Арт

«Радзіва “Прудок”» на сцене Купаловского: кайф, вызов и трагикомедия

1004 Ольга Бубич

Актер и режиссер Роман Подоляко на пресс-конференции в Купаловском театре. Фото: Ольга Бубич

 

16 мая в Купаловском театре состоится премьера спектакля по мотивам нашумевшего­­­ романа Андруся Горвата «Радзіва “Прудок”».

В начале 2017 имя Горвата неизменно встречалось в связке с определением «феномен». Опубликованный сначала на страницах «Нашей Нівы», а затем и как самостоятельной роман, дневник во многом стал «первым»: первым реалити-проектом в литературном формате, первой книгой в жанре цикла радиопередач, первым «культурным продуктом “новых деревенских”-городских вне города».

«Андрусік Іванавіч» подкупал искренностью, отсутствием страха казаться странным и слабым – герой не боялся сомневаться, иронизировать над собой или, как сказали бы философы, – просто быть. Дневник с самопальными фотографиями котов и заборов начисто лишен претензий на интеллектуальность, надрыв и эксклюзив, нередко присущих современной беларусскоязычной литературе. Ироничная оговорка превратила «Радзіва “Прудок”» в «Радзімы “Куток”» – и стиль простого космического счастья то ли дворника, то ли писателя враз оказался близок многим.

Книга получила премию «Дебют» и вошла в шорт-лист премии Гедройца, очередь за вторым тиражом петляла по Александровскому скверу, в фэйсбучные друзья к писателю ломились тысячи незнакомцев. Кто-то увидел в книге подкупающую простоту, кто-то – квинтэссенцию полесского дзена, кто-то – искандеровский юмор.

Следующим шагом будет театральная постановка. Она станет режиссерским дебютом известного актера Роман Подоляко. В труппу Купаловского он попал еще будучи студентом Академии искусств, в его резюме сегодня – более десяти ролей. Среди них – известный дуэт с певицей и актрисой Анной Хитрик в «Балладе про любовь» по повести Василя Быкова, ряд разноплановых ролей в моноспектакле «Остров Сахалин», интерпретация героя Густава-Конрада в «Дедах» Адама Мицкевича, принесшая ему победу в номинации «Лучшая мужская роль» на фестивале «Vasara-2013» в Друскининкае.

Роман Подоляко называет перенос на сцену «Прудка» «складаным і эксперыментальным». Экспериментальным – потому что «феномен»; сложным – потому что, при всех феноменально-экспериментальных бонусах, произведение нужно подвергать ревизии театральной оптики.

«Каб зрабіць з твора некую драматургію, трэба папрацаваць, – поясняет режиссер. – Таму палет і з’яўляецца цяжкім, але гэта заданне, якое нам цікава пераадольваець».

Актеры, которые будут задействованы в постановке романа Андруся Горвата «Радзіва “Прудок”»: Дмитрий Есеневич, Светлана Аникей и Михаил Зуй. Фото: Ольга Бубич

 

Определенные сложности могут быть связаны и с особенной лингвистикой текста Горвата. «Радзіва “Прудок”» – это, конечно, не выдуманная «мова-бальбута» из нового романа Альгерда Бахаревича, но язык, на котором представлены как внутренние монологи героя романа, так и его диалоги с жителями полесской деревни, все же сильно отличается от литературного беларусского. Чтобы адекватно передать мелодику и фонетику диалекта потребовалось бы «полное погружение».

Актер Дмитрий Есеневич поясняет, что интерпретация ролей в постановке будет отражать скорее личные наблюдения актеров и их индивидуальный подход к материалу – буквального следования фонетике и лексике «Прудка» ожидать не стоит: «Каманда беларусаў, якія жывуць у розных кутках нашых абласцей, будзе на сцэне с большага зборнай. Але палеская гаворка, канешне, вельмі цікавая: працы – шмат!»

Оптимистичное оживление – так можно назвать общее настроение участников недавней пресс-конференции в Купаловском. На ней с прессой пообщались участники труппы, сам Андрей Горват и представитель «Velcom» Вячеслав Смирнов – при поддержке этой компании в рамках социально-культурного проекта «MOVABOX» в 2017 в Купаловском и «засиял» шлем «космонавта»-Горвата.

Шлем, в котором на сцене Купаловского театра писатель Андрусь Горват выступал в 2017 году. Фото: Ольга Бубич

 

Актеры вспоминают детство, деревню с ее романтикой и бабушкиным говором. И быстро подхватывают прозвучавшее в ответе Михаила Зуя, исполнителя роли писателя-рассказчика, слово «кайфанули», которым тут же подытоживают процесс работы над постановкой.

«На рэпетыцыях мы сапраўды кайфанулі! У нас ёсць магчымасць займацца непасрэдна акцерскай прафесіяй. Мы спрабуем, ругаемся, памыляемся, смяемся, потым зноў спрабуем. Гэта натуральны працес працы! І гэта вельмі крута. А думка пра тое, што з гэтым спектаклем мы паедзем таксама ў Прудок – адказна і хвалявальна. Уяўляць, як на нас будуць глядзець мясцовыя працоўныя людзі – гэта сітуація для мяне як для акцера трагікамічная. Павераць ці не?» – волнуется Дмитрий Есеневич.

Мысль о том, что с майской премьеры перед «своими» театральное путешествие «Прудка» только начинается, будоражит всех купаловцев, включая режиссера.

И, несмотря на планы героя-Горвата «пабудаваць касмічны карабель, каб на ім паляцець у космас, глядзець на нябесныя целы і паліваць фікус», настроение беларусского эскапизма, которым проникнут роман, неожиданно оборачивается иной стороной. Волны радио-дневника теперь направлены в сторону малую родины, причем не только писательской. Шутливая оговорка названия «Радзіва “Прудок”» перестает казаться смешной и превращается в философию – пусть пока и с «трагікамічным» настроением.

Читайте дальше:

Бизнес и литература. Как собрать разрозненные тусовки в сеть

«А ты не Горват, а я была так рада…». Что не так с премией Гедройца

Горват раздора и порно улиток. В чем разошлись два жюри фестиваля Smartfilm

Комментировать