Арт

От склада к концепции: как современное искусство меняет беларусский музей

574 Ольга Бубич

Беларусские музеи находятся в самом начале пути к тому, что понимается под музеем за пределами Беларуси. Именно теме музеев посвящен последний номер альманаха «pARTisan». Отличным продолжением дискуссии о взаимодействии инициативы молодых художников и государственных музеев является открывшаяся 10 июля в Литературном музее Максима Богдановича групповая выставка современного искусства «Всё твёрдое растворяется в воздухе».

Экспозиция «Всё твёрдое растворяется в воздухе» реализована в рамках художественно-социального проекта «АРТ-СОЦ-ЛАБ» арт-лаборатории «Радиус» Европейского колледжа Liberal Arts в Беларуси (ECLAB). В выставке принимают участие 12 беларусских авторов и два творческих коллектива: «Бюро мелодраматичных исследований» из Румынии и «Что делать?» из России.

Их совместными силами  экспозиционное пространство музея Богдановича получило новое актуальное прочтение. Художники создали концептуальную связь своих проектов с архитектурой ремонтируемых комнат и декора музея и творчеством беларусского поэта, переосмыслили его в современных реалиях.

Интерес представляет не только сами фотографические, живописные и видео высказывания и инсталляции молодых авторов, но и оригинальное концептуальное и дизайнерское решение «ведения» зрителя по экспозиции. Дело в том, что «Всё твёрдое растворяется в воздухе» выстроена вокруг 12 терминов, которые, как отмечает во вводном тексте куратор Алексей Борисёнок, «утвараюць канцэпуальную матрыцу праекта».

То есть, следуя ключевым терминам-тегам «музей», «телесное», «романтичная утопия», «природа», «поэзия», «растворение/затвердение», «аффективная экономика», «Максим Богданович», «национальное», «автобиография», «героизм» и «биополитика», зритель волен формировать собственную последовательность прочтения  проектов внутри экспозиции.

Позиция посетителя выставки приобретает кардинально иной характер, требуя от него/нее активности, ответственности и рефлексии в осознании связей, выстроенных между художественными концепциями. 

Иконографика выставки «Всё твёрдое растворяется в воздухе». Дизайнер – Сергей Шабохин

В Беларуси на сегодняшний день уже есть несколько примеров государственных площадок, плодотворно сотрудничающих с современным искусством. Достаточно вспомнить гомельский дворец Румянцевых-Паскевичей и проведенную там в 2012 году коллективную выставку «Дворцовый комплекс» или минский музей-мастерскую Заира Азгура,  который выделяет и активно претворяет в практику музея стратегию «сохранения баланса между музейным стандартам и инновацией».

Для Литературного музея Максима Богдановича предоставление современным художникам площадок, где сейчас проходит ремонт, – опыт новый и скорее пугающий. Тем не менее, именно состояние ремонта, минорная тональность и настроение заброшенности стали немаловажным компонентом, формирующим восприятие выставки посетителями. А сильным примером проекта, работающего с самим музейным пространством, выполненным в русле современного направления в искусстве «site-specific art», стала инсталляция Сергея Шабохина «St()re».

В тексте, сопровождающем инсталляцию «St()re», Мария Котлячкова указывает в качестве ее цели исследование «непасрэдных месцаў экспазіцыі на наяўнасць ў іх схаваных, забытых ці незаўважных гісторый», в котором художник Сергей Шабохин  противостоит акту активного забывания, характерному, по мнению Ф.Ницше, для современного общества. Работа Сергея напоминает могильную плиту, собранную из артефактов старой экспозиции музея Богдановича (автор – художник-оформитель Эдуард Агунович). Зритель различает в ней настоящее «кладбище фактов»: резные решетки с орнаментом, мраморные плиты несуществующего, но когда-то запланированного зала, а также покрытые грибком издания поэта. На одной из стен представлены фотографии ныне разрушенных залов музея с подробным описанием выставленных в них когда-то экспонатов, потолок же венчает неоновая надпись «store» (склад), со значительной долей иронии вынесенная в название проекта.

Избранная художником метафора отражает не только центральную проблему самого музея: разрушение существовавшей с 1991 года художественной экспозиции и трудности, связанные с созданием нового облика музея, но и ряд более серьезных вопросов, которые касаются состояния музеев в Беларуси. А именно их нежелание (неспособность?) меняться, создавать новую модель музея, который приглашал бы зрителя рефлексировать и самостоятельно делать выводы, а не предлагал бы им лежащий мертвым грузом «склад» фактов, изъеденных грибками времени и идеологии.

В дискуссии «Музей на постсоветском пространстве: время перемен?», состоявшейся 18 июня в арт-пространстве «ЦЭХ», одна из приглашенных гостей, Юлия Ваганова, арт-менджер, заместитель директора по выставочной работе и международной деятельности Национального художественного музея в Киеве, говорила о содержательном сдвиге в понимании музея, который мы можем наблюдать в странах бывшего СССР. Она отметила, что если ранее музей занимался обслуживанием Министерства культуры и транслировал исключительно его идеологию и культурную политику, то в сегодняшних реалиях его позиция в корне иная.

«Цяпер музеі імкнуцца заняць іншую пазіцыю: музей сёння ў першую чаргу працуе і абслугоўвае грамадства, адпаведна Міністэрства культуры павінна забяспечваць такія ўмовы, каб ён мог выконваць гэтую задачу. А не наадварот. […] Трэба шукаць падыходы, стратэгіі пазбягання крайнасцяў, ва ўсялякім выпадку для культурных адукацыйных інстытуцый, прапаноўваць публіцы самой рэфлексаваць і рабіць высновы» – считает заместитель директора киевского музея. Именно такой позиций, похоже, и руководствовались авторы выставки «Всё твёрдое растворяется в воздухе». 

Фрагмент инсталляции Антонины Слобочиковой «Герои всего лишь герои», представленной на выставке «Всё твёрдое растворяется в воздухе»

«Склад», в который превратился второй этаж музея беларусского поэта, наполняется новыми смыслами: советская картотека ключевых слов из произведений Максима Богдановича вырастает в фотографический проект Алексея Наумчика, а забеленный фрагмент старой кладки – в рамку для фотографии одного  из «героев» в серии Антонины Слободчиковой.

Проекты «разговаривают» друг с другом, объединенные не только изящными намеками, но и самой архитектурой пространств. Зрителя сталкивают лицом к лицу с множеством слоев и смыслов, среди которых далеко не только художественная интерпретация тем, присущих творчеству поэта, которые перечисляет в кураторском тексте Алексей Борисенок.

Выставка «Все твердое растворяется в воздухе» обнажает позитивную для культурной ситуации в Беларуси тенденцию: музеи начинают переосмыслять свои функции и уходят от прямого обслуживания сугубо идеологических задач. Сегодня они уже готовы впустить молодых художников в свои залы (пускай и ремонтируемые), и нам остается только надеяться, что их сотрудничество в будущем окрепнет, а не растает в воздухе. 

Фото: Ольга Бубич

Комментировать