Политика

Останется ли Навальный лидером оппозиции России

135 Анна Добровольская

Под Новый Год в России обязательно происходит что-нибудь «интересное». 30 декабря 2010 года был объявлен второй приговор Михаилу Ходорковскому, а 30 декабря 2014-го вынесен вердикт общественному деятелю Алексею Навальному и его брату Олегу по делу о хищении средств у компании «Ив Роше».

Информации о переносе срока объявления приговора, появившаяся накануне, стала полной неожиданностью для всех и безусловным подтверждением тому, что власти испугались возможных массовых акций протеста, которые планировались в разных городах на 15 января (изначальную дату объявления приговора).

Что же сегодняшний приговор будет значить для тех, кто поддерживал Навального как политика – и что он означает для общества в целом?

Алексей Навальный, при всей неоднозначности его фигуры, является самым значительным из всех возможных лидеров оппозиции сегодня в России. Это факт. Многие люди, которые активно выступают против происходящего в стране, готовы выступить в его поддержку как минимум в подобных политически-мотивированных преследованиях. Это тоже факт. Навальный смог то, что долгое время никому не удавалось – предложил новую политическую повестку для гражданского общества, обобщил в своей работе множество современных не только исследовательских, но и политических, маркетинговых и пиар-технологий, которые позволили ему стать значимой политической фигурой. Настолько значимой, что его попытка баллотироваться на пост мэра Москвы стала далеко не просто символическим действием (хотя шансы на победу были у него минимальны).

Одним словом, если вы спросите у более-менее независимо мыслящих россиян, кто сегодня может быть альтернативной фигурой существующей политической элите, с большой долей вероятности вам ответят, что это Навальный. Потом к нему добавился еще и Ходорковский, но он пока еще слишком уязвим для того, чтобы стать реальным актором на политической сцене России.

Все то время, пока Навальный раскручивал свои антикоррупционные проекты, вел блог, давал интервью и ходил на митинги, отовсюду звучали критические голоса в его отношении. И эта критика, как и все в стране, тоже была и есть очень разного качества и разного направления мысли – от обвинения в тайных связях с администрацией президента и том, что Навальный это «проект Кремля», до совершенно обоснованных обвинений в гомофобии, расизме и постоянном заигрывании с крайне правыми российскими националистами и участии в «Русских маршах». Гвоздем в крышку гроба Навального как лидера оппозиции стали его заявления, что Крым это не бутерброд, чтобы его «туда-сюда передавать». Большой процент тех, кто до этого поддерживал его как политика, после этих слов от своей поддержки отказались. К сожалению, вопрос Крыма для всех россиян весьма неоднозначный, и наверняка есть люди, которые после этих слов стали его поддерживать еще сильнее.

И безусловно, большое сочувствие вызывают все уголовные дела в его отношении. Политически-мотивированные процессы уже стали для россиян привычной реальностью, и их фигуранты, практически вне зависимости от собственной политической позиции, будут иметь общественную поддержку.

Но стоит отметить, что все упомянутые выше количественные прилагательные относятся максимум к 3-5% населения России: горожанам, имеющим по одному-два высших образования, пользующимся интернетом, хотя бы раз в жизни бывавшие за границей и т.п.

Поэтому ответ на вопрос, выльются ли возможные акции протеста в революцию, предельно прост. Нет, не выльются. Даже если бы приговор был объявлен, как и предполагалось, 15 января, к этому моменту организаторы митинга вряд ли смогли бы собрать больше 20 тысяч человек. Сегодня же на Манежную площадь вышло около полутора тысяч человек. Так что «революция оливье» осталась только мечтой.

Другой вопрос – кто такой Навальный с точки зрения властей? Для них он – опасность, которую стоит изолировать от публичных выступлений (для чего был использован домашний арест) и от возможности баллотироваться на выборах (для чего на него пытаются навесить одно уголовное дело за другим). Навальный для властей – тот, за кого люди могут выйти на улицу. И поэтому дата оглашения приговора была так стремительно перенесена, чтобы избежать массовых акций протеста, которых власть очевидно очень боится. И самое главное (и самое печальное): властям необходимо иметь постоянную «ниточку», за которую Навального будут дергать, если он станет предпринимать слишком активные действия – и поэтому его брат получил реальный срок.

Непонятно другое: почему, если он кажется таким уж опасным политическим игроком, не посадить его самого, как это было с Ходорковским? Зачем устраивать весь этот спектакль и фактически брать в заложники родного брата? Зачем оставлять возможность для протеста и активной работы? На все эти вопросы вряд ли можно дать однозначный ответ.

И, увы, даже тот факт, что вместо самого человека в тюрьму сажают его брата, не является самым страшным из того, что происходит в последние месяцы в России. Неправительственные организации объявляются «иностранными агентами», оппозиционер Сергей Мохнаткин получил 4,5 года тюрьмы вообще ни за что (и этот приговор остался практически незамеченным широкой публикой), продолжают рушиться последние намеки на правовое государство и одному богу известно, какие новые законы будут ждать россиян в январе. Поэтому, как ни прискорбно, сегодняшний процесс с Навальными является лишь очередным звеном нашей «гребаной цепи».

Остается большой вопрос, «что же будет с родиной и с нами». Насколько сейчас вообще возможна оппозиция и реальная политика в России, и как привести страну к изменениям не через годы застоя и не через кровавый экономический кризис с последующей кровавой же революцией, а через постепенную внутреннюю реформу государства и общества? Этот длинный путь должен начаться с одного шага – россиянам нужно перестать ждать мессию и начать менять страну с себя. А пока люди стоят на митингах в поддержку Навального с такими же лицами, с какими стоят на митингах в поддержку Путина – «все обречено».

Комментировать