Жизнь

Почему мы имеем право протестовать и что такое свобода собраний

2873 Евгения Стрижак

Сотрудники милиции задерживают 80-летнего Яна Гриба, Минск, 25 марта 2017 г. Фото: Радыё Свабода

 

Мы имеем полное право митинговать. Но как доказать это милиции, которая говорит «Ваше собрание незаконно»?

Фото вверху, на котором три омоновца тащат в автозак старика с тростью, облетело весь интернет: слишком уж неравны силы сторон в этой битве. Все возмущаются: зачем задерживать дедушку, ведь он совершенно не опасен?

Но нашлись и те, кто стал на сторону милиции. Так ли бессмысленны их аргументы? Ведь они ссылаются на закон и на то, что ОМОН действовал по правилам. А старик и все митингующие – нарушители.

Такие комментаторы выдали массу тезисов: «нарушать общественный порядок нельзя»; «парня с битой и деда с тростью надо наказывать одинаково»; «если старики обзываются и машут палками, их можно бить»; «если на митинге будут бить, то нечего туда и ходить»; «если митинг запретили, то это разрешает милиции бить стариков»; «на митингах вообще бьют, это норма»; «ОМОН не должен разбираться, кого он бъет».

Выделим их них один:

«Все массовые мероприятия должны быть санкционированы и организованы по правилам... Народу разрешили собраться на площади Бангалор. Никто даже не пошел туда. Все направились в сторону площади Независимости... И что делать надо было правоохранительным органам?»

Вопрос не риторический: можно ли собираться в городе на митинг, если его не разрешили власти? И имеют ли право власти силой разгонять людей, если люди все-таки решили собраться там, где планировали?

Комментаторы, с которыми мы тут полемизируем, однозначно говорят «Нет!» Ведь это — нарушение закона! (О законопослушности беларусов, которые не переходят на красный свет даже дорогу без машин среди ночи, слагают легенды). Вот и милиция на видео ниже ссылается на закон, целых два раза подряд: «Уважаемые граждане! Вы нарушаете действующее законодательство! Убедительно просим разойтись! В случае невыполнения требований сотрудников милиции в отношении вас будет применена физическая сила и специальные средства. Вы будете привлечены к ответственности в соответствии с действующим законодательством Республики Беларусь!»

И многие действительно начинают сомневаться. Ведь если нарушать законы, общество развалится и воцарится тот самый пугающий всех «хаус». Что же предписывает нам наше белорусское законодательство?

Начнем с главного закона — с Конституции:

Статья 35.  Свобода собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования, не нарушающих правопорядок и права других граждан Республики Беларусь, гарантируется государством. Порядок проведения указанных мероприятий определяется законом. 

Вроде как Конституция гарантирует нам свободу собраний, но на самом деле отсылает к закону, который должен решать, как именно нужно собираться и митинговать. Открываем закон — есть такой закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» — и читаем, насколько свободная у нас свобода собраний.

Закон обязывает каждого, кто хочет собраться:

1) попросить разрешения у местного исполнительного комитета (не уведомить, а именно — попросить);

2) указать в заявке, с какой целью вы хотите собраться, по какому маршруту пойдете и сколько вас будет; (человек не может собрать на митинг более 1000 участников — такое можно только партиям или организациям);

3) заплатить (из собственных денег!) милиции и скорой помощи за то, что они будут дежурить во время митинга, и ЖЭСу — за то, что уберут за вами;

4) объяснить, откуда у вас деньги, чтобы платить милиции, скорой помощи и дворникам;

5) сказать, сколько у вас будет хлопушек и фейерверков;

6) пока вам не дали разрешения, нигде не говорить и не писать (и в Интернете тоже), где и когда вы задумали провести митинг;

7) не подходить ближе, чем на 200 метров к теле- и радиокомпаниям, к резиденции Президента, парламента, Совета Министров, подземным пешеходным переходам и станциям метро;

8) не приближаться на 50 метров к всевозможным исполкомам, судам, прокуратурам, водоканалам, энергосбытам, детским садам и школам;

9) и так далее, и тому подобное: вы можете сами изучить этот замечательный документ, и встретите там еще много интересного. Например, разрешение милиции быть в гражданской одежде, ограждать место проведения митинга, досматривать митингующих и снимать их на видео.

Сотрудники правоохранительных органов во время Дня воли - 2015 в Минске. Фото: Вясна

 

А еще, если человек нарушил закон «О проведении массовых мероприятий», то он еще целый год не имеет права просить разрешения провести еще одно. Призывали на митинг до того, как получили разрешение — до свидания. Собрались ближе 50 метров к станции метро или школе — никаких тебе митингов больше целый год. Заявил пять фейерверков, а подожгли шесть — наказан, отдыхай. Обещал исполкому, что придет 300 человек, а пришли 400 (вот захотелось людям на митинг) — ну… сами все понимаете.

Особенно умиляет запрет собираться возле станций метро. То есть в Минске на проспект выходить нельзя в принципе. Представляете, если бы этот закон действовал в Париже, или в Лондоне, или в любом другом городе с разветвленной сетью метро? Колонне митингующих просто негде было бы пройти.

Да если и у нас взять карту любого города и очертить красными кругами детские сады, школы, редакции государственных газет и телевидения, телевышки, исполкомы, суды, подземные переходы — собираться придется на окраине или вовсе на пустыре.

Ну и самое, пожалуй, главное: исполкомы по этому закону могут сами назначить место, где можно проводить собрания, и утвердить места, где собрания запрещены. И для чего было огород городить, прописывать в метрах расстояния от объектов, где можно митинговать, а где нельзя, если все равно любой председатель или зам могут ТОЛЬКО ПО СВОЕМУ УСМОТРЕНИЮ, а не по закону, решать, где можно собираться, а где нельзя?

Так и происходит на практике: в каждом городе и городке есть приказ исполкома, в котором определено одно конкретное место сбора; чаще всего в парке на окраине города, вдали от людских взоров.

Даже если ты исхитрился и выполнил все требования, проложил извилистый маршрут в обход школ, исполкомов и больниц, пересчитал поименно всех участников митинга, год копил деньги на милицию, скорую и команду дворников, сдал в исполком договоры с этими службами, показал свою налоговую декларацию (честно заработал на митинг, а не украл), никому не говорил про то, что хочешь устроить митинг, пока исполком не дал разрешения (как тогда можно пересчитать людей, которые придут митинговать, если до выдачи разрешения звать на собрание их запрещено? - загадка!) - и все равно закон предусмотрел две ловушки:

- исполком по своему усмотрению решает, где, когда и во сколько будет твой митинг; - исполком по своему усмотрению решает, разрешить тебе митинг или нет.

То есть не важно, как ты подготовился и что ты хочешь. Ты решения вообще не принимаешь. Будет митинг или нет, решает только власть. Похоже ли то, что описывает закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» хотя бы отдаленно на то, что называют свободой?

 

Закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» был принят в 1997 году, и с тех пор менялся восемь раз: в 2003, еще раз в 2003, в 2006, в 2008, два раза в 2009, в 2010 и последний раз — в 2011 году, после серии Молчаливых протестов по средам. В 2011 году в закон внесли — по инициативе МВД — самые жесткие измения. Тогда как раз и запретили собирать людей через интернет (помните группу «Революция через социальные сети»?)

Молчаливые протесты в Минске в 2011 году...

 

... и то, чем они закончились

 

То есть, стоило людям найти способ выразить свое мнение, не нарушив закон (тогда всех приглашали не на митинг, а просто гулять по улицам), - власть тут же поменяла закон!

И будет менять закон столько раз, сколько сочтет нужным.

 

Возникает конфликт. Человек хочет высказать свое мнение, донести его до остальных, в том числе — до властей; но закон полностью отбирает у него такую возможность. Человек подспудно ощущает, что у него есть право высказывать мнение, в том числе и на митинге — но он не хочет нарушать закон. Что же делать? На что ориентироваться, если белорусское законодательство запрещает ему высказываться?

К счастью, есть международное право. Главные принципы прав человека были сформированы после Второй мировой войны — когда люди поняли, что легко могут уничтожить друг друга, если не установят правила общежития. Основываясь на чувстве человеческого достоинства, представители разных стран сформулировали те принципы, которые позволяют человеку быть свободным, а обществу — развиваться. Так появилась Всеобщая декларация прав человека, а за ней — и другие международные документы. Беларусь многие договоры ратифицировала и даже признала, что международные документы — они как Конституция: все внутренние законы (и сама конституция страны) должны соответствать международным договорам (например, Пакту о гражданских и политических правах). Признала — но не выполняет.

Что мы можем узнать о свободе мирных собраний из международных документов? Потому что в Беларуси, с нашими законами, легко вообще забыть о любых правах человека.

Свобода мирных собраний, тесно связанная со свободой выражения мнения — одно из главных прав человека, которое позволяет демократическому обществу жить без конфликтов и развиваться.

Зачем нужна свобода мирных собраний?

Почему общество, в котором люди свободно собираются для выражения мнения, более безопасно и гармонично? Если люди чем-то недовольны, они могут быстро донести свое недовольство до властей, и те обязаны отреагировать. Так в обществе быстро снимается напряжение и решаются проблемы.

А если людям постоянно запрещать высказываться, давить их налогами, декретами, то напряжение будет нарастать, и в конце концов терпение кончится — вместе с деньгами, рабочими местами и едой; и тогда отчаявшимся людям будет не страшно ничего: ни бить стекла, ни бросать камни в милицию.

Митинг в Минске в апреле 1991 года

 

Как следует из международных договоров, чтобы люди пользовались этой свободой, в государстве должна существовать презумпция в пользу проведения собраний.

Люди не должны просить разрешения собраться ни у исполкома, ни у кого бы то ни было! Собираться можно всегда, по умолчанию. Для проведения собрания достаточно уведомить власти, а те не вправе разрешать или запрещать.

Представьте себе, Беларусь взяла на себя обязательства следовать этому стандарту!

Что еще, согласно международным договорам, должно делать государство для обеспечения свободы мирных собраний?

Помните, как по нашему закону мы дожны сами нанять милицию, врачей и дворников и предпринять все меры для безопасности собрания? Но это должны делать не организаторы собрания, а государство! Да, именно государство должно предпринять все меры, чтбы собрание прошло безопасно и для участников, и для витрин.

В это сложно поверить, но согласно обязательствам, которые взяла на себя Беларусь, милиция на митинге нужна не для того, чтобы его разгонять, а чтобы его охранять!

Подробнее: Руководящие принципы ОБСЕ по свободе мирных собраний

Вернемся к вопросу, который мы задали в начале: можно ли собираться в городе на митинг, если его не разрешили власти? И имеют ли право власти силой разгонять людей, если люди все-таки решили собраться там, где планировали?

На первую часть мы уже нашли ответ: конечно, можно; свобода мирных собраний позволяет не просить разрешения на митинг у властей. А вот может ли милиция применять силу? Молодцы ли ОМОН после митинга 25 марта и действительно ли они выполняли свою работу?

Да. Международное право не запрещает милиции применять силу. Но только если мирное собрание перестает быть мирным. Но это совсем не означает, что если кто-то из участников бросил камень в витрину или ударил стража порядка, то все правоохранители могут достать дубинки и измолотить митингующих. Реакция государства на беспорядки и насилие должна быть соразмерной действиям протестующих.

Соразмерной действиям протестующих! Процитируем еще раз комментатора:

«Уж не сами ли провоцировали старички? Обзывались, махали палками, может, и бросали что-нибудь...» 

Даже если предположить, что восьмидесятилетний Ян Гриб провоцировал милицию, обзывался, махал палкой, может, и бросал что-нибудь, милиция имела право только обзываться и махать палкой в ответ. Но никак нельзя назвать соразмерными действия милиции, когда три здоровенных натренированных мужчины тащат в автозак пожилого человека, который с трудом ходит.

Может быть, цели собрания были не мирными, и власть любой ценой должна была избежать переворота? Тутбай проделал большую работу и собрал высказывания людей с митингов по всей стране. Послушайте: все говорят, что хотят работать и получать достойную зарплату.

Или, может быть, это собрание было не мирным? Может быть, разъяренные люди били стекла, грабили магазины, разбирали тротуарную плитку и бросали ее в милицию? Может быть, они собрались огромной толпой, пришли под Дом правительства, резиденцию Президента, Совет Министров и стали брать их штурмом?

Видео с акций однозначно показывают:

1) какое малое количество людей разгоняла милиция; явно не достаточное для “свержения власти”;

2) милиции было НАМНОГО больше, чем самих митингующих;

3) милиция не боролась с беснующей толпой, бросающей коктейли Молотова; наоборот, автозак подъезжал, из него выпрыгивали омоновцы, подбегали к спокойно стоящим людям (иногда просто прохожим) и тащили их в машины.

Зачем? Разве это было соразмерно действиям протестующих?

Так имеем ли мы право собираться на митинги? И что ответить милиции, когда она обвиняет нас в нарушении законодательства?

Повторим еще раз. Те, кто принимает законы в Беларуси, должны обеспечить соответствие национальных законов международному праву. Но многие беларусские законы противоречат даже нашей собственной Конституции.

Когда мы собираемся в городе, чтобы выразить свое мнение, это не мы нарушаем нормы права. Мы реализуем свое право — а нарушителем своих международных обязательств как раз являются власти. Правда — на нашей стороне.

P.S. Кстати, пожилой мужчина, которого задерживали трое омоновцев, сбежал из автозака! Его зовут Ян Гриб, и вот его история.

Комментировать