Политика

Политический кризис в Беларуси. Все еще только начинается

3102 Сергей Николюк

Сужение ресурсной базы обостряет конкуренцию в борьбе «бояр» за доступ «к телу» властителя. И «бояре в погонах» будут становиться все более активными.

Политический кризис наряду с экономическим и социальным является обязательным компонентом системного кризиса. Доведенная до своего логического конца, это троица приводит к краху государства. Как это происходит на практике, беларусы имели возможность наблюдать в начале 1990-х.

Диагностирование экономического кризиса, как правило, вопросов не вызывает. Главный критерий – замедление темпов экономического роста. Если они нулевые – стагнация; если ВВП падает на протяжении более полугода – рецессия.

Но по каким критериям оценивать политический кризис в стране, в которой отсутствует политика (в ее западном понимании, разумеется)?

Можно воспользоваться критериями российского историка Владимира Булдакова.

Во-первых, это «боярские разборки». На высшей стадии своего развития они выходят из-под «ковра» в публичное пространство. Пример: раскол ЦК КПСС на группы сторонников Горбачева и Лигачева.

Во-вторых, переход общества из состояния апатии в состояния возбуждения в ответ на ослабление власти. Желающим убедиться в способности беларусов к такому переходу рекомендую набрать в поисковике «Минск площадь Ленина перестройка фото».

Полагаю, надо быть большим оптимистом, чтобы на основании критерия Булдакова констатировать сегодня политический кризис в Беларуси. Тем не менее, определенные телодвижения в «заданном» направлении при желании разглядеть можно, и поможет нам в этом высказывание Лукашенко из его послания-2017: «Активная роль государства – это важное условие устойчивого, сбалансированного развития страны».

Золотые слова! Вот только о каком развитии речь? Годом ранее в послании-2016 перед государственными органами было поставлено десять задач. Ограничусь первой в списке: «обеспечить снижение себестоимости [продукции] не менее чем на 25%». По факту получился рост на 9% (но это в текущих ценах, в сопоставимых ценах себестоимость изменилась незначительно).

Примеры можно продолжить. Но общей вывод оптимизма не внушает. То, что из окон Дворца Независимости выглядит как развитие, на сайте Белстата, скорее, свидетельствует о деградации. Таким образом, на наших глазах формируется организационный компонент кризиса. Он проявляется в растущей неэффективности управленческой «вертикали».

«Журнал» также рекомендует:

 

Большой президент и маленькие

В тексте послания-2017 слово «эффективность» упоминается 13 раз, главным образом в связи с закостенелой системой управления, которая «тормозит развитие страны». Но, несмотря на признание в том, что «на сей счет мы говорили не единожды», Лукашенко продолжает верить в «огромные резервы» органов государственного управления.

Между тем, проблема мобилизации личностных ресурсов, т.е. проблема сочетания общего (государственного) интереса с интересами частными и групповыми имеет универсальный характер:

«Любой единоличный правитель, даже наделенный божественным статусом, мог успешно управлять лишь при наличии компетентной правящей элиты, – подчеркивается в книге «История России: конец или новое начало?» – Ему нужны были не просто военачальники, а такие, которые были бы лучше или во всяком случае не хуже, чем в других странах. То же самое относится к гражданским чиновникам – внутренняя и внешняя жизнеспособность государства всегда и везде зависит от их способностей, квалификации, умения управлять. Но такая мобилизация личностных ресурсов невозможна без сильнодействующих стимулов в виде статусных привилегий, т.е. без апелляции к частным интересам».

На первый взгляд, беларусская модель устроена по принципу унитарного предприятия, т.е. предприятия с одним владельцем (УП «Беларусь»). Имя владельца, полагаю, напоминать не надо.

Однако второй взгляд позволяет разглядеть в монолите УП «Беларусь» структуру. Для ее описания нам потребуется иностранное слово «фрактал» (объект, в точности или приближенно совпадающий с частью себя самого).

Поясню цитатой Лукашенко: «Вы [руководители «вертикали»] там маленькие «президенты» на своих участках, у вас достаточно широкие полномочия и функции, стиль работы примерно такой же, правда, перебирать не надо, а то многие копируют».

Список «маленьких президентов» в Беларуси руководителями «вертикали» не ограничивается. Его дополняют первые лица коммерческих и некоммерческих организаций всех форм собственности: от руководителей промышленных предприятий до заведующих поликлиниками, директоров школ и председателей садоводческих товариществ.

Читайте также по теме:

 

Любая бюрократическая цепочка искажает управленческие сигналы. Как тут не вспомнить детскую игру в «испорченный телефон». Чем длиннее цепочка, тем ниже ее эффективность. Эта проблема в современном мире решается с помощью разделения властей. Оно создает дополнительные каналы для прохождения управленческих сигналов.

В беларусской модели такие каналы отсутствуют. Не предусматривает она и контроля бюрократии со стороны общества, поэтому отечественная управленческая «вертикаль» уже в момент своего формирования выродилась в «вертикаль» частных интересов.

Попытки Лукашенко заставить маленьких «президентов» «раньше думать о Родине (в его понимании – об интересах владельца УП), а потом о себе» оказываются малопродуктивными. Но он вынужден повторять их вновь и вновь, т.к. любые послабления с его стороны приведут к необратимой деградации управленческой «вертикали».

Власть – своя, государство – чужое

Еще одна цитата из послания-2017: «Стабильность государства во многом зависит от того, насколько сильна власть. История показывает: где власть слабая, там жди беды – упадка экономики, внешнего вмешательства, развала страны, анархии и кровопролития».

Замечательное признание! В полном соответствии с пословицей, рекомендующей отделять мух от котлет, Лукашенко отделил государство от власти. Обладателям дипломов Оксфорда или Гарварда оценить правомерность такого разделения не так-то просто. Но оно выглядит естественным для носителей догосударственной культуры, воспринимающих государство в качестве большой семьи, а первое лицо – в качестве «батьки». Последний рассматривается как высшая ценность, как воплощение Правды.

Напротив, чиновники (государство) оцениваются носителями догосударственной культура негативно, т.к. они не вписываются в модель «государство – большая семья». Власть – своя. Государство – чужое. Однако, как свидетельствует история, дистанция между своим батькой и презираемым начальником-бюрократом невелика. Вспомним судьбу Горбачева и Ельцина.

Власть имеет право быть беспощадной и бессмысленной, но только не бессильной (перечитайте цитату из послания-2017). Но в чем ее сила? В произволе или в способности выполнять управленческие функции?

Беларусское общество за годы независимости активно приобщилось к современным стандартам потребления, утратив при этом способность откликаться на идеологические лозунги. И в этом проблема. Лукашенко ее прекрасно понимает, о чем и заявил на втором Всебеларусском народном собрании 18 мая 2001 года: «Нельзя не признать справедливость истины о том, что маленькая зарплата способна разрушить даже самое сильное государство».

Многолетние опросы НИСЭПИ зависимость рейтинга Лукашенко от динамики доходов населения подтверждают. Не зря же исторический минимум электоральной поддержки батьки (20.5%) был зафиксирован в сентябре 2011 года на пике экономического кризиса.

Ударные дозы российской пропаганды после оккупации Крыма Россией приподняли рейтинг. Но беларусы – не россияне. Эйфория по поводу «восстановления исторической справедливости» довольно быстро сошла на нет.

Вот уже три года способность Лукашенко реализовывать продекларированные задачи сокращается подобно шагреневой коже, и то, что многие по инерции принимают за силу, по факту оказывается упрямством. Тут напрашивается параллель с последним российским императором:

«Николай II был упрямым консерватором, он был сильным в плане следования своим представлениям о жизни, – поясняет историк Александр Шубин. – Он был неуступчивым, несгибаемым консерватором, уступающим только революционной силе…».

Чем закончился подобного рода консерватизм – хорошо известно.

Бояре в погонах

Но вернемся к представлению о политике как о «боярских разборках». Классик политологии Карл Шмитт разделял власть на прямую (власть первого лица) и косвенную, власть тех, «кто докладывает властителю или сообщает ему информацию».

«Боярские разборки» – это борьба за «коридор, ведущий к душе властителя». Главное оружие в этой борьбе – страх. Для преуспевания «боярину» требуется сформулировать угрозу и убедить властителя в ее актуальности. Так рождаются многочисленные программы безопасности от продовольственной до информационной.

Казалось бы, в условиях деградирующей экономики лидерами по запугиванию властителя должны стать представители финансово-экономического блока правительства. Практика – критерий истины. Либерализация 2007-2010 гг. и модернизация 2013 г. – убедительные свидетельства властного потенциала ответственных за состояние экономики.

Но чем закончилась либерализация? Площадью, очищенной от демонстрантов за семь с половиной минут 19 декабря 2010 г. Со свечкой не стоял, но уверен, что это был ответный удар «бояр в погонах».

Сужение ресурсной базы обостряет внутривидовую конкуренцию. Поэтому не удивлюсь, что авторы батального полотна «Проспект Независимости 25 марта» в качестве главного объекта запугивания видели не общество, а властителя. Не исключено, что это был международный проект. В пользу такого предположения свидетельствуют результаты шестой нефтегазовой «войны» между Беларусью и Россией, впервые закончившиеся капитуляцией беларусской стороны.

Не обязательно быть дельфийским оракулом, чтобы предсказать дальнейшее усиление публичной активности «бояр в погонах». Поэтому следует согласиться с политологом Екатериной Шульман: «У нас нет маховика репрессий. <…> У нас есть большое количество несытых правоохранителей, которые, пользуясь тем инструментом, который у них есть – а их инструмент – Уголовный кодекс, Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный, – они себе зарабатывают на новые должности, продвижение по службе, на повышение значимости своих ведомств, на присутствие в публичном пространстве. Делают они это за ваш счет, дорогие товарищи».

Продолжение следует.

Первая часть серии: «Беларусская модель». Краткий курс роста и деградации 

«Журнал» также рекомендует:

 

Комментировать