Политика

Сапогом по диалогу. Как минский ОМОН избил внешнюю политику Беларуси

2070 Вадим Можейко

Минский ОМОН 20 минут избивал ногами внешнюю политику Беларуси. «Журнал» разбирается, почему силовики действуют наперекор государственному курсу и проявляют свою агрессию не к месту.

«Стабильность и безопасность»: ОМОН в здании суда избивает журналиста

25 января в суде Фрунзенского районе Минска начали рассматривать «дело граффитистов». Молодых людей судят за граффити «Беларусь мае быць беларускай» и «Рэвалюцыя свядомасці. Яна ўжо ідзе».

Активисты Павел Сергей и Максим Шитик развернули в суде плакат «Не палітычнаму пераследу» и скандировали «Искусство – не преступление». Сотрудники милиции силой вывела их из зала суда и повели в другое помещение. Следом за ними шел журналист TUT.by Павел Добровольский и снимал всё на видео. Далее, по словам пострадавших, сотрудники ОМОНа избивали их ногами, а затем свозили во Фрунзенское РУВД и вернули в суд, чтобы оштрафовать за якобы нападение на ОМОНовцев и нецензурную брань.

В итоге судья Мария Ерохина приговорила Шитика, Сергея и Добровольского к штрафам. А в качестве свидетеля их «правонарушения» выступил сотрудник органов внутренних дел Сергей Ковальчук, который, по словам осужденных, и принимал участие в их избиении.

Силовики думали, что избивают журналиста и общественных активистов – но били они беларусскую внешнюю политику.

«У нашей страны репутация активного поборника сохранения стабильности и безопасности в мире, – говорил в это же время Александр Лукашенко, принимая верительные грамоты послов. – Убежден, что наш диалог с государствами, которые вы представляете, будет постоянно развиваться на основе взаимопонимания, партнерства и дружбы».

Вот вам и «стабильность и безопасность» – ОМОН избивает граждан в здании суда. И чем больше таких эксцессов – тем хуже для репутации беларусской власти для Запада. А для собственных граждан репутация эта и так ниже плинтуса…

А ведь как раз через месяц, 29 февраля, наступает очередной дедлайн по санкциям Евросоюза в отношении Беларуси. Их могут полностью отменить, продлить замороженное состояние или возобновить. Официальный Минск хотел бы первого варианта. Но такое поведение силовиков двигает ситуацию в прямо противоположную сторону.

Дело граффитистов: раздули на пустом месте

К такому же эффекту приводит и всё «дело граффитистов». Символично, что вся эта история произошла на суде именно по этому делу.

Сперва граффитистов задержали в стиле голливудских боевиков: в шлемах и с автоматами, ломая двери, будто речь идет не об уличных художниках, а о банде вооруженных разбойников. По свидетельству граффитистов, при задержании их били (в том числе электрошокером), одному из них сломали челюсть.

Впрочем, «предъявить» им смогли только два вышеупомянутые «экстремистские» граффити как «групповое хулиганство» и запачканный краской социальный бигборд с изображением сотрудников милиции. В итоге экспертиза не нашла в граффити ничего экстремистского, а ущерб был компенсирован.

«Я человек простой. Убытки мне компенсировали. Я не против, чтобы суд был как-то в пользу ребят», – заявлял в суде предприниматель, которому принадлежит тот самый бигборд.

Той же позиции придерживаются и сами граффитисты:

«Признаю сам факт нанесения [граффити], но не признаю вины. Это максимум административная ответственность, – считает Максим Пекарский, один из обвиняемых. – Это не общественные места, а заброшенные военные части. Я считаю, что рисунками мы их только улучшили. Не нарушили общественный порядок, потому что людей там не было».

Всё это дело не стоит и выеденного яйца. Запачкали бигборд – компенсировали ущерб, тема закрыта. Задержания с автоматчиками и суды с искусствоведческим разбором граффити от прокурора выглядят как раздувание конфликта на пустом месте.

«В одной из ветвей нашей власти соскучились по санкциям»

И такое раздувание конфликта может быть не случайным.

«Боюсь, отдельные группы в одной из ветвей нашей власти соскучились по санкциям, – написал у себя в Facebook основатель TUT.by Юрий Зиссер. – Если вернут, виноваты будут подлый Запад, TUT.BY, интернет вообще, ЦРУ, ЕС, оппозиция, БАЖ, Amnesty International – в общем, все, кроме избивших».

Действительно, МВД комфортно в ситуации нагнетания обстановки и усиления внешних и внутренних репрессий. Тогда грубая сила ОМОНовских дуболомов оказывается крайне востребованной. А вот потепление отношений Беларуси с Западом требует дипломатических контактов: тут важен МИД, с европейскими дипломатами языком ОМОНа не поговоришь.

Впрочем, помимо расчетливо-логичных причин, тут могут быть и сугубо личные. Судя по всему, в МВД работают не большие сторонники мягкой беларусизации, скорее наоборот. А отдельные сотрудники не стесняются украшать рабочие места флагом ДНР – сепаратистской террористической организации, чьих боевиков Александр Лукашенко неоднократно призывал немедленно обнаруживать и задерживать в Беларуси, если они тут появятся.

По иронии судьбы, флаг ДНР обнаружил как раз фигурант дела граффитистов, Максим Пекарский:

«В главном управлении по борьбе с организованной преступностью МВД работают даже не столько сторонники нынешнего беларусского режима, сколько люди пророссийских взглядов. У них в здании на Революционной улице в одной комнате на стене я видел флаг ДНР – рассказывал художник. – Неудивительно, что к беларусскому языку там относились крайне отрицательно, и к нашим граффити – как к вражеским».

Мягкая беларусизация – почва для конфликтов с МВД

На почве мягкой беларусизации МВД конфликтует не только с уличными художниками. Из-за задержания футбольных фанатов, использующих историческую национальную символику, возник публичный конфликт между главой МВД Игорем Шуневичем и руководителем футбольной федерации Сергеем Румасом (глава Банка развития, бывший вице-премьер).

Начавшись с заочной пикировки, конфликт продолжился их личной встречей, где стороны вроде бы нашли общие мягкие формулировки, но так и не пришли к взаимопониманию по основным конфликтным вопросам.

Сергей Румас и Игорь Шуневич. Фото: пресс-служба МВД

 

Оно и понятно, когда собеседники живут в разных реальностях. Кто-то осознает тренд мягкой беларусизации и важность использования герба «Погоня» и бело-красно-белого флага, а кто-то по привычке боится любых проявлений национального и в хорошем смысле слова патриотического, относя это сразу к оппозиции – мол, «нацдемы-БНФовцы» всё это.

Вся штука в том, что журналиста Павла Добровольского или граффитиста Максима Пекарского ОМОН может отвести в сторону и избить ногами, а главу Банка развития Сергея Румаса – нет.

Шило на мыло: новые политзаключенные властям ни к чему

Но не только пример Румаса показывает, что позиция МВД и его сотрудников совсем не тождественна позиции беларусского государства. Об этом свидетельствует и кропотливая работа Владимира Макея за последние годы, в которые МИД аккуратнейшим образом налаживал диалог с Западом. После декабря 2010 года задача была крайне сложной, но жизнь подталкивала, особенно после весны 2014 года, после Крыма и Донбасса.

Даже Александр Лукашенко был вынужден помиловать политзаключенных, так и не написавших прошения об этом. Это явно был морально трудный и даже неприятный для него шаг, но без освобождения политзаключенных разблокировать западный вектор беларусской внешней политики было совершенно невозможно.

И вот теперь оказывается, что «делом граффитистов» силовики подкладывают президенту свинью. Правозащитники уже заявили, что если художников осудят, то они будут признаны политзаключенными – и пошло-поехало по новой. Разве ради этого выпускали из-за решетки того же Николая Статкевича – чтобы тут же упрятать на его место новых политузников и свести на нет все дивиденды от такого тяжелого решения?

Причем очевидно, что в глазах государства и лично президента значимость малоизвестных уличных художников несопоставима с тем же Статкевичем. Стоит ли ради них «мараться»?

Тренировочный лагерь оппозиционеров терпят, а за граффити судят

Более того: параллельно «делу граффитистов» происходят и вещи, потенциально куда более опасные для власти. Например, самый что ни на есть оппозиционный «Молодой фронт» создал спортивно-патриотический клуб «Ваяр», где «в здоровом национальном духе» проходят допризывную (читай – военизированную) подготовку юноши и девушки. По словам организаторов, КГБ ограничивается «наблюдением и контролем, каких-то своих людей возможно присылают… пока всё же “зеленый свет”».

На этом примере видно, что нет целенаправленного заказа сверху искать и душить в зародыше проявления мягкой беларусизации, даже в самых ее крайних формах, уже не особенно и мягких. Ради сохранения тренда власти готовы терпеть даже тренировочные лагеря оппозиционеров, о которых 10 лет назад говорил в то время глава КГБ Степан Сухоренко. Теперь лагеря почти настоящие, проводятся сборы, а КГБ совсем не спешит препятствовать такой активности.

А тут граффити на стене заброшенного строения нарисовали, вот уж угроза государственности!

Силовики как угроза государственности

Таким образом, государство на самом-то деле больше всех заинтересовано в реформе МВД, которая бы позволила впредь избежать подобной неконтролируемой агрессии.

Перезрел и вопрос законодательного закрепления мягкой беларусизации и общего потепления, хотя бы на уровне директив «для служебного пользования». Ненормальна ситуация, когда каждый ОМОНовец своим неадекватным поведением может ставить под угрозу долгую и кропотливую работу МИДа.

Ну а милиционеры, у которых на стене висит флаг ДНР, – это откровенные сепаратисты и государственные изменники, как бы пафосно это ни звучало. Беларусь как мирная, нейтральная площадка для минских переговоров им не нужна. Они за флаги Новороссии и ее стиль жизни: с избиениями неугодных и властью грубой силы. В таком мире нет места ни для беларусских патриотических граффити, ни для независимых журналистов, ни для беларусской дипломатии – ни для беларусской государственности.

 

Заглавное фото: Naviny.by

Комментировать