Деньги

Реформы пенсионной системы: как это делают другие

666 Инна Ромашевская

Фото: Matt Mawson

 

Как это делают в Чили, Польше и Казахстане. «Журнал» рассмотрел примеры реформ пенсионных систем в мире. Какие из них подошли бы Беларуси?

На протяжении большей части истории человечества «работать» означало «работать физически». Заработок зависел в первую очередь от физических сил человека, а позволить себе откладывать на старость могла ничтожно малая часть населения. В пожилом возрасте физические силы иссякали, а вместе с ними – и возможность прокормить себя. «Старость – это нищета», – этот тезис плотно сидит в создании даже современного человека, благосостояние которого уже не зависит от крепости мышц или остроты зрения.

Пенсия в нашем понимании – сумма, регулярно выплачиваемая государством после достижения преклонного возраста и прекращения активной деятельности – существовала лишь в отдельных случаях. Например, в некоторых странах пенсию получали солдаты, моряки (особенно те, кто стал на службе инвалидами) и люди с особыми государственными заслугами.

Первая пенсионная система с большим охватом населения была создана в 1874 году канцлером Германии Отто фон Бисмарком. Система Бисмарка заключалась в социальном страховании: те, кто доживал до пенсионного возраста (первоначально – 70 лет) получали выплаты в зависимости то того, какие отчисления и сколько лет они платили в пенсионный фонд. По сути, система Бисмарка представляла собой копию «касс взаимопомощи», которые как раз в то время стали популярными на крупных предприятиях.

Вторым «отцом» современных пенсионных систем стал лорд Уильям Беверидж, создатель концепции «государства всеобщего благосостояния». Его идеи стало воплощать в жизнь лейбористское правительство, пришедшее к власти в Британии после окончания Второй мировой войны.

Система Бисмарка требовала аккуратных отчислений в «кассу взаимопомощи» на протяжении многих лет и была порождением мирных лет. А в послевоенной Европе мало кто мог похвастаться непрерывным стажем. В пожаре мировой войны исчезли и личные накопления, а с ними и надежда на безбедную старость. Идея Бевериджа заключалась в том, чтобы выплачивать пенсию всем, независимо от стажа или предыдущих выплат – для того, чтобы спасти стариков от нищеты. Для пополнения пенсионного фонда все работники делали небольшие очисления.

В 1950-е годы появилась пенсия в СССР. Отчисления за работника делали предприятия, а размер пенсии зависел от стажа и заработной платы. Были и социальные пенсии – тем, кто не смог набрать нужного стажа (мужчины должны были отработать не менее 25 лет, женщины – не менее 20).

Эти пенсионные системы, которые называют распределительными, основаны на том, что накопления передаются от младших поколений старшим. Такие системы идеально подходили для индустриальных экономик, где люди работали подолгу на одном и том же рабочем месте, продолжительность жизни после выхода на пенсию не превышала в среднем десяти лет, на одного пенсионера приходилось несколько работающих, которые отчисляли пенсионные взносы, а экономические трудности затрагивали всех одновременно.

Однако в 1980-1990 годы стабильность таких пенсионных систем оказалась под угрозой, в первую очередь потому, что демографическая структура индустриальных стран изменилась – к этому времени на одного пенсионера приходилось уже не три-четыре работника, а полтора-два. Да и жить после выхода на пенсию в индустриальных странах стали не десять, а в среднем двадцать лет.

Однако неверно было бы связывать современные реформы пенсионных систем лишь с демографической ситуацией, хотя она, конечно, играет ведущую роль. Важным фактором стало также изменение общественного сознания, осознание того, что человек должен сам отвечать за свое благостостояние и обеспечивать свою старость.

Такой подход не слишком хорошо уживался с идеей передачи средств в «безличный» центральный фонд, деньги в котором «сгорали» после смерти пенсионера, незвисимо от того, пользовался ли он его выплатами один год или двадцать лет.

В такой ситуации все более актуальным стало не столько распределение денег между поколениями (распределительная система), сколько выравнивание дохода человека на протяжении его жизни (накопительная система). Правительства стали все больше задумываться, как стимулировать людей с раннего возраста откладывать деньги себе на пенсию.

Это значит, что повышение пенсионного возраста – лишь небольшая часть современных пенсионных реформ. Такие реформы учитывают не только рост продолжительность жизни и, соответственно, рост дефицита пенсионного фонда, но и другие факторы – возможности для инвестирования средств, уровень финансовой грамотности населения, развитие страхового бизнеса.

На протяжении последних двадцати лет радикальные реформы пенсионных систем – а это значит, совмещение распределительной и накопительной систем – происходили главным образом в странах Латинской Америки и бывшего социалистического лагеря.

Самой продолжительной и успешной на данный момент реформой пенсионной системы является чилийская – она идет уже на протяжении тридцати лет. Согласно первоначальной идее, накопительная система должна была полностью вытеснить распределительную. В этой системе граждане платят обязательные очисления в один из частных пенсионных фондов. Сбережения аккумулируются вместе с процентами, причем каждый месяц выплаты можно направлять в новый фонд. Поскольку фонды конкурируют между собой, предлагаемая процентная ставка довольно высока.

Но эта система привлекательна в первую очередь для людей со стабильным хорошим заработком. Если человек не работает официально или долгое время не может найти работу, объем пенсионных выплат у него будет невелик.

Поэтому во многих странах Латинской Америки, последовавших примеру Чили, затем все же вернули те или иные компоненты распределительной системы, а также сохранили социальные пенсии.

Реформы пенсионной системы в Восточной и Центральной Европе, как правило, сфокусировались на добавлении «накопительной» прибавки к существующим распределительным пенсиям. В этих странах работники могут направить часть своих пенсионных отчислений (от 2 до 10% своей зарплаты «грязными» в зависимости от страны) в один из частных пенсионных фондов.

Венгрия и Польша начали такую реформу еще в конце 1990-х, постепенно к ним присоединились другие члены Евросоюза. Накопительные пенсии пока не появились в Чехии и Словакии, но в этих странах граждане успешно участвуют в еще одном компоненте пенсионной системы – пенсионном страховании.

В официальных документах ЕС установлены конкретные цели перехода к новым пенсионным схемам к 2020 году. Предполагается, что за этот период доля распределительной системы в пенсионных выплатах снизится с 84 до 64%; намного возрастает накопительный элемент – с 12 до 29%, а незначительная сегодня доля добровольного частного пенсионного страхования утроится – с 1,5 до 4,5%.

Из стран бывшего СССР пионером накопительной системы стали Латвия и Казахстан.

Латвия в 1996 году перешла к условно-накопительной системе (распределительная система, при которой граждане тем не менее могут следить за объемом своих очислений), а в 2000-м стартовали и первые пенсионные фонды. Сейчас в Латвии пенсионные отчисления делятся поровну между распределительной и накопительной системой.

Казахстан объявил о создании личных пенсионных счетов еще в 1998 году, вдохновившись примером Чили. Исходный план реформ пересматривался несколько раз (главными препятствиями на пути реформы стал слабый уровень развития частных пенсионных фондов, а также большая занятость населения в неформальном секторе экономики). Недавно была предложена очередная «переделка» пенсионной системы с частичным возвратом к распределительной системе. Он вызван проблемой наполнения бюджета в стране, которая живет в первую очердь за счет экспорта углеводородов.

Каковы главные проблемы, с которыми сталкиваются страны при проведении пенсионных реформ?

Проблема первая. В переходный период в стране сосуществуют несколько пенсионных систем. Обычная практика – предлагать новую схему, скажем, людям, пересекшим тот или иной возрастной рубеж: 30, 35 или 40 лет. Те возрастные группы, которые оказались «на стыке» двух систем, обычно сталкиваются с более сложным выбором, нежели их предшественники. Вместо понятной распределительной пенсии, назначаемой государством, им приходится делать сложный выбор пенсионной схемы, модели страхования, инструмента инвестирования своих отчислений... У многих людей просто нет нужного опыта и знаний о сфере финансов, чтобы сделать оптимальный выбор.

Проблема вторая. Пенсионные реформы идут очень медленно. Горизонт реализации пенсионной реформы намного превышает (в большинстве стран) срок нахождения у власти политической силы, которая реформы начинает. Если реформы окажутся непопулярными (а это очень вероятно, так как первые их «плюсы» проявляются только через 30-40 лет), велик риск «отката» к более популистскому варианту.

Проблема третья. Для успешной работы накопительного компонента необходима соответствующая инфраструктура – действующая судебная система, правовая стабильность, гарантии вкладов. Несмотря на столь существенные требования, опыт показывает, что накопительный компонент пенсионной системы завоевывает популярность в самых разных странах мира. В этом направлении должна идти реформа и в Беларуси.

Комментировать