Арт

«Последние джедаи». Дорога перемен

571 Тарас Тарналицкий

Все хорошие истории обязаны когда-нибудь заканчиваться. Без грусти расставания с героями, их невероятными приключениями и узнаваемым миром, который они населяют, невозможно справедливо оценить всю художественную мощь произведения. «Звездные войны» стали исключениям из этого правила. Насколько счастливым? Однозначно и не скажешь.

После поглощения главного детища Джорджа Лукаса развлекательной корпорацией Disney, франшизе о ситхах и джедаях еще долго не удастся вырваться из удушающих объятий голливудского мейнстрима. Увы – шоу обязано продолжаться, пока того хотят поклонники.

А их у космической саги, выходящей на большие экраны пятый десяток лет, по всему миру наплодилось немало. Чтобы удовлетворить их чаяния сполна, студия приступила к конвейерному производству эпизодов. Один год – новый виток бытописания семейства Скайуокеров, другой – спин-офф о ключевых моментах или персонажах киновсленной. Только успевай смотреть!

В этот амбициозный подход к блокбастеростроению закрался один существенный изъян – а чем публику удивлять будем? Не трехмерной же графикой и двухчасовым залпом из спецэффектов – такого добра и без «Звездных войн» сейчас полно. Можно, конечно, выезжать на сильнейшем чувстве ностальгии, которым умело воспользовался Джей Джей Абрамс два года назад. Старые друзья, новые лица, узнаваемые интерьеры. «Чуи, мы дома», – и больше ничего не нужно.

«Пробуждение силы» сыграло на струнах души любимую мелодию, но ничего существенного дать нам не смогло. Сюжетный канон, по драматургическим принципам которого выстраивалась сага, остался нетронутым.  И его демонтаж стал кульминационным моментом для будущего «Звездных войн».

Начался он с «Изгоя-один». Британский фантаст Гарэт Эдвардс снял военную драму о долге и самопожертвовании, вынеся за скобки историю разборок отпрысков знаменитой джедайской семьи. Эксперименты с жанром и взаимоотношениями персонажей, которых всех до одного ожидала гибель, показали не столь впечатляющие коммерческие результаты, что и в работе Абрамса, но указали нужный вектор развития.

Его придерживается и американец Райан Джонсон, отказавшийся в «Последних джедаях» от ряда ожидаемых клише. Режиссер самостоятельно написал сценарное видение киновселенной. И студия-мэйджор, привыкшая тщательно просчитывать все возможные риски, почти со всем согласилась и не стала переписывать сценарий. А это в Голливуде, со времен сокрушительного провала крупнобюджетного вестерна «Врата рая» Майла Чимино, уже давно считается обычной практикой.

«Звездным войнам» была необходима отрезвляющая оплеуха – и Джонсон ее обеспечил. Что было неизбежно с его сложившейся репутацией независимого автора. Пожав лавры Сандэнса за неонуар «Кирпич», он снял затем нестройный, но чертовский изобретательный в плане сюжета антиутопический триллер «Петля времени». Восьмой эпизод Star Wars – во сто крат более ответственный проект, чем все то, к чему приложил руку американец. Иные смотрели бы в рот продюсеру, но Джонсон не из их числа.

В «Последних джедаях» с большими почестями проходит отходная былым героям и тем традициям, которые они сформировали. Объяснить наступившие перемены без спойлеров практически невозможно, поэтому придется обойтись лишь полунамеками – молодость и дерзость все-таки взяла верх. На авансцену выходят вчерашние новички.

Марк Хэмилл в роли Люка Скайуокера в фильме «Последние джедаи»

 

Рей (Дейзи Ридли) становится полноценным аватаром раздираемого сожалениями Люка Скайуокера (Марк Хэмилл). Казавшийся сперва бунтующим подростком, Кайло Рен (Адам Драйвер) добирает необходимой глубины для своего неоднозначного характера главного злодея, порой превосходя своего деда – Дарта Вейдера. А бывший дезертир Фин (Джон Бойега) – не самой худшей заменой харизматичного авантюриста Хана Соло (Харрисон Форд). Все они драматургически «созрели» и не требуют теперь опеки со стороны своих старших коллег.

Не нуждается в ней и сами создатели, меняющие на ходу правила игры, подкидывая по ходу повествования неожиданные твисты. Все это превращает «Последних джедаев» – драму о тяжести выбора и необходимости нести за него ответственность – в остросюжетный аналог «Игры престолов». Здесь тоже не устаешь удивляться находчивости авторов, не боящихся стонов консервативно мыслящих фанатов.

Подобные фокусы они не часто спускают с рук. Достаточно вспомнить, как обжегся Дэни Вильнев с сиквелом культовой антиутопии «Бегущий по лезвию», которому вряд ли суждено переродиться в долгоиграющий киносериал.

Джонсону повезло больше. Его ревизия звездной саги прошла на удивление гладко. Пламя кинокритиков ее не сожгло, и фильм вторую неделю терроризирует предновогодний бокс-офис, демонстрируя успешные показатели.

Впрочем, радость по поводу наступивших изменений может оказаться преждевременной. Джей Джей Абрамс вернется через два года, чтобы поставить финальный эпизод современной трилогии. А этот парень сложносочиненных путей не ищет.

Читайте также:

«Изгой-один». На небе звезды грохотали

Новый «Твин Пикс». 25 лет в Чёрном вигваме

Идет волна! Десять режиссеров, за которыми будущее беларусского кино

Комментировать