Арт

«Першадрук». По следам великого эмигранта

717 Тарас Тарналицкий

В пантеоне отечественных героев Франциск Скорина числится на особом счету. Из-за скудности уцелевших исторических источников биография знаменитого полочанина сама собой вышла безукоризненной, словно провидение заранее готовило ее в подарок местным идеологам: просветитель, философ-гуманист и книгоиздатель периода Реформации.

К этому списку заслуг плюсуется аполитичность взглядов, неопределенность конфессиональных пристрастий и здоровый патриотизм, который не сложно прочесть между строк в предисловии к изданию Библии. Все это в итоге превратило фигуру Скорины в одну из центральных опор, на которых держится национальное самосознание беларусов.

Единственная проблема – в популяризации культурной памяти о первопечатнике, представляющей практический интерес разве что для лингвистов и историков. Трудно себе представить литературные вечера, состоящие из декламации религиозных текстов, которые полочанин так усердно публиковал. Но за популяризацию его жизненного пути плотно ухватились кинематографисты.

За последние полвека на «Беларусьфильме» сняли художественный биопик, где нашего земляка в излишне театрализованной манере сыграл Олег Янковский, и еще несколько документальных работ. Последняя из них – «Першадрук» Игоря Чищени – вышла аккурат накануне 500-летия беларусского книгопечатания.

Авторы фильма изначально оказались в невыгодной позиции – рассказать больше, чем было уже ранее сказано по теме, невозможно, а повторяться – вдвойне нелепо. Выход из положения был найден в избранном визуальном языке. Вместо традиционного жизнеописания из уст говорящих голов «Першадрук» предлагает зрителю научно-популярное роуд-муви по местам, повлиявшим на формирование системы ценностей первопечатника.

Начав с Полоцка, мы перемещаемся в Краков, в Ягеллонский университет, в котором герой обучался вольным искусствам и медицине. Затем попадаем в Прагу и Вильню, где открылись типографии и были напечатаны «Библия», «Псалтырь» и другие церковные книги в скориновской редакции.

Выбранная стилистика повествования лишний раз подчеркивает эмигрантскую сущность беларусской культуры, которая способна до конца раскрыть свой потенциал только очутившись в изгнании, за порогом собственного дома. Судьба распорядилась так, что даже основной коллекция изданий сейчас хранится в Санкт-Петербурге, хотя подобные драматичные эпизоды играют в ворота создателей – без их упоминания обсуждать наследие Скорины было бы не так интересно.

Впрочем, лишение сюжета исторических коллизий ровным счетом ничего бы не изменило. Главным в «Першадруке» остается техническое исполнение. Полурепортажная форма съемки, с плывущей словно по воздуху камерой, и небольшой хронометраж (всего 39 минут) прочат картине успех прежде всего в телевизионной нише, среди образовательных программ. Именно здесь она должна выглядеть наиболее органично.

Хотя тут же возникает противоречие, потому что уровень звукорежиссуры, монтажа и особенно операторской работы на голову выше телевизионного. Собранные вместе элементы создают ощущение присутствия в зимнем Полоцке, на весенних улицах Вильни, на Карловом мосту в Праге, в неоготическом дворике бывшей Краковской академии. И вся эта магия начинает работает только на большом экране.

Впрочем, и без него фильм выполняет свою первостепенную задачу, ради которой он и создавался, – раздувает огонь интереса в глазах юного зрителя перед исчезнувшим ремеслом первых Просветителей.

Рейтинг 50 самых важных беларусских книг по версии «Журнала» можно увидеть здесь.

Как хорошо вы знаете современную беларусскую литературу? Пройдите наш тест!

Выбирайте самые важные для вас беларусские книги всех времен вместе с нами!

 

Комментировать