Арт

«Радзіва Прудок». Феномен Андруся Горвата

5452 Севярын Квяткоўскі

Первый в Беларуси реалити-проект в литературном формате. Первый культурный продукт «новых деревенских» – городских вне города. Севярын Квяткоўскі про феномен Андруся Горвата.

1. Уникальность проекта

Из тысячного тиража новой книги 750 экземпляров продаются за несколько часов! Автор устает их подлписывать. Кстати, первые несколько сотен экземпляров до этого были заказаны благодаря краундфаундинговой кампании.

В Беларуси всего несколько авторов продавали и продают свои книги на беларуском языке тиражами тысяча и более экземпляров. Но не за день–два. История Андруся Горвата – прецедент.

«Радзіва Прудок» – это не просто книга. Это результат проекта. Молодой автор узжает на родину своих дедов-прадедов в деревню Прудок на границе Гомельщины с Украиной. В глухое Полесье. И начинает вести дневник. Истории перепосчивают в соцсетях, увеличивая круг читателей. И это важный момент.

Если бы автор год вёл дневник, потом оформил его в книгу и появился с ней на публике, то сейчас бы только начинал путь к читателю с помощью интернета. И путь этот бы был долог – при том, что книга была бы такой же интересной. С нуля – всегда небыстро.

Но на момент выхода книги у автора уже были сотни поклонников. Теперь – уже тысячи. Свой дневник Андрусь Горват публиковал на сайте «Нашай Нівы». Поэтому «Радзіва Прудок» – не просто книга, а интерактивный проект с возможностью комментировать тексты.

Эта книга – не первая в Беларуси, сделанная в интерактивном режиме. Но первая в другом формате.

«Радзіва Прудок» создавалось в режиме реалити-шоу. Одно дело, когда автор выставляет в интернет кусками уже готовый продукт, как в случае с телесериалами. Другое дело, когда ни автор, ни читатель не знают, каким будет продолжение. Куда пойдёт автор, с кем встретится, что подумает и почувствует. Живая ситуация вызывает азарт и желание следить за развитием событий.

Андрусь Горват первый, кто в Беларуси реализовал реалити-проект в литературном формате.

Еще по теме:

  

2. Медиа-писатель

Каков жанр книги? Автор называет его «радио».

Это слово – не только часть названия, но и концепт. То, что стало стилистически и композиционно единым текстом, создавалось из разножанровых кусочков. Где-то был диктофон – намеренное действие; где-то ситуационность, которую не предскажешь. Но в общем и целом речь про «я» автора.

Фикшн или нонфикшн – поспорили мы с приятельницей-филологом. Где в тексте реальность, читатель не знает. Можно выдуманное подать как репортаж, а можно реальное сделать придуманным. В любом случае, книга безусловно является примером художественной литературы, ведь «я» автора там главное.

К чему приставка «медиа»? А она как раз означает влияние интерактива на творческий процесс.

3. Город и Космос

Когда среди моих минских знакомых оформился тренд покупать хутора или дома в деревнях, я представил себе, что лет через тридцать появиться новая беларусская «деревенская литература». «Деревенская» в кавычках, так как образуется новое культурное пространство – городских, живущих за городом. Это не паны-шляхта, а новое уникальное сообщество – соответственно, с новым уникальным культурным продуктом.

И вот вдруг читаю, что какая-то барышня в Facebook запричитала про книгу Андруся Горвата: мол, вот эти беларусы, опять им про деревню понравилось, мне эта деревня ещё в школе на уроках беларусcкой литературы надоела! И слова барышни начали тиражировать те, кто книгу не читал.

На самом деле Андрей Горват создал первый культурный продукт тех самых городских вне города, которые уже оформляются в сообщество. Только традиционной общинной беларусской деревни больше не будет.

Дневник Андрея Горвата – это письма из параллельной реальности, которую старшие помнят, а для младших она, как магический реализм Маркеса, – с другой части планеты. Или вообще с другой планеты.

Это микрокосмос, который сужается, оставляя след буквами на бумаге и килобайтами на жёстких дисках, ставший авторскими образами и смыслами.

4. «Невостребованность беларусской литературы»

«Как же я терпеть не могла в школе абстрактного монстра под названием "белорусская литература". По правде говоря, я и сейчас его не очень. Потому что Горвата не было», – написала в Facebook карыстальніца сацсеткі Ekaterina Zabello.

Магчыма, Кацярына Забэла занадта катэгарычная, але ў галоўным яе пасыл падзяляю.

Беларускаму чытачу хочацца сучаснага аўтара, без слядоў БССРаўскіх штампаў на свядомасці.

І тады чытач па-беларуску купіць кнігу і яшчэ ў падарунак набудзе пару асобнікаў, хоць сам па-беларуску (пакуль) не гаворыць :)

«Журнал» также рекомендует:

  

Комментировать