Арт

She She Pop в Минске. Между «Западом» и «Востоком»

551 Таня Артимович

Фрагмент спектакля «В ящиках стола» немецкого коллектива She She Pop на фестивале «ТЕАРТ» в Минске. Фото: ©Goethe-Institut/ Wiktoryja Charytonawa

 

11 и 12 октября спектаклем немецкого коллектива She She Pop «В ящиках стола» завершилась Международная программа театрального форума «ТЕАРТ» в Минске. Центральная тема — память о Берлинской стене женщин, которые родились и выросли в Западной и Восточной Германии. Используя свою собственную биографию, шесть исполнительниц рассказывают о том, что представляла собой их повседневность по разные стороны стены, как эта стена повлияла на формирование их идентичностей и что произошло после ее падения.

Все участницы коллектива She She Pop социализировались в Западной Германии, поэтому специально для спектакля они пригласили трех женщин «из» Восточной Германии и договорились, что каждая принесет свой «ящик стола» или «шуфлядку» (оригинальное название спектакля «Schubladen») — детские и девичьи дневниковые записи, письма, фотографии, вырезки из газет, книги. Эти «документы» позволяют восстановить индивидуальные особенности двух опытов — ГДР и ФРГ, и понять тот социальный и политический контекст, в котором исполнительницы как индивидуальности формировались.

Потому что — и спектакль делает на этом акцент — мы действительно редко задумываемся о том, почему думаем именно таким образом, откуда рождаются наши представления о мире, кто и что формирует наши идеологические установки. Этот мотив обыгрывается и в оригинальном названии спектакля — «Schubladen», которое кроме знакомого для нашего контекста «шуфлядки» имеет еще второе значение — «думать стереотипами».

«Я должна прилежно учиться, быть активной, но не выделяться...» — говорит одна из героинь из Восточной Германии. «Кто тебе сказал так думать?» — удивляется ее собеседница из Западной Германии. «Я сама». — «Кто тебе сказал сказать себе написать это?»

Сначала на сцене мы видим три пары женщин. Они сидят за столом друг напротив друга и делятся своей памятью. Аннет, одна из исполнительниц, начинает с того, что вспоминает свою маму, которая ждала поезд из восточного немецкого города в направлении Запада. Буквально за несколько минут до отправления пришел будущий отец Аннет с букетом цветов, выменянных на пару замороженных кур, и сделал предложение. Ее мама осталась. На следующий день была построена Берлинская стена, на несколько десятков лет отрезав «восток» от «запада». «Я могу сказать, что обязана Берлинской стене своим рождением» — говорит Аннет.

Фрагмент спектакля «В ящиках стола» немецкого коллектива She She Pop на фестивале «ТЕАРТ» в Минске. Фото: ©Goethe-Institut/ Wiktoryja Charytonawa

 

Из фрагментов воспоминаний восстанавливается повседневная жизнь и ценностные ориентиры «запада» и «востока». Сталкиваются капитализм и социализм, индивидуализм и коллективизм, беззаботное детство и ранняя установка на взросление. «Бутылочка или грудное вскармливание?» — «Бутылочка». — «Я так и думала».

Обсуждая различные идеологии, собеседницам постоянно нужно уточнять друг у друга, а что это значит — «звеньевая» или «дивиденды», потому что многих слов просто не было в их повседневном словаре. Употребляя одни и те же понятия — «эмансипация», например, объяснять, что каждая имеет в виду: эмансипация как освобождение рабочего класса от капиталистического угнетения — или борьба женщин за свои права.

Ставится вопрос о стереотипах и критикуются обобщения, которые обуславливают не только наше видение Другого. «Ты капиталистка?» — несколько раз спрашивает свою «западную» собеседницу Венке с «востока», после того как услышала, как мама Илии раз в неделю снимала в банке на жизнь 1000 марок. То, как мы видим себя и свою реализацию зачастую тоже обуславливается этими идеологическими установками. «Знаешь ли ты, сколько бумажных журавликов я выпустила за мир во всем мире? А сколько пирогов испекла за мир во всем мире?» — восклицает Венке.

Фрагмент спектакля «В ящиках стола» немецкого коллектива She She Pop на фестивале «ТЕАРТ» в Минске. Фото: ©Goethe-Institut/ Wiktoryja Charytonawa

 

«Восток» и «запад» в спектакле проговариваются как идеологические конструкты. Может показаться, что «запад» как «развитая индустриализированная урбанистическая капиталистическая модерная» модель общества противопоставляется  «недоразвитому плохому нежелаемому» (Стюарт Холл). Но как раз такое плоское видение и критикует She She Pop, выводя на первый план индивидуальный опыт, потому что именно такие упрощенные определения и делают  «дискурс о Западе и Остальных (the Rest) таким деструктивным» (Стюарт Холл). Ближе к финалу исполнительницы сбрасывают со столов свои книги, оставляя только личные документы, которые оказываются субъективными, но беспристрастными свидетельствами их истории.

Спектакль «В ящиках стола» в основном играется в Германии, где до сих пор жива память о разделенной нации, а процесс объедения происходил болезненно: «ФРГ звучало так мягко, а теперь — Германия». Говорят, что полноценно он до сих пор не завершен.

Играя спектакль в других странах, исполнительницы переживают, насколько эта тема отзовется и будет узнаваема. В странах с социалистическим прошлым зритель во многом обнаруживает себя на «востоке». Минск, кстати, первый город на постсоветском пространстве, где этот спектакль показали. В Южной Корее актуальным оказался мотив разделенной нации. В Италии публика реагировала на феминизм и левую идеологию.

Тема — стереотипов, «востока» и «запада», различных идеологий, месте индивида в истории — выводит спектакль на универсальный уровень, позволяя зрителю из разных географических контекстов и опытов, обнаружить что-то созвучное. Что такое Запад и Восток сегодня? Как мы понимаем свое место в истории? Как влияет идеология на наше формирование? Что такое терпимость? Что нас на самом деле разъединяет и где находятся те пространства, объединяющие нас?

Фрагмент спектакля «В ящиках стола» немецкого коллектива She She Pop на фестивале «ТЕАРТ» в Минске. Фото: ©Goethe-Institut/ Wiktoryja Charytonawa

 

Несмотря на эту универсальную рамку акцент She She Pop делают именно на женском опыте, и это не просто случайность, потому что исполнительницы — женщины. Одна из основных задач, которые коллектив ставит перед собой, — репрезентация именно женского опыта, исключенного из нарратива большой истории. Женщины говорят о своих романтических переживаниях, женской сексуальности, в том числе гомосексуальной, обсуждают свой быт, бритье ног и гигиенические тампоны. Это может показаться «неудобным» для универсальной публики.

В финале женщины голосуют, определяя свои ценностные ориентиры и политические взгляды. Из перспективы постсоветского пространства, где женщина до сих пор, скорее, дети и кухня, это может показаться «экзотикой».

Но вопрос не в том, насколько в женщине в Беларуси есть внутренняя необходимость определить свои взгляды как неолиберальные или левые, решить быть активисткой или вести домашнее хозяйство. Необходима возможность этого голоса, который будет услышанным, а с выбором женщин, которая сама в праве решать — носить брюки или каблуки, выбирать бутылочку или грудное вскармливание — будут считаться.

Единственный пункт, в котором все женщины оказываются солидарными, это концепт Европы — все они ощущают себя европейКАми. Феминитивы в спектакле играют важную роль, хотя, даже их выбор остается за женщиной, которая в праве обозначать себя через феминитивы или иронизировать и отказаться от них.

Женщины как «мы» перестают быть цельным субъектом. Микке «из» Запада вдруг не находит отклик от своих «западных» приятельниц вспомнить легендарную фигуристку Катарину Витт. Ее собеседницей становится Венке «с» Востока, с которой они дуэтом исполняют танец на льду.

В спектакле звучит песня о птицах, выбирающих юг. В эпоху, когда геополитика играет решающую роль, этот выбор может показаться романтичным и наивным. Но это, скорее, образ, за которым стоит вера в возможность утопического сообщества равных индивидов с различным пережитым опытом и ценностными ориентирами.

Немецкий коллектив She She Pop на фестивале «ТЕАРТ» в Минске. Фото: ©Goethe-Institut/ Wiktoryja Charytonawa

 

She She Pop были основаны 25 лет назад. Участницы (в коллективе только один мужчина) подчеркивают, что они — коллектив, а значит, у них нет лидера, нет режиссера и отношения строятся вопреки иерархии, свойственной традиционному театру. На основе автобиографий они сочиняют драматургию своих спектаклей или перформансов. Индивидуальный опыт оказывается неисчерпаемым.

Так происходит переформатирование самой театральной модели, во многом авторитарной, иерархичной и дискриминационной. Векторы сходятся, и то, о чем ты разговариваешь с публикой, становится неотделимым от того, как ты это делаешь.

Читайте также:

«ANTI[GONE]». Как победить историю

«Кар'ера доктара Раўса». Наш Стыў Джобс і вечны пошук ідэнтычнасці

Без «плохих» полицаев и «хороших» партизан. Через застолье – сквозь исторические травмы

Комментировать