Жизнь

Почему бухают беларусы? 14 причин для национального пьянства

3974 Лидия Михеева

Синюги  и синяки,  бухарики и булдосы. Алкаши, алканоиды и алконавты. Пьянь в целом и отдельные пьянтосы. Уничижительных названий для персоны, злоупотребляющей спиртными напитками, коллективный разум придумал немало. Этно-лингвисты Сепир и Уорф как-то сделали наблюдение об обилии названий для разных видов снега у эскимосов. Чем больше синонимов – тем значимее в микрокосме сообщества «узловое» явление. Все неделю беларусы активно обсуждают лидерство своей страны по употреблению алкоголя. Задаваясь вопросом «Почему..?!», каждый назвал бы немало причин запить горькую. «Журнал» решил перечислить основные из них.

1. Потому что так исторически сложилось

«Исторически» в данном случае  означает особенности произрастания злаков, плодов, овощей, винограда и кактусов на территории Беларуси и, соответственно, складывавшуюся производственно-технологическую инфраструктуру их обработки. Да, отнюдь не вино и не ячменные радости жизни, более, так сказать, легкоусвояемые и ассоциируемые с высокой культурой пития – наш удел. Увы, не только по субъективным причинам Беларусь – страна крепкого алкоголя и плодово-ягодных вин, которые употребляются без отрыва от семейного очага и рабочей вахты.

2. Потому что, ох, жизнь тяжела

Хотя бы в том простом смысле, что тяжел не слишком мотивированный рублем или чем-то более существенным физический труд на производстве и в поле, хлеву, свиноферме. Не деиндустриализировавшаяся еще Беларусь, с колоссальными проблемами в сельском хозяйстве, с еле-еле выживающим предпринимательством, пьет просто потому, что устает. И отдыхать иначе, простите, не научили.

3. Потому что государству не выгодно, чтобы мы не пили

Во-первых, как тут жить и работать, если не пить? Во-вторых, оно неплохо зарабатывает, контролируя производство и ввоз алкоголя. Трагизм ситуации заключается в неравной борьбе государства с самим собой – одной рукой торгуя алкоголем, в т.ч. самыми дешевыми и опасными для здоровья напитками, второй она пытается вводить какие-то меры, ограничения и минимизировать вред, нанесенный здоровью нации. И все – дабы соблюсти баланс «умеренной алкоголизации», чтобы белорусы в целом оставались немного мутноокими, но все же дееспособными созданиями, верящими в то, что анестезия от всех проявлений политического, конкурентного, нового, неожиданного, им будет стабильно обеспечена.

4. Потому что, несмотря ни на что, страшно за будущее

И этим все сказано. Страх за будущее хорошо растворется в алкоголе.

5. Потому что сильна централизация страны

Это влечет за собой проблемы с занятостью,  образование «депрессивных» пятен на карте страны и глобальную проблему с отдыхом и свободным временем. Весь альтернативный семейному шопингу и просмотру телевизора культурный досуг сосредоточен в Минске и областных центрах. Чем заняться в малых городах и деревнях? Петь песни и водить хороводы? Тоже можно, но скучно, если делать это на трезвую голову.

6. Потому что большинство способов «культурного» досуга так или иначе «спаяны» с употреблением алкоголя

Кино и футбол смотрятся под пиво, клубная музыка вообще не подразумевает трезвого слушателя, и т.д. Что уж тут говорить об отдыхе в баре, который подразумевает целенаправленное напивание – пусть в разных случаях этот процесс может подразумевать разные желаемые «кондиции».

7. Потому что алкоголь в нашей стране является универсальным средством инициации

Так осуществляется переход в новую социальную роль: из ребенка – во взрослого члена общества. Тот, кто не набухался хотя бы раз (отличный повод для этого – выпускной, раньше – «картошка» в университете, а теперь – какой-нибудь «медиум), считай, не имеет аттестата зрелости. Кроме того, алкоголь служит и вспомогательным инструментом для прохождения судьбоносных жизненных перемен. Сексуальный дебют, предложение выйти замуж, устройство на первое место работы, устройство на очередное место работы. Свадьба. День Рождения, наконец. Все это должно быть овеяно алкогольными парами. А почему? Потому что отсутствуют иные социальные ритуалы, которые бы «смягчали» неизбежный стресс при переходе члена общества в разные символические состояния.

8. Потому что этос у нас, грубо говоря, не протестантский

Жить здоровой, богатой, полной жизнью – не то чтобы не хочется, но как-то немного неудобно. Непривычно. Нет у нас готовности к счастью – хотя бы в «мещанском» понимании его как благосостояния и благополучия. Отсюда диалектика – уничижительное отношение к совсем уже «опустившимся» алкоголикам, но при этом высокая толерантность к «пьющим», «выпивающим» людям и к процессу как таковому: потому что употребление алкоголя дает индульгенцию и тем, что «чего-то достиг», и тем, кто в жизни ничего не добился. И у первых, и у вторых находится личный повод для того, чтобы выпивать, а алкоголь как «универсальный уравнитель» делает и тех, и других «нормальными людьми».  Не хуже и не лучше остальных. А быть не хуже и не лучше, вместе со всеми – не это ли кредо белоруса?

9. Потому что так работает у нас институт семьи

Сколько бы ни кричали наши официальные лица про семейные ценности, на деле семья работает не только и не столько как успешный институт социализации новых членов общества, сколько как передатчик не слишком здоровой  генетики и традиции – бухать как отец, бухать вместе с отцом, бухать больше, чем отец. 

10. Потому что не развита культура разговора

Закрытые, неспособные описать свои чувства, выразить просьбу, сказать слова поддержки в трезвой повседневности, мы вдруг становимся разговорчивей и проницательнее Опры Уинфри, только с поправкой на то, что эту Опру Уинфри описал бы сам Федор Михайлович. Беседа под алкоголь в нашей осененной достоевщиной культуре – это сопли на плечо собеседнику, всплывшие детские травмы, мармеладовские откровения и классическое «ты меня уважаешь?» Даже если беседа имеет интеллектуальное содержание, вместе с ним чаще всего обильно высвобождаются побочные «шумы», потому что ведется при уже изначально «сломанной» дистанции между собеседниками. Не пить во время «задушевной беседы», а значит удерживать некоторую дистанцию при беседе, сохранять вокруг себя кольцо личного пространства, в которое не вламываются с криками «ты меня уважаешь?» или «как же я вас люблю, Петрович, и детишек твоих, и всю вашу семью!» – не ценно, не круто, не здорово и не принято в наших пенатах.

11. Потому что не развиты институты психологической помощи

К психологу, психотерапевту идти стыдно, а с подружкой или товарищем напиться в хлам – лихо, весело и результативно в плане полной перезагрузки сознания. Если до вечера пятницы вас волнует творческая нереализованность или неудачи в личной жизни, не важно, что вы примете: виски с пивом или пузырь плодового – утром волновать вас будут уже более осязаемые вещи, вроде раскалывающейся черепной коробки. Экзистенциальные вопросы на пару часов уступят место драме выживания вашего ослабевшего организма в поиске рассола и цитрамона. Может, этого мы и добивались?

12. Потому что жива в нас мазохистская жилка

В книге «Стихи про меня» Петр Вайль рассказывает забавный эпизод самопознания – пьющий советский гражданин, Вайль был шокирован собственным отпавшим аппетитом к алкоголю во время путешествия по Италии. Казалось бы, лучше вина, доступные цены… Ан нет, не хочется. Потому что пить надо какую-нибудь гадость. Пить, как яд, страдая и искупая этими мучениями какую-то свою сокровенно лелеемую вину. Наказывать себя и за то, и за сё, и за то, что пьёшь, наказывать еще большим пьянством.

13. Потому что мы не умеем переживать одиночество

И не только одиночество как долгосрочный факт судьбы - но и уединение (как чисто ситуативное «нахождение» самому с собой во время отсутствия коммуникации с другими). Так с бутылочки пива под телевизором можно постепенно перейти к дружбе с более «крепкими» и цепкими товарищами. Потому что самому с собой – скучно, странно, пусто. С алкоголем – проще. Уютнее.

14. Потому что инфраструктура питейных заведений Беларуси до сих пор еще не развита до уровня европейских по численности и качеству

А вот если бы была развита, возможно, беларусы больше общались бы, пили бы более продуманными дозами более изысканные или хотя бы более легкие напитки.

Ну, дай Бог, конечно, но, как говорят, ни гены, ни менталитет пальцем не выковырнешь. Поэтому, полагаю, этот список причин можно многократно дополнить. Дело осталось «за малым» – предложить ответы на вопрос «Что с этим всем делать?»

 

Фото: bymedia.net

Комментировать