Политика

Путин, давай viszontlátásra!

363 Ляксей Лявончык

Владимир Путин и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

 

В феврале Владимир Путин посетил Будапешт и пригласил приехать в Москву нового премьер-министра Греции Алексиса Ципраса. «Журнал» решил подвести небольшие итоги последних телодвижений Кремля в области внешней политики.

Греция

1. Греция получит финансовую помощь от России, если попросит? Окей, хорошо Греции. Ее новый министр финансов Янис Варуфакис вообще молодец – энергичный, не то что большинство еврочиновников. Живой. Жаль, что левак.

2. Греция отказалась блокировать санкции против России. Более того, вопрос так вообще не стоял – премьер-министр Ципрас вообще-то заявил, что его фраза «с нами санкции не обсуждали» должна была читаться как «с нами санкции еще не обсуждали перед завтрашним утверждением, но мы пообсуждаем и подержим». 

3. Правительство Ципраса подало-таки заявку на продление программы финансирования греческого долга в обмен на реформы, чего он греческой мамой обещал не делать перед выборами. В обмен Греция получила тоже некие уступки – например, первичный профицит бюджета ей теперь надо держать на уровне не 4,5%, а всего 1,5%. Однако это мелочь: общее требование ЕС, что деньги будут только в обмен на реформы и затягивание поясов, Ципрас и Варуфакис приняли, хотя именно отказ от этой программы был основным пунктом их предвыборной компании. Как я и предсказывал, греки отказались проследовать известным направлением туда же, где и Россия, потому что у них, в отличие от России, есть здоровое чувство реальности.

Да-да, не путайте марксизм с идиотизмом, хотя Россия в 20 веке сделала все, чтобы уравнять эти два понятия. И да – на следующих переговорах по программе европоддержки, который пройдут через несколько месяцев, у Афин есть все шансы выбить себе некоторые уступки, но, естественно, без списания долгов. Списание долга Греции спровоцировало бы такой вой в Португалии, Кипре, Испании и Ирландии – странах, получивших кризисную европоддержку наравне с Грецией, – что Берлину флюгенгехаймер показался бы нежным прикосновением.

4. Вопрос о выходе Греции из еврозоны отложен, если не закрыт в принципе. Две трети греков хотят в ней оставаться, а Европа не хочет выхода стран из этого мегапроекта. Но шантажировать Берлин и Брюссель перспективой “я уйду и не посмотрю назад” не вышло. Во-первых, ради спокойствия в других реципиентах кризисной помощи тетя Ангела вполне готова пожертвовать Афинами. Во-вторых, Ципрас сделал не самый разумный шаг – заявил, что может потребовать с немцев компенсацию за оккупацию Греции во время Второй мировой войны. И это при том, что “договор 4+2” (Zwei-plus-Vier-Vertrag) от 1990 года закрывал все вопросы репараций раз и навсегда. Шойбле, немецкий министр финансов, в тот момент, подозреваю, поперхнулся шнапсом.

Венгрия 

1. Орбан отказался подписывать долгосрочный контракт на поставку российского газа. Текущий контракт на 20 лет истекает в 2015 году, и целью Путина было его продлить – затем он и приперся с такой скорбной миной в Будапешт, по которому танки его кумира так знатно погуляли в 1956 году. Но господин Орбан заявил, что фиксировать цену на газ на еще 20 лет в то время, когда цены на газ нестабильны, было бы глупо. В итоге Венгрия милостиво согласилась получить от России те объёмы газа, которые недобрала из истекающего в 2015 году большого контракта, в течение 4-5 лет (как раз на этот срок Будапешту хватит остатков газа в истекающем контракте). 3 миллиарда евро, которые Венгрия еще должна России за этот большой контракт, будут оплачиваться траншами по факту поступления газа. 

Новый долгосрочный контракт не подписан. Текущий контракт растянут еще на 4-5 лет, и оплата долга будет осуществляться не авансом, а по факту подачи газа. То есть Россия не получает ни копейки больше за то, что Венгрия обязалась ей заплатить 20 лет назад. Хорошо съездил, чо.

2. Контракт от Орбана доче “Росатома” на переоснащение АЭС в Пакше (Paksi atomerőmű) нежно заторможен Евроатомом по финансовым и техническим причинам, а Еврокомиссия начала аккуратно заколачивать гвозди в гробик анализировать предоставления контракта России без конкурса на соответствие конкурентным правилам Европейского Союза.

3. Орбан потерял конституционное большинство в Орсадьюлеше (случайно, правда, потому как это большинство обеспечивалось одним креслом, но все равно приятно).

Вывод

Россия – это государство, в котором относительно демократические правительства существовали фактически менее 10 лет за всю историю – в феврале-ноябре 1917 года и в 1991-1999 годах. Элиты такого государства не в состоянии понять, что развитые страны со взаимным переплетением интересов способны договариваться. Для России такие переговоры, постоянные споры, взаимные обвинения являются приметой политического хаоса, хотя это как раз – приметы нормальной политической жизни. Каждый такой инцидент Россия назовет кризисом и будет пытаться на него влиять, так и не поняв, что это не кризис, а просто жизнь нормального живого политического образования, и влиять там не на что.

И, главное, Россия не понимает основного посыла под всем этим: любая страна и человек стремятся в альянс, в котором выше уровень жизни, свободы и больше перспектив. И каким бы социалистом не был Варуфакис и какие бы авторитарные замашки не имел Орбан, оба прекрасно понимают, что альтернативы Европы как партнёру нет – ну разве что их страны хотят закончить на уровне нынешней Венесуэлы.

Потому сколько бы ни было пуха над Венгрией и Грецией – все прекрасно понимают, что они останутся в ЕС. Тем более, что Орбан – не мальчик с улицы и не русофил, как хочет думать “скрепящая” Москва. Бывший лидер антикоммунистического Альянса молодых демократов, при котором наконец заработала программа люстрации коммунистических кадров. Русофил? Нет – венгр, пусть и с замашками. 

В общем, Путин, давай viszontlátásra!

Комментировать