Политика

Разъединенное королевство. Что ждет Британию и Европу после референдума

677 Микола Мирончик

Великобритания удивила всех и проголосовала за выход из Евросоюза. Политическая элита страны, стоит перед нелегким выбором: проигнорировать мнение большинства или поставить страну перед угрозой распада. В любом случае, в Евросоюзе создан прецедент.

Несмотря на то, что опросы пророчили победу сторонников Remain на референдуме о выходе Великобритании из Евросоюза, итоги голосования показали, что страна решила уйти по-английски.

Пенсионеры против внуков

Судьбу референдума решили английские пенсионеры из регионов. Все крупные города — Лондон, Манчестер, Эдинбург и другие — выбрали остаться в ЕС. Эту же галочку в бюллетене поставило большинство во всех районах Шотландии и почти повсеместно в Северной Ирландии. По всей стране наглядно прослеживается тенденция: чем младше голосующие, тем больший процент набрала опция «остаться» — и наоборот.

Заместитель первого министра Северной Ирландии Мартин МакГиннесс (партия «Шинн Фейн») уже призвал провести свой референдум — об отделении от Соединенного Королевства и присоединении ко входящей в ЕС Ирландии. Ожидается, что шотландские политики также призовут к проведению повторного референдума о независимости от Великобритании, который в изменившихся условиях имеет значительно больше шансов на положительный исход.

Писательница-миллиардерша Джоан Роулинг в своем твите уже возложила ответственность на премьер-министра Дэвида Кэмерона, инициатора референдума, за «развал двух союзов», имея в виду ЕС и Соединенное Королевство. Сам Кэмерон утром в пятницу объявил о своей отставке.

Британские блогеры обвиняют политиков—противников Brexit'а в том, что они декларировали свой выбор как сам собой разумеющийся и не особенно старались объяснить рабочему классу, по каким конкретно причинам надо остаться. И сокрушаются, что 16-17-летние не могли голосовать: в этом случае шансы на «остаться» были бы как никогда тверды.

Впрочем, не стоит спешить с окончательными выводами. Результаты референдума не имеют обязательной силы. Учитывая панику на Лондонской бирже и возможные серьезные последствия в экономике, есть шанс, что парламент и власти страны не согласятся с мнением граждан — по крайней мере, такие прецеденты в истории Туманного Альбиона уже были.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Качели для популистов

И все-таки, британцы выход из ЕС поддержали — и европейские популисты воспряли духом. Основатель Партии свободы Нидерландов Герт Вилдерс и лидер «Национального фронта» во Франции Марин Ле Пен уже заявили, что будут добиваться проведения подобных референдумов в своих странах.

«На волне сложностей в ЕС для популистских сил типа Марин Ле Пен это хорошее время», — говорит директор Центра Европейской трансформации Андрей Егоров. Но тут же добавляет: у этих политических кругов есть достаточно сил, чтобы в эту игру сыграть, но не хватит их, чтобы выиграть.

Он напоминает, что та же Марин Ле Пен на последних региональных выборах во Франции «прошла по классическим французским качелям»: «Первый тур они выигрывают, после чего вся Франция впадает в ужас — и они с разгромным счетом проигрывают. Такое уже было».

Политолог считает, что залогом успеха сторонников Brexit'а в Великобритании стало инициирование референдума правящей политической партией и лично премьер-министром Дэвидом Кэмероном, который выступал против выхода из ЕС и теперь уходит в отставку.

По мнению Егорова, отныне авторитетные лидеры в других странах ЕС станут гораздо более осмотрительными — и на популистские выпады партий-аутсайдеров ответят более сплоченными и четкими мессиджами за единую Европу.

«Торговать станет проще»

Некоторые комментаторы поспешили отметить, что исход британского референдума сыграл на руку России. Андрей Егоров отмечает, что никакого паритета «Россия — ЕС» на континенте вообще нет и не может быть.

«Россия — это отсталая региональная страна, только за счет вооруженной агрессии и военного наследия сохраняющая призрак международного влияния. С ней разговаривают только потому, что она создает огромные военные проблемы и имеет ядерный арсенал. А в общем-то паритета сил никакого нет; нет баланса, в котором Европейский Союз играл бы с нищей и технологически отсталой Россией», — сказал Егоров «Журналу».

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Парадоксально, но теперь в позиции небольшого по масштабам регионального игрока оказывается и Великобритания, которой, если выход из ЕС в самом деле состоится, все равно придется коррелировать свою международную политику с крупными игроками — а это либо тот же Европейский Союз, либо США. И то, и другое — геополитические оппоненты России, поэтому для Москвы мало что изменится, заключает Егоров.

В экономическом же смысле результаты британского референдума стали плачевными для самого Лондона: фунт стерлингов резко упал, как и биржевые индексы.

По словам Егорова, что на регионе Восточной Европы решение британцев отразится слабо. По объемам торговли, инвестиций и помощи — технической и на развитие гражданского общества — Лондон находится здесь на периферии, уступая пальму первенства Германии, Швеции и Польше.

«Британия была важной, когда она была в клубе. Теперь, когда она не в клубе, она не будет влиять на формирование политики [в Восточной Европе]», — говорит Егоров.

Торговать Минску с Лондоном после выхода последнего из ЕС, напротив, станет несколько проще — из-за того, что британские национальные стандарты проще, чем жесткие стандарты ЕС. Однако на резкий рост товарооборота между Беларусью и Великобританией вряд ли стоит рассчитывать.

Комментировать