Полюса

Павел Северинец: «На площади беларусского города должен стоять храм, а не Ленин»

324 Людмила Яненко

Памятники Ленину постепенно исчезают с центральных площадей городов Беларуси. Как говорится, «без шума и пыли»: город готовят к очередным «Дожинкам», памятник отправляется на реставрацию и уже не возвращается на обжитое место. Украина избавляется от своих Ильичей, как правило, демонстративно: разъяренная толпа сбрасывает прежнего вождя с постамента и растаскивает на сувениры.

О том, как стоит поступать с памятниками коммунистической эпохи, чем можно заменить Ленина на городской площади и почему ему там не место, «Журнал» поговорил с сопредседателем оргкомитета по созданию партии «Беларусская христианская демократия» Павлом Северинцем.

– Как вы относитесь к разрушению памятников Ленину, которое в последнее время происходит в Украине?

– Лично я «за» всей душой. На мой взгляд, это свидетельство того, что идеология Ленина, идеология даже не коммунистическая, а воинствующего материализма, сейчас разрушается. Я как человек верующий и принципиальный антикоммунист, могу это только приветствовать. Можно спорить о художественной ценности тех или иных памятников. И, возможно, их стоит не валить посреди площади, а просто снимать, везти в какой-то музей, скажем, как сделали это литовцы. Но с другой стороны, я не стал бы осуждать и тех, кто опрокидывает их тросами прямо на площади. Мне кажется, у людей просто накипело, и новое поколение, которое не хочет жить в коммунизме, дает таким образом историческую оценку коммунизму и этим памятникам. Поэтому скажу так: я поддерживаю. Делал бы это я сам? Может быть, сам трос бы и не набрасывал, но не осуждаю никого, кто это делал.

– В обществе нет согласия по поводу разрушения памятников. Зато есть закон, который регламентирует их установку и снос. И раз Украина объявила, что берет курс на европейскость, не дискредитирует ли она себя подобным нарушением процедур?

– Не думаю. В Украине с ее казацким менталитетом постоянно происходят некоторые эмоциональные вещи. Драки в парламенте, например, не являются европейской нормой, да и засовывание коррупционеров в мусорный бак тоже не происходит по закону. Но с другой стороны, страна выходит из коммунистического прошлого, выходит с войной, кровью, Майданом, с боем. И разрушенные памятники Ленину – это, по большому счету, пыль этих тектонических сдвигов, что при такой грандиозной трансформации страны просто неизбежно. Да и нельзя считать, что сейчас в Украине стопроцентно европейская власть, которая поступает неправильно. Сейчас происходит только становление власти.

– Понятно, что к личности Ленина вы относитесь негативно, но как же сам факт сноса памятников?

– Когда происходит снос памятника Гитлеру или Саддаму Хусейну, то в моем сердце это вызывает радость. Очередной идол, очередной кумир получил по заслугам. Как верующий, я не считаю идолопоклонство правильным. Памятник Ленину, Сталину или Гитлеру для меня лично – одно и то же. Ленин лично отдавал приказы расстреливать, он является автором идеологии, которая загубила десятки миллионов людей только на территории бывшего Советского Союза, уже не говоря о других жертвах. Поэтому, конечно, никакого сочувствия у меня эти памятники не вызывают. Правда, я думаю, что в Беларуси это будет немного по-другому: тут будет тотальный демонтаж. И если решение будет зависеть от меня, то я за то, чтобы свезти их в одно место, а потом водить и показывать: вот это ошмянский Ленин, это горецкий, а это еще какой-то. Может быть, без такого разрушения, как в Украине, но с площадей беларусских городов Ленин должен быть вывезен.

– А что же поставить на освободившееся место?

– На площади беларусского города, как и любого европейского, должен стоять храм. Сердце города, на мой взгляд, – это церковь или костел. Христианские святыни стоят в центре любого европейского города. А памятников Ленину там нет.

– Поваленным памятникам Ленину многие откровенно рады. А когда такие же персонажи обливают краской, скажем, еврейские памятники, синагоги?

– Это абсолютно другая тема. Еврейские памятники или синагоги равнять с памятником Ленину принципиально нельзя. Памятники, которые поставлены людям той или иной национальности и не являются показателями поклонения культу – это просто человеческая память. А что за человеческая память о Ленине может быть, например, в городе Толочине, где он не бывал никогда в жизни? Это просто знак культа доминирования Российской империи. Не место ему там. Ему место в музее тоталитарного прошлого.

– В Украине дело только памятниками не ограничится, сейчас идет борьба за запрет некоторых политических партий, в частности, КПУ…

– Я выступаю за запрет Коммунистической партии Украины и запрет Коммунистической партии Беларуси. Абсолютно честно и открыто об этом говорю.

– А как это соотносится с правом людей на свободу ассоциаций?

– Если у меня спросят, как я отношусь к регистрации партии нацистов, фашистской партии – я, конечно, буду против.

– Но фашистская идеология запрещена после Нюрнбергского процесса.

– А сколько прошло процессов по жертвам коммунизма! И они, на мой взгляд, были более представительными. Ведь на Нюрнбергском процессе с одной стороны были страны-победительницы, а с другой – советский режим, и на тот момент это был определенный исторический консенсус. Думаю, исторически коммунистическая идеология уже осуждена хотя бы тем, что развалился Советский Союз, рухнули все коммунистические системы. История свой приговор уже вынесла. Мне кажется, что беларусам стоит еще немного подождать, и у нас будет то же самое, что и в Украине. И слава Богу.

– Вы лично и организация, которую вы представляете, неоднократно заявляли, что выступаете против коммунистической идеологии. Не думаете, что немалое количество беларусских избирателей может не поддержать вас, опасаясь, что борьба с ней пойдет по украинскому сценарию?

– Насчет избирателей мы абсолютно не переживаем. Все больше и больше людей и в Украине, и в Беларуси выносят свою оценку этой идеологии. Что касается той же КПУ, то она, по данным опросов, не проходит в Верховную раду. То есть там избиратели уже разобрались. Беларусская христианская демократия – партия антикоммунистическая. Мы не являемся ненавистниками коммунистов, но считаем, что они очень сильно ошибаются. Нам их жаль, и мы молимся за то, чтобы они покаялись. Но идеология, которую несут коммунисты, – это зло, и мы не можем допустить ее распространения, как и в случае терроризма или нацизма. Подобные ограничения должны быть в любой политической системе.

 

Фото: bymedia.net

Комментировать