет внезапных эпилептических припадков и не в пример живой и либеральной по взглядам подружки Линдси Миллс (Шейлин Вудли), которая служит моральным ориентиром для героя.

Саспенса как главного ингредиента фильма о шпионах «Сноудену» тоже не достает. Близкий по духу конспирологический триллер «Пятая власть» о создателе Wikileaks Джулиане Ассанже, хоть и перебирал известные факты биографии кибер-активиста, но смотрелся не в пример бодрее. «Сноуден» просто-напросто скучен, и с этим ничего нельзя поделать.

Но сверхзадача у режиссера, кажется, была совсем другая. Разжевав, каким образом силовики следят за гражданскими, он через Сноудена увещевает, как инструмент массового контроля может легко трансформироваться в опасное оружие в руках авторитарного лидера.

В преддверии президентских выборов, где шанс на победу одиозного республиканца Дональда Трампа увеличивается с каждым днем, эти слова видятся отчаянным предупреждением для пассивного электората.

Комментировать