Жизнь

Поколение Z: потерянные «цифровые детки» или люди будущего?

2532 Ольга Бубич

Полтора миллиона жителей Беларуси относится к «Поколению Z» – так то ли в шутку, то ли всерьез называют родившихся на закате XX века. В этом году они достигают совершеннолетия, заканчивают школу и поступают в вузы, уже задумываясь о будущем стартапе. Поэтому высокий интерес к их психологической «начинке» со стороны кадровиков, маркетологов и социологов закономерен. Ведь совсем скоро «цифровые детки» станут у руля компаний и будут ответственны за принятие решений, которые могут коснуться и всех нас. Чем живут и как видят мир представители первого цифрового поколения? И какое будущее ожидает интернет-генерацию? «Журнал» изучил вопрос.

X, Y, Z – почему?

Буквенное обозначение поколений связывают с именем журналистки Джейн Деверсон, которая впервые употребила выражение «Поколение Х» в одноименной книге о британской молодежи, вышедшей в 1965 году. Однако реальную популярность оно обрело лишь несколько десятилетий спустя, когда такое же название дал своему роману и канадский писатель Дуглас Коупленд.

Позже буквой «Х» социологи стали обозначать поколение, рожденное с середины 1960-х до середины 1980-х. Следующее, по аналогии, обозначили Y, еще одно – Z. Так как Z – последняя буква латинского алфавита, после нее алфавит начнется заново: «Поколение Альфа» – дети, которые родятся у Z.

Теория поколений утверждает, что люди одной возрастной группы склонны разделять особый набор убеждений, отношений, ценностей и моделей поведения из-за взросления в одинаковых исторических условиях. Популяризацией этой идеи мы обязаны трудам экономиста и демографа Нила Хоува и историка Уильяма Штрауса. В их книге «Поколения. История будущего Америки с 1584 по 2069», опубликованной в 1991 году, они впервые описали историю США как последовательность биографий, также проследив исторические аналогии между поколениями разных времен и выяснив, что каждое пятое имеет сходные ценности. То есть модель из четырех фаз повторяется примерно раз в 80 лет.

По мнению авторов, ценности представителя любого поколения формируются примерно к 11-12 годам под воздействием актуальных на тот момент масштабных событий (войн, кризисов, природных бедствий, покорения космоса, перестройки и тому подобным). Они остаются неизменными на протяжении жизни и определяют взгляды на мир, отношение к работе и другим людям, а также стиль потребления. Свою роль играет и дефицит — то, чего в детстве не хватало ребенку. Например, для поколения, пережившего войну или другие лишения, особой значимостью обладает еда и возможность собрать запас «на черный день». От них нередко можно услышать фразы «доешь до конца» или «тарелка должна быть чистой».

Коллективизация и соцсоревнования VS паблики и киберспорт

Согласно идее цикличности Хоува и Штрауса, «Поколение Z» («постмилленниалы», Gen Z или iGeneration) по своим установкам имеют много общего с так называемым «молчаливым поколением», чье рождение пришлось на период с 1923 по 1943. Они оба столкнулись с глобальным экономическим кризисом и ценили в борьбе с ним групповые усилия. В 1920-1940 солидарность отражалась в коллективизме, в 2000-х свой «коллектив» Z-подростки чаще находят в Сети. Пионерия уступила место молодежным объединениям, групп-чатам и пабликам. На смену коммуналкам с кухонными разговорами пришли «руммэйты» со стартапами, разработанными компаний единомышленников в пижамах. Внешние условия разные, но необходимость сплочения и объединения усилий для достижения цели – та же.

Общим для двух поколений с пробелом длиной в 80 лет является и любовь к конкуренции и всевозможным состязаниям. 1920–1930-е характеризовал широкой размах социалистических соревнований, в ходе которых «закалялась сталь» и раздавались вымпела и грамоты. Начало XXI века переживает расцвет командных онлайн-игр: всего в мире 22 страны, признавшие киберспорт официальным видом спорта. Как утверждают опытные геймеры, одержать победу, сражаясь в одиночку, невозможно. Ценны не только мгновенная реакция, но и грамотная разработка общей стратегии, взаимопонимание между членами команды при движении к цели.

Но есть у «Поколения Z» и присущие исключительно им особенности.

«Орууу!» и «Рукалицо!» – язык «цифровых деток»

Услышав слово «миллениал», на ум приходят такие «звезды» этого поколения как Марк Цукерберг в его толстовке и честно заработанным в 23 года миллиардом и первый собравший стадион беларус – рэпер Макс Корж. Что касается героев «Поколения Z», пока они еще только подрастают, но жару скорее всего еще зададут. От всех предшествующих им поколений и даже от имеющих схожие черты «молчаливого поколения», они отличаются совершенно иным типом мышления. Главная причина этому – цифровые технологии.

Если «миллениалы» чаще упоминали Всемирную сеть в связке с будущим и грядущих перспективах, то для «Z-деток» интернет – это настоящее. Смартфоны и Instagram, снэпчаты и лайф-стриминг – то, с чем они родились. Погружение в цифровую реальность требует и выработки особенного языка, в котором, как мы видим это уже сегодня, слова могут оказаться ненужными. Z-подростки вполне обходятся гифками, смайлами и набором передающих нужную эмоцию скриншотов любимого сериала: «Печалька!», «Орууу!», «Лол!»

Гипер-опека со стороны родителей и привлекательность онлайн-общения уже сегодня проявляются в дефиците «живого» контакта со сверстниками. Психологи тем временем бьют тревогу, предрекая риск снижения эмпатии и способности «Поколения Z» владеть невербальным языком оффлайн: понимать язык тела, поддерживать зрительный контакт.

– Да ладно, неужели так и было?? Рукалицо! – реагирует в беседе 14-летняя Аня из Толочина. Вид ее при этом остается абсолютно невозмутимым, а короткое слово, пришедшее в речь прямиком из интернет-сленга, видимо, призвано передать спектр эмоций от «разочарования, стыда, уныния, раздражения до смущения». И это отнюдь не особенности индивидуального лексикона – в одноименном паблике более миллиона юных подписчиков, ежедневно делящихся друг с другом курьезами из реальной жизни.

К чему может привести замена живой экспрессии на имитирующий невербалику интернет-сленг – пока неизвестно. Но уже сейчас можно сказать, что в гаджетах Z-подростки действительно разбираются лучше, чем в эмоциях. При общении в сети необходимость постоянно видеть собеседника и «считывать» его/ее язык тела больше не является важным условием продуктивного диалога. Значит, скоро этот навык рискует отойти на второй план.

А что же мозг?

Однако изменения касаются далеко не только особенностей языка «Поколения Z». Андрей Сокол, нейроанатом, невролог, кандидат медицинских наук и доцент кафедры нормальной анатомии Беларусского государственного университета, считает, что использование цифровой среды не для работы и поиска интеллектуальной информации, а развлечений и досуга может иметь плачевные последствия для работы мозга:

«Любая деятельность, хотим мы того или нет, оказывает влияние на мозг, и не важно, погружение ли это в цифровое пространство, практика медитации или вышивание крестиком. Несмотря на бытовавшее ранее представления о структурной стабильности мозга взрослого человека, карты мозга непостоянны и способны расширятся или уменьшаться в зависимости от нагрузки и рода занятий человека. В случае чрезмерного погружения в мир цифровых технологий у человека формируется клиповое мышление, при котором значительно снижается способность к анализу и концентрации внимания. Из общенегативных влияний следует также выделить раздражительность, обусловленную во многом постоянной работой мозга на бета частоте, а также тенденцию к сужению периферийного зрения.

Наиболее активно эволюционирующей областью мозга человека является лобная доля. Она отвечает за ко­ординацию информации, поступающей из разных источников, управление способностью кон­центрировать и переключать внимание. В распоряжении нейрофизиологов имеется масса данных, указывающих на то, что по сути само сознание находится в данной области мозга. Очень хотелось бы надеться, что эволюция в этом направлении продолжится и дальше.

Но в то же время, к сожалению, велика вероятность постепенного снижения качества памяти, что мы наблюдаем уже сегодня, ведь человек все в большей мере делегирует эту функцию своему электронному собрату. Например, было показано, что у лондонских таксистов, вынужденных запоминать тысячи улиц, гиппокамп – область мозга ответственная за память, достоверно больше. Однако эта тенденция наблюдалась до того, как обиход вошли навигаторы».

Фото из серии Digital Natives Liz Adcock

 

Давать прогнозы – занятие неблагодарное, считает нейроанатом, но все же предполагает, что описанные тенденции скорее всего будут лишь прогрессировать. Произойдет ли увеличение мозга, как рисуют во многих фантастических произведениях, – пока вопрос большой, ведь в истории эволюции нашего вида были и обратные примеры: например, в конце раннего верхнего палеолита произошла смена тенденции увеличения мозга на уменьшение. Есть и исследователи, которые придерживаются более, на первый взгляд, нереальных прогнозов, и предупреждают о грядущем «сращении» органического интеллекта с машинным.

Кругозор и толерантность

Однако, факт рождения «со смартфоном в руке» имеет и свои достоинства. Один из главных плюсов – глобальность, которая проявляется в трех областях: глобальности мышления, взаимодействии и ощущении солидарности. У сегодняшних подростков гораздо больше общего с их сверстниками с другого полушария планеты, чем со взрослыми в их собственном дворе.

Профессор психологии Джордан Шапиро в университете Тэмпл из Филадельфии обращает внимание на результаты недавнего исследования молодежи, проведенного Varkey Foundation. Он отмечает две характеристики, которыми сегодня описывают тинэйжеров в почти любой стране мира: это широкий кругозор и толерантность:

«Молодежь понимает состоящую из гиперссылок жизнь такой, какой ее вряд ли способны увидеть большинство взрослых, – отмечает профессор. – Они живут в мире, смысл которого создается в Интернете. Для них сеть – это специфическая древнегреческая агора, куда приходят поделиться мыслями. Да, с одной стороны, социальная жизнь в Интернете скрыта от остальных внутри персональной панельки карманного устройства. Но в то же время она – безгранично публична и глобальна».

Как показало исследование Varkey Foundation, тинейджеры не опасаются иммигрантов, общаются с представителями других религий и не верят политикам. Среди их страхов – экстремизм, терроризм и военные конфликты (более 80% опрошенных в 20 странах мира), а также изменения климата (82%). Две трети респондентов готовы предпринимать самостоятельные действия, чтобы что-то с этим делать. Викас Пота, исполнительный директор Varkey Foundation, объясняет взгляды Поколения Z одним понятием – «глобальное гражданство». Благодаря активности в сети, они ощущают себя скорее «гражданами мира», чем собственной страны:

«Для них Facebook, Twitter и Minecraft – не просто инструменты, – комментирует Пота. – Речь скорее идет об идеях, самой структуре сознания – о том, как молодежь теперь определяет самих себя и использует свою независимость и активность для обмена мнениями, получения навыков и знаний».

Как видим, цифровое поколение действительно другое: не только ввиду иного видения мира и себя в нем, но и уникального способа восприятия реальности на физиологическом уровне.

Нейроанатом Андрей Сокол напоминает, любое новое поколение будет всегда отличаться от предшественников, в настоящее время цифровой век просто ускорил процесс этого разделения. Но, как и в случае с любым другим новым феноменом, изучить стоит и достоинства, и риски. «Цифровые детки» на самом деле уже сегодня живут между двумя мирами, но этот факт не является на 100% ни катастрофой, ни парадизом. К нему просто нужно подойти как к феномену с пока еще не до конца раскрытым потенциалом.

«Безусловно, есть резон в разработке и применении определенной техники безопасности пребывания в цифровой среде, особенно когда речь идет о молодом созревающем мозге, – приходит к выводу Андрей Сокол. – Из взаимодействия «мозг-компьютер» стоит извлекать бонусы, избегая при этом развития варианта «мозг – придаток компьютера».

Читайте также:

Коммуникация будущего. Заставить Сеть играть по нашим правилам

«Убрать из друзей»: месть отфрендженных мертвецов

Наша хандра. Отчего беларусы впадают в депрессию

Адаптация и взаимопомощь. Как выжить во время кризиса

Комментировать