Полюса

«При любой власти Беларусь вынуждена будет строить тесные отношения с Россией»

262 Дмитрий Яненко

События в Украине обострили противоречия в восприятии России во всем мире. Не является исключением и Беларусь, жители которой нередко спорят, друг нам Россия или враг. При этом в стране существует политическая партия, в программе которой четко прописан курс на «реальное продвижение взаимовыгодных интеграционных процессов, в первую очередь, с Российской Федерацией <…>, построение Союзного государства на принципах добровольности и равноправия». Насколько сегодня дружба с Россией может быть выгодной и заманчивой, «Журнал» выяснял у председателя Беларусской партии левых «Справедливый мир» Сергея Калякина.

– Сергей Иванович, прошло 18 лет с момента подписания Договора о Сообществе Беларуси и России. Прямо-таки возраст совершеннолетия, можно подводить первые итоги. Как по-вашему, Союзное государство состоялось?

– В том виде, в котором оно планировалось – не состоялось. Более того, по целому ряду позиций оно даже находится дальше, чем на момент подписания Соглашения. В то же время следует признать, что сегодня существуют союзные программы, имеется реальная выгода Беларуси от нахождения в Союзном государстве. Только преференции по нефти и газу, которые получила Беларусь от России за годы союзного строительства, составляют несколько годовых бюджетов нашей страны. Правда, беларусские власти бездарно использовали эту экономическую помощь, но, тем не менее, помощь со стороны России была просто гигантской. И до сих пор мы находимся по сравнению с другими государствами в вопросе получения энергоресурсов в более привилегированном положении.

Ну, это вы все об экономическом аспекте Союза говорите.

– С точки зрения политики все заморожено. И такие важные вопросы, которые ставились на первых порах – Конституционный акт, единая валюта и так далее, не реализованы и, думаю, в ближайшее время реализованы не будут. Вообще, сегодня союзный проект двух государств, Беларуси и России отошел на второй план. На первом плане находятся вопросы создания Евразийского союза.

– Вы отметили, что Союзное государство не смогло полноценно реализоваться. Почему так произошло, что или кто помешал?

– На заре своего правления Александр Лукашенко, на фоне стареющего Бориса Ельцина, имел очень серьезные шансы на союзный престол. Тогда официальный Минск выступал главным «интегратором». Однако в Кремль пришел Владимир Путин, а на его фоне беларусский президент потерял популярность в России, поэтому беларусской стороне реальный процесс интеграции стал невыгоден.

– Почему, ведь даже в России у Лукашенко сформировался имидж «великого интегратора»?

– Потому что, на мой взгляд, главнейшим вопросом для Александра Лукашенко в этом образовании была тема власти. И если бы союзным президентом был он, и все союзные структуры подчинялись непосредственно ему, то процесс стимулирования интеграции продолжался. Но после того, как решение этого вопроса стало проблематичным, а затем и вовсе невозможным, Беларусь стала тормозить эти процессы. Для нее глубокая политическая интеграция связана с потерей власти, в том числе и лично Александром Лукашенко. Поэтому он сегодня является главным тормозом в политической составляющей создания Союзного государства.

– Кому более выгодно сотрудничество – Беларуси или России?

– Думаю, что здесь польза взаимная. Россия заинтересована иметь такого союзника, с помощью которого можно решать целый ряд вопросов. В частности, это вопросы обороноспособности, совместного лоббирования на международной арене собственных интересов… У России, конечно, значительно меньше экономических интересов, потому что она сама платит за эту интеграцию, и делает это сознательно. Но, безусловно, и для Беларуси выгодна дружба с Россией. Это и новое вооружение, поступающее в беларусскую армию для обороны границы Союзного государства, и защита Беларуси в международных институтах, и конечно, экономическая выгода, позволяющая решать многие социальные вопросы. В рамках строящегося сегодня Евразийского союза разрыв тесных отношений между Беларусью и Россией привел бы к серьезным негативным последствиям для интеграции на постсоветском пространстве.

– Кто для нас Россия: союзник, брат, друг или просто сосед?

– Россия – это союзническое государство с очень сильными братскими корнями между народами. Сегодня, с учетом развития трудовой миграции, появляются новые связи между людьми, в том числе через создание новых семей. Думаю, что сегодня Россия – самое близкое для Беларуси государство.

– Вот вы говорите о братстве, а ваши коллеги по демократическому лагерю уверяют, что Россия спит и видит, как бы прибрать Беларусь к своим рукам.

– В России есть разные точки зрения. Безусловно, существуют и такие люди, которые считают независимость Беларуси неким историческим недоразумением. Но они не являются сегодня лицами, определяющими политику России.

– А что скажете о Владимире Путине, которому в последнее время все чаще приписывают имперские замашки?

– Думаю, что сам Путин и его ближайшее окружение не ставят вопрос об инкорпорации Беларуси в состав России. Другое дело, что Беларусь и так очень тесно экономически привязана к России. Более того, политическое присоединение Беларуси может быть для России вредным, а не полезным. Поэтому не думаю, что этот вопрос актуален для российских правящих элит. Скорее всего, он вообще снят с повестки дня.

– Принято считать, что у Беларуси есть два пути развития – проевропейский и пророссийский. Причем сторонники евроинтеграции отмечают, что именно с объединенной Европой Беларусь может сохранить свой суверенитет.

– Поход в Европейский союз – это тоже потеря определенной части суверенитета, от политического, до экономического. ЕС ведь налагает достаточно серьезные ограничения на страны, которые входят в него – приходится передавать Брюсселю полномочия по самому широкому кругу вопросов. Собственно, на этом базируется критика Европейского союза даже внутри стран- членов ЕС. В частности, евроскептики отмечают, что Евросоюз похож на Советский Союз в плане концентрации власти в руках центра.

– Давайте вернемся к геополитическому выбору. Какой из них, по Вашему мнению, наиболее предпочтительный для Беларуси?

– Надо признать, что в ближайшее время в Евросоюз мы не попадем, как бы этого не хотели. Поэтому, те беларусские политики и эксперты, которые уверяют, будто Брюссель нас сразу «приютит», как только мы откажемся от связей с Москвой – либо наивные люди, либо чистой воды популисты, желающие разыграть «европейскую карту». Во-вторых, я бы не стал противопоставлять РФ и ЕС, не стал бы ставить Беларусь перед каким-то одним выбором.

– Как это?

– Просто. Кто выступит против того, что мы будем заимствовать у Евросоюза высокие стандарты в политической, экономической, экологической, социальной и прочих сферах? Подчеркиваю, не полностью перенятые и скопированные, а заимствованные. С другой стороны, если мы не хотим стать нищей и разоренной страной, то обречены сегодня быть вместе с Россией. Особенно, если учесть то, к чему привело экономику нашей страны президентство Александра Лукашенко.

– То есть, все-таки вместе с Россией…

– Поймите, нам другую задачу надо решать: Беларусь не должна быть нахлебницей ни в отношениях с Россией, ни при сотрудничестве с ЕС. Мы должны находить свою выгоду, возможности для развития, чтобы эти партнерства становились равноправными. Это очень серьезный вызов и здесь очень многое будет зависеть от того, насколько компетентным будет руководство Беларуси. Я думаю, что нынешнее к таким вызовам не готово, и все самые серьезные вопросы придется решать уже новой власти.

– Сергей Иванович, вы утверждаете, что нынешнее руководство не способно к «серьезным вызовам». В то же время, существует миф, что с уходом Лукашенко уйдет в небытие и идея беларусско-российской интеграции…

– Это страшилка, придуманная самим руководством Беларуси и поддержанная частью людей, которые сегодня находятся в оппозиции. Будет этот президент у власти или другой, мы будем выстраивать теснейшие отношения с Россией.

– Любой президент, даже правых взглядов и активно выступающий за европейский выбор?

– Да, любой. Если только к власти не придет человек, который захочет смерти Беларуси. Тогда, конечно, отношения могут быть иными. Но, думаю, беларусский народ этого не допустит.

Комментировать