Политика

Школа и «ужасы коммунизма». Чего достиг министр Журавков и каким будет министр Карпенко

1450 Вадим Можейко

Игорь Карпенко. Фото: Максим Гучек, БелТА

 

Новым министром образования Беларуси стал Игорь Карпенко, замглавы Мингорисполкома. «Журнал» разбирался, так ли страшен коммунист, как его малюют, и какое наследство достижений и ловушек оставляет за собой прошлый министр, Михаил Журавков.

Коммунист и джаз

Имидж нового министра, Игорь Карпенко, отягощается его партийной принадлежностью. Все сразу посмотрели, что он руководит прогосударственной Компартией, и ужаснулись, каким будет образование при руководстве ярого коммуниста.

Действительно, в школах, скорее всего, опять введут универсальную форму. Работая в Мингорисполкоме, Карпенко рекомендовал это Минобру, ну а теперь ничто не помешает ему самому исполнить свою же рекомендацию.

С другой стороны, Карпенко далеко не так страшен и консервативен, как может показаться по его статусу. Например, именно он со стороны Мингорисполкома курировал минские уличные культурные события, в том числе знаменитые «Джазовые субботы у Ратуши», где в этом году выступал джазовый оркестр ВВС США в Европе. А мог бы запрещать и не пущать, «сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь» и всё такое.

Если почитать гроздья мнений в СМИ, то приход Карпенко – это чуть ли не закат и системы образования Беларуси, и даже почему-то мягкой беларусизации (хотя, казалось бы, причем тут она?). Похоже, эсхатологические ожидания от назначения министром образования руководителя Коммунистической партии несколько затмили реальную личность Карпенко. В его высказываниях, тем более про систему образования, не нашли ничего страшнее все того же введения школьной формы.

«Журнал» также рекомендует:

  

Было «либерально», станет «коммунистически»?

Надо понимать, что такими «важными» делами, как школьная форма, изменения в основном и ограничатся. В беларусской системе любой чиновник, даже министр, далеко не свободен проводить в жизнь лично ему приятные идеи и вынужден просто выполнять указания и следовать логике генеральной линии. Для этого достаточно взглянуть на прошлого министра, Михаила Журавкова, который вроде как слыл либералом.

«Я хочу строить с молодежью более доверительные отношения и считаю, что молодые люди должны активнее включаться в управление сферой образования… Не нужно предвзято относиться к студенческому активу… В основном там очень здравомыслящие и хорошие ребята, если с ними говорить на одном языке», – вот как говорил Михаил Журавков сразу после назначения. По этим фразам видно прогрессивного человека.

А вот совсем другая цитата: «Советская модель, сочетающая в себе разумную строгость рассуждений с простотой и доступностью материала, … представляет собой одну из лучших в мире на соответствующем этапе развития общества… Для точных наук один из главных ориентиров и сегодня — программа советской школы второй половины XX века». Думаете, это новой министр, коммунист Карпенко? Как бы ни так – это снова «либерал» Журавков.

В разгар протестов #студентыпротив Журавков тоже уже не вспоминал про «строить с молодежью более доверительные отношения», а говорил, что «нам нужно быть более агрессивными».

То же самое будет и с Карпенко. Школьная форма и парочку консервативных высказываний – это пожалуйста. А весной 2018 года он поедет в Париж на саммит министров образования стран ЕПВО и там будет как миленький докладывать про успехи по имплементации реформ Дорожной карты Болонского процесса в Беларуси, а не критиковать Болонский процесс в духе своего заместителя по компартии Леоненко. Какими бы ни были его коммунистические мысли на этот счет.

Так что коренных изменений от смены винтика-«либерала» на винтика-«коммуниста» ждать не стоит. Так устроена система.

«Журнал» также рекомендует:

  

Журавков: смог вступить в Болонский процесс, но не сделать там первый шаг

Обсуждения гипотетического коммунистического будущего беларусского образования при Карпенко несколько затмили собственно факт ухода с поста Михаила Журавкова. Каковы итоги его работы за два года в кресле министра?

Можно вспомнить много мелких и средних дел, среди которых ярко позитивно выделяется возвращение в школы курса «Мировая художественная культура». Но главной большой задачей Журавкова было вступление Беларуси в Болонский процесс. По результатам в этом процессе и стоит оценивать его работу на посту министра.

Напомним, что первая попытка Беларуси стать частью Европейского пространства высшего образования (ЕПВО) в 2011 году провалилась. Можно пенять на многие вещи – от политической конъюнктуры до Общественного Болонского комитета, «коварно» подготовившего Альтернативный доклад о состоянии дел в беларусской системе образования. Но фактом остается крайне низкое качество беларусской заявки в ЕПВО. Достаточно будет упомянуть, что в качестве национальной студенческой ассоциации там был заявлен БРСМ, который как минимум не является сугубо организацией студентов.

Под руководством Михаила Журавкова был технично подготовлен новый доклад, при необходимости созданы институты фасадной демократии (Студенческий общественный совет при министре образования), и вместо реформ в обмен на присоединение Беларуси к ЕПВО речь стала идти о другом: присоединении с обещанием проведения реформ из Дорожной карты за три года.

На этом этапе Михаил Журавков выполнил свою задачу успешно. А вот дальше реформы ожидаемо забуксовали.

Европейские дипломы без европейских ценностей

Минобр при Журавкове взялся за те элементы Дорожной карты, которые вписываются в беларусскую систему высшего образования, но не изменяют ее суть, не касаются чувствительных моментов. На таких успехах подробно остановился Игорь Титович, проректор Республиканского института высшей школы, на недавней конференции «Образование как право человека».

В новой редакции Кодекса об образовании будет закреплено разделение высшего образование на три самостоятельных вида по европейскому образцу, выдача «европейских дипломов» (Diploma Supplement), система зачетных единиц (кредитов) и модульного построения образовательного процесса, сетевое взаимодействие при реализации образовательных программ, профилизация образовательных программ на уровне вуза до 50%.

Это все хорошо, однако общий уровень имплементации Дорожной карты остается чрезвычайно низким. Согласно исследованию Общественного Болонского комитета, индекс имплементации реформ в сфере интернационализации и мобильности – 6.8%, инструментов обеспечения прозрачности – 10.3%, а по фундаментальным ценностям ЕПВО – стремится к нулю.

Накрылась медным тазом идея выбирать ректоров беларусских вузов – впрочем, предложенная Михаилом Журавковым схема, более-менее реалистичная в беларусских условиях, все равно имела лишь декоративное отношения к демократии, ничего не изменяла по сути и не основывалась на принципах ЕПВО.

Тест на договороспособность

Как подчеркивает профессор Владимир Дунаев из Общественного Болонского комитета, «Дорожная карта – это законодательная база реформ, а не сами реформы». Мало формально следовать отдельным буковкам оттуда, важно перенимать смысл европейской организации высшего образования, коли мы уж стали частью ЕПВО.

Например, при имплементации дорожной карты необходима публичность, без нее не получается хорошей политики. Но пока лишь на сайтах десяти вузов Беларуси есть информация про Болонский процесс, да и та обрывочная. Не публичен и Указ Михаила Журавкова №628, который вводит Дорожную карту в правовое поле Беларуси.

Независимые эксперты из Общественного Болонского комитета, других аналитических и студенческих организаций, участвуют в работе Наблюдательной группы Болонского процесса, консультируют ее во время визитов в Минск. Но такого взаимодействия совершенно не происходило в работе Минобра Журавкова.

Другой характерный пример – создание Независимого агентства контроля качества образования, в соответствии с Дорожной картой. Министерство образования пытается выдать за таковой Департамент контроля качества, находящийся в структурном подчинении министерства. Естественно, говорить об открытости механизмов его кадрового формирования или о доступности материалов его работы не приходится.

Владимир Дунаев тревожно воспринимает смену министра: это может навредить процессу имплементации Дорожной карты, и так продвигавшемуся ни шатко, ни валко. Между тем, выполнение Дорожной карты – это не только вопрос Болонского процесса, но и тест на договороспособность Беларуси в целом на волне нового потепления с Западом. А половина срока, за который нужно выполнить реформы Дорожной карты, уже прошла. Пока не похоже, что новый министр будет здесь ускоряться.

Будет нелегко, но без ужасов

Михаил Журавков оставляет Игорю Карпенко непростую ситуацию в министерстве. Нужно работать над реформами по Дорожной карте, но весь смысл ЕПВО требует системных реформ, все элементы Болонского процесса взаимосвязаны. А существенная перестройка высшего образования не очень-то вписывается в беларусскую государственную систему. Но за реформы придется отчитываться в 2018 году. Новому министру придется здесь нелегко.

В целом же определять его работу будет рамка государственной политики. Так что каких-то особых «ужасов коммунизма» в беларусском образовании ожидать не стоит.

Комментировать