Арт

Smartfilm. Выход из партизанщины

668 Вадим Можейко

Кадр из буктрейлера Lolita, режиссер Николай Панок

 

Беларусское кино, литература и национальная культура выходят из формата полузадушенной партизанщины – и это идет им на пользу. Такие впечатления на «Журнал» произвел финал пятого фестиваля мобильного кино velcom Smartfilm.

«Партизанфильм» капут

«Беларусьфильм» всё так же остается для нас «Партизанфильмом», и критикуют его за это вполне справедливо. Ну или просто беззлобно пинают, считая, что происходящие там процессы в большей степени связаны с госуправлением и идеологией, нежели с искусством.

Но на культурных руинах «Беларусьфильма» вырастали околокиношные люди с всё той же приставкой «партизан». Только теперь партизанщина с экранов историко-героических кинолент времен Второй мировой переросла в культурный lifestyle: змаганне полутайком, из-за куста, каждый шаг в искусстве – вызов, каждый публичный успех – подозрительный повод вылететь из тусовки (партизанские герои не бывают селибрити).

Церемония закрытия фестиваля velcom Smartfilm оставляет обнадеживающее ощущение, что с партизанщиной в тренде покончено. И при этом не потеряны ни собственно культурная составляющая, ни четкое заявление позиции (которая в беларусских условиях вечно получается позицией гражданской).

Антиутопия под оранжевым небом

В этом году форматом velcom Smartfilm были буктрейлеры: короткие ролики к книгам самых разных жанров, авторов и эпох. Всего в рамках фестиваля было снято 94 работы, из которых 38 вошли в шорт-лист и претендовали на Гран-при и победу в еще 12 номинациях.

Авторов никак не ограничивали в выборе первоисточников, но в итоге получилось три литератора-лидера, книги которых получили по 4 ролика: Рэй Брэдбери («451 градус по Фаренгейту»), Джордж Оруэлл («1984») и Владимир Короткевич («Дзікае паляванне караля Стаха»).

Такой незапланированный выбор получился символичным и атмосферным: беларусская мистика, антиутопия, тоталитаризм.

И некоторые буктрейлеры-победители следовали именно этой ситилстике. Например, «Небо секонд хенд» Николая Осадчего («Лучший анимационный буктрейлер»). В отличии от некоторых других работ, которые стремились передать конкретные сцены из книг, здесь художественное решение независимо от первоисточника.

Николай Осадчий скорее передает мессидж Светланы Алексиевич про красного человека в каждом из нас, которого по-чеховски надо выдавливать из себя по капле. На практике же получается наоборот: крах советского мира оставляет за собой воспоминания о «былом величии», среди которых теряются очереди за колбасой и тотальный дефицит.

В буктерйлере Осадчего «единая небесная стройка», призванная создать условное «оранжевое небо», рухнула. Небо треснуло и вновь стало голубым. Но людей, которые предпочитают занавесить окна оранжевой тканью, получается в три раза больше, чем тех, кто когда-то под оранжевым небом вешал на окнах оранжевые флаги. Лучше об опасности постсоветского реваншизма и не скажешь.

Триумфатору velcom Smartfilm (Гран-при; Лучшая операторская работа) даже не пришлось обращаться к подобным метафорам, чтобы получился социально-политический мессидж. Более того, в лучших традициях постмодерна, Александру Абразцову даже не нужно было этого иметь в виду. Достаточно было снять буктерйлер «1984» в Минске, зачитывая текст Джорджа Оруэлла на фоне минского метро или Немиги.

С другой стороны, черно-белая эстетика прекрасно смотрится и вне контекста [невольного] гражданского высказывания. При этом буктрейлер совершенно не вычурный, снят вообще без бюджета, самым сложным технический средством остается отряд страйкболистов – и даже телефон, на камеру которого всё это снято, автору не принадлежит.

«Стреляй, Пятачок!»: не только серьезность

Было бы некорректно сводить фестиваль к настроению нескольких роликов, пусть и замечательных в своем художественном высказывании. Тем и примечателен velcom Smartfilm: наравне с ними лидировали вовсе не отягощенные социально-политическим контекстом работы. Например, победитель в номинации «Лучший буктрейлер в жанре мелодрама» – Николай Панок и его «Лолита» с очень набоковской эстетикой.

С «Лолитой» на пьедестале соседствуют несколько психоделические «Солярис» Александра Кухто («Лучший альтернативный буктрейлер»), «Множественные умы Билли Миллигана» Алины Старковой («Лучший буктрейлер в жанре триллер»), «Послемрак» Александра Колесникова («Лучшее художественное решение буктрейлера»).

Особняком стоит «Винни Пух», который «основан на реальной сказке» – пожалуй, самая вольная интерпретация литературного первоисточника на фестивале. Упоротые бульбагангстеры с накладным носом и ушами вместе с неправильными пчелами гоняют на санках и тележке супермаркета, расстреливая друг друга из всего, что попадется: от «Калашникова» до сложенных пистолетом пальцев.

«Стреляй, Пятачок!» – самопожертвенно кричит Винни, разряжая атмосферу и внося в фестиваль необходимую толику треша и угара. Ну а Николай Копачев празднует победу в номинации «Лучший монтаж».

Беларусский акцент востребован в Германии

Компания velcom известна национальным акцентом в своим проектах (от корпоративной социальной ответственности до рекламных роликов и приложения «moVa»). Не обошлось без мягкой беларусизации и на фестивале velcom Smartfilm.

Помимо того, что Короткевич попал в топ востребованных литераторов наравне с Оруэллом и Брэдбери, режиссерами буктрейлеров были востребованы и другие беларусские писатели. Всего про произведениям беларусской литературы (как уже ставшей классикой, так и молодой) было снято 25% буктрейлеров (24 ролика из 94). В итоге у жюри родилось под них две специальные номинации – «Лепшы буктрэйлер беларускай літаратуры» и «Лепшы буктрэйлер на беларускай мове».

Победители получились очень разные – длинный и вполне кинематографичный «Сіні карабель у блакітным моры плыве» Дениса Кудрявцева и короткая нарезка книжных иллюстраций «Заклятыя скарбы» Андрея Куцко. Еще одним лучшим альтернативным буктрейлером стали «Сем камянёў» Максима Максимова, а лучшей работой со звуком признали «Ён прыйдзе апоўначы» Олега Максимовича.

При этом в международном плане победителем получился Валерий Спесивых и его буктрейлер «Джанк. Мова». Хотя на фестивале он остался и без наград. Но в своем видеообращении автор литературного первоисточника, Виктор Мартинович, рассказал о желании немецкого издательства использовать этот клип для презентации перевода романа «Мова». Простое и короткое видео, из спецэффектов лишь пририсовавшее башням-воротам Минска китайские островерхие крыши, будет использовано по прямому назначению – как промоция книги. Это ли не высшая оценка?

Уже после объявления победителей один из зрителей спросил – а нужны ли отдельные беларусские номинации? С одной стороны, тут сразу напрашиваются параллели с «Лістападам», где беларусские фильмы вынесли в гетто «Национального конкурса». С другой же стороны, когда беларушчына только-только из этого гетто вырвалась, отбилась от партизан в буреломном лесу госкультуры и от партизана в себе – ее неплохо бы накормить на дорожку.

Как ответила Юлия Дайнеко, начальник управления маркетинга компании velcom, отдельные номинации беларусскости «через два-три года уже может будут и не нужны, а сейчас это необходимо».

Лишь бы эту мягкую беларусизацию за два-три года не расстреляли партизаны – что одни, что другие.

Комментировать