Политика

Репортаж с похорон, превышение скорости и угроза нацбезопасности: за что высылают из Беларуси

419 Людмила Яненко

Корреспондент НТВ Павел Селин показывает свой паспорт с отметкой о депортации из окна вагона перед отъездом из Минска вечером 28 июня 2003 г. Фото: bymedia.net

 

Решение о высылке из Беларуси правозащитницы Елены Тонкачевой шокирует своей абсурдностью. Добиться справедливости не помогли ни аргументы, ни собранные подписи, ни интернет-петиции. Что же нужно сделать, чтобы в один миг стать нежелательной персоной в стране, которой отдал три десятка лет? «Журнал» решил вспомнить, за что высылали из независимой Беларуси правозащитников, журналистов и общественных активистов.

Чаще всего официальный Минск указывал на дверь неугодным журналистам. Шефу бюро НТВ в Беларуси Александру Ступникову в 1997 году дали всего четыре дня на то, чтобы собрать чемоданы, оставив в Беларуси жену и пять дочерей. Российский журналист якобы искажал получаемую в Минске информацию. Нервозность властей понять нетрудно: 2 апреля 1997 года был подписан договор о Союзе Беларуси и России, а «идеологический диверсант», как окрестил журналиста Геннадий Зюганов, мог подпортить торжественность братских устремлений.

Вслед за Ступниковым в 2003 году за пределы Беларуси выслали собкора НТВ Павла Селина, который сделал неугодный репортаж о похоронах Василя Быкова. Заявления Селина о том, что власти якобы препятствовали проведению похорон, по мнению МИД Беларуси были «направлены на дестабилизацию обстановки в государстве». Сам журналист заявил, что в его репортаже не было ни слова неправды. Причиной высылки он посчитал свое интервью со Станиславом Шушкевичем, в котором тот предположил, что Лукашенко – единственный человек в стране, который не читал произведения Быкова. Главный ценитель стихов Быкова оскорбился настолько, что поплатился не только Селин, но и весь корпункт НТВ, который был закрыт. Возобновить работу в Минске удалось лишь год спустя.

Через год жертвой то ли арифметики, то ли политики пал корпункт ВГТРК. Собкор телеканала «Россия» Дмитрий Петров сообщил, что на митинг оппозиции по случаю десяти лет правления Лукашенко вышло протестовать от двух до пяти тысяч человек. МВД Беларуси же насчитало лишь 150-200 человек. Официальный Минск потребовал официальных извинений в одной из новостных программ ВГТРК и опровержения «тенденциозной информации». Но малой кровью и тут не обошлось: представительство «России» закрыли.

НТВ снова «попал под раздачу» в августе 2009, когда корреспонденты Алексей Малков и Юрий Бабенко заинтересовались делами о политических исчезновениях в Беларуси. В аэропорт журналистов отвезли сотрудники спецслужб. Малкова и Бабенко обвинили в отсутствии аккредитации.

После президентских выборов 2010 года страну вынуждали покинуть журналистов, которые общались с оппонентами власти. После интервью с супругой экс-кандидата в президенты Санникова Ириной Халип в мае 2011 был задержан, а затем и выслан из Беларуси спецкор телеканала «Дождь» Родион Мариничев. Осенью того же года – снова за встречу с Халип – люди в штатском задержали и отвезли в РУВД, а затем и на вокзал корреспондента «Московского комсомольца» Игоря Кармазина.

– Оказалось, что стать жертвой репрессий в Беларуси гораздо легче, чем кажется, – написал Кармазин в «МК» по возвращении в Россию. – «Вы угрожаете безопасности Республики Беларусь», – с такой зловещей формулировкой меня выслали за пределы братской страны. Меня сопровождали под конвоем, откатали отпечатки пальцев, сфотографировали фас-профиль, выслали из страны, запретили въезд в Беларусь на год, а если я все-таки заявлюсь в вотчину Лукашенко, то мне грозит до трех лет лишения свободы.

Журналист Павел Шеремет досаждал властям Беларуси еще с 1997 года, когда снял сюжет для ОРТ, в котором продемонстрировал отсутствие четкой демаркационной линии на беларусско-литовской границе. Члены съемочной группы, которую обвинили в незаконном пересечении границы, едва не поплатились свободой. Вслед за лишением аккредитации выслать Шеремета возможности не было, поскольку он являлся гражданином Беларуси. Впрочем, и с этой проблемой беларусские власти расправились элегантно – лишили журналиста этого самого гражданства в 2010 году. На тот момент Шеремет уже 10 лет имел и российский паспорт, что и стало официальной причиной для такого решения. Однако действующее законодательство Беларуси двойное гражданство хоть и не признает, но и не запрещает. Журналист полагает, что все дело не в гражданстве России, а в его участии в независимых беларусских интернет-проектах. В то, что красной тряпкой для властей стал проект «Беларусского партизана», посвященный президентским выборам-2010, а не российский паспорт, верится больше.

Чем российские журналисты так насолили официальному Минску, что их регулярно объявляют персонами нон-грата? На этот вопрос радио «Эхо Москвы» ответил один из первых депортированных Александр Ступников: «Откровенно говоря, я не представляю, чего власти хотят от нас – от российских корреспондентов всех работающих здесь каналов и от меня в частности, поскольку мы избегаем давать аналитические репортажи. Мы только сообщаем факты. Мы не виноваты, что некоторые факты не вписываются в картину, которую, очевидно, рисуют в кабинете беларусского президента».

В картину Администрации президента, похоже, не вписываются не только журналистские материалы.

Так, российского политолога Андрея Суздальцева в 2006 году лишили беларусского вида на жительство за более серьезные «прегрешения»: вмешательство во внутренние дела Республики Беларусь и влияние на политическую обстановку в стране. Политолог прожил в Минске 13 лет и считался в демократическом лагере Беларуси защитником России и Владимира Путина. Суздальцев был вынужден оставить жену, которая по состоянию здоровья не могла покинуть Беларусь.

Андрей Юров, глава Международной наблюдательной миссии Комитета Международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси, и вовсе постфактум узнал о запрете на въезд в Беларусь, когда был задержан в Минске в 2011 году. Границы между двумя странами не существует, и правозащитника не обвинили в уголовном преступлении лишь благодаря вмешательству российского консула. Что любопытно, в день задержания наблюдательная миссия предложила беларусским властям расследовать события 19 декабря 2010 года вместе с экспертами ОБСЕ. Другого представители миссии, украинского правозащитника Максима Кицюка, сняли с поезда при пересечении беларусской границы и объявили нежелательной персоной. На каком основании имя правозащитника попало в список лиц, которым запрещен въезд в Беларусь, пограничники пояснить так и не смогли.

Официальной причиной для депортации российского физика-ядерщика Андрея Ожаровского и запрета на въезд в страну на 10 лет стало административное наказание за мелкое хулиганство. Вопрос о депортации рассматривали в отсутствие самого Ожаровского, поскольку его еще раньше посадили в поезд в Смоленск. Билет на поезд был куплен без ведома Андрея по карточке, которую изъяли из его личных вещей на Окрестина. А вот вещи и документы нежелательного россиянина остались в Минске – так его торопились выдворить из страны. Чем помешал беларусскому режиму российский физик? Его задержали в тот день, когда Ожаровский вместе с экологическими активистами Татьяной Новиковой и Ириной Сухий собирались передать в посольство России в Минске открытое обращение против подписания генерального контракта на строительство АЭС. До этого россиянина арестовывали в Островце за попытку войти в зал, где проводились общественные слушания по беларусской АЭС. Так антиядерный активист формально стал мелким хулиганом и нарушителем порядка. А таким, как известно, в процветающей Беларуси места нет.

Теперь невеселый список ссыльных оппонентов режима пополнила руководитель Центра правовой трансформации Елена Тонкачева, которая 30 лет прожила в Беларуси и немало сделала для ее граждан. Причина для лишения Тонкачевой вида на жительство, пожалуй, претендует на звание самой абсурдной в списке «Журнала»: несколько незначительных превышений скорости, зафиксированных видеокамерами. За это у рядового беларуса даже не отберут права, а известная правозащитница может на три года лишиться возможности жить со своей семьей и заниматься любимым делом.

Да и в превышении ли скорости дело? Если присмотреться к истории депортаций, можно заметить, что все они были связаны со значимыми политическими событиями – подписание договора о Союзе Беларуси и России, выборы, строительство АЭС… И вот накануне очередных президентских выборов список нежелательных персон снова пополнился. Кто еще не впишется в радужную картинку на стене президентского кабинета?

Комментировать